N31 (185) 31 августа 2012    31.08.2012 | 02:26
Бездомные дети
Рубрика: судьба
Просмотров: 531
Версия для печати

Бездомные детиСамый центр города. До областной прокуратуры рукой подать. На улице имени Григорьева стоят элитные многоэтажки, паркуются дорогие автомобили. Тут же красуется недавно построенный особняк на несколько квартир. Мимо его забора должна идти домой Наталия Сус со своими тремя сыновьями. Она является «счастливой» обладательницей комнаты в доме №50 на улице Григорьева и как никто другой знает, насколько пусты слова чиновников о поддержке многодетных семей.

Для тех, кто успел привыкнуть к жизни в коттедже с личным пляжем, сауной и гаражом на три авто, мы расскажем об одном дне, проведенном в нечеловеческих условиях. Причем протекает эта жизнь не в далекой таежной деревне, а в Европейской части России, в самом сердце областного центра.

Дом на Григорьева, 50 признан аварийным еще в 1985 году. Весной этого года Наталии удалось заново получить акт межведомственной комиссии, потому что старый был утерян всеми инстанциями. ООО СКФ «Каркас» дало заключение, что проживание в комнате, принадлежащей Сус, опасно для жизни. Санэпидемстанция и пожарная инспекция также сочли строение не лучшим местом для обитания людей. Однако чиновников это мало волнует. Ничего не меняет и тот факт, что у Наталии трое детей - старшему Андрею девять лет, а младшим - близнецам Луке и Георгию - по пять.

В борьбе с бюрократической машиной Наталия заработала нервный срыв. Зимой 2012 года попала в отделение нейрохирургии - отказали ноги. Сейчас она постаралась взять себя в руки и продолжать борьбу за достойное жилье для своих детей.

У детей Наталии отца нет. Он лишен родительских прав. «Сейчас он общается со старшим сыном, - рассказывает многодетная мама. - Андрей как-то пришел с такой встречи и сказал: «Я теперь понимаю, почему мы с ним не живем». По образованию Сус врач-педиатр. Однако на нищенскую заработную плату медика вытянуть троих сыновей просто нереально, поэтому ей пришлось переквалифицироваться в косметолога. Сейчас Наталия работает в двух салонах красоты, без выходных. «И выходит, что детям мама не мама, - качает она головой. - А куда деваться?»

К 1 сентября выделяют, по многодетности, тысячу рублей, когда только учебники стоят 3,5 тысячи. А пособие на ребенка составляет 400 рублей в месяц. Даже на один поход в магазин для такой семьи этой суммы толком не хватает. Но главная проблема даже не в нехватке денег. Хуже всего то, что Наталия и трое ее мальчишек по сути бездомные. Ведь ни одна нормальная мать не согласиться, чтобы ее дети проживали в тех условия, о которых мы сейчас вам расскажем.

Проснувшись, вы первым делом радуетесь, что дом за ночь не обвалился и вы не погребены под его останками. «Он по весне сильно ползет, - говорит Наталия. - Однажды я проснулась от того, что стена сместилась, и кровать зажало между ней и печкой».

После пробуждения вам предстоит утренняя, так сказать, прогулка - до туалета идти нужно через весь двор, метров 15. Это еще хорошо, если вам ночью не «приспичило». По словам многодетной мамы, во дворе часто пьянствует молодежь: «Когда спокойно реагируют, а когда начинают в стены туалета бутылками кидать и кричать всякие непристойности». Зимой в отхожее место сложно попасть из-за снежных завалов (этому я стала свидетелем, когда приходила на Григорьева, 50 в марте текущего года), а летом - из-за сильного запаха. «Иногда от испарений аммиака даже глаза режет», - добавляет Наталия. Я улыбаюсь, принимая это за шутку, но хозяйка хмурится: «Ничего смешного, между прочим. Знаешь, как неприятно?»

Справившись наконец с естественной нуждой, вы переходите к водным процедурам. Ни о каком душе речь не идет. В углу, рядом с газовой плитой, вас ожидает страшный общий умывальник с одним лишь краном холодной воды. И к этому чуду жаждут прикоснуться жильцы трех квартир. Но самим умыванием дело не заканчивается. Нужно еще вынести ведро. Канализации в доме №50 по улице имени Григорьева нет. Поэтому все нечистоты собираются в ведра и выплескиваются куда попало. Кто-то льет в провал в земле, который образовался под провисшей аркой, кто-то таскает на импровизированную помойку. «Сколько раз я с этими ведрами тут падала, - Наталия показывает на покосившиеся ступени лестницы, во время спуска по которым получаешь порядочную долю адреналина. - Тут же зимой еще и лед намерзает». Кстати, эту шаткую конструкцию люди поддерживают, как могут, самодельными подпорками. Несущая колонна отклонилась от строгой вертикали градусов на тридцать и больше напоминает импровизированную пизанскую башню.

Чтобы помыться, нужно отправиться  в общественную баню. Семья Сус ездила в ту, что расположена на пересечении улиц Чернышевского и Большой Горной. Когда Наталия была там последний раз, вход стоил 200 рублей, по многодетности - 100 рублей. Пока доедешь до дома, уже опять весь в пыли. Каждый день туда не наездишься, хотя бы потому, что мытье в этом случае будет стоить минимум три тысячи рублей в месяц. Многодетная мама вспоминает, как стеснялась ходить в школу с засаленной головой.

Кухня, как и умывальник, находится в коридоре и принадлежит обитателям трех квартир. Крохотная, допотопная газовая плита не вызывает доверия - того и гляди взорвется, поэтому многие держат в комнатах электрические плиты, что значительно увеличивает счета за свет. В пользу электроплиток работает еще и тот факт, что потолок над коридорным пищеблоком опасно провис и потрескался. По мнению жильцов, обвалится либо осенью, в сезон дождей, либо весной, когда начнет сходить снег.

Когда обрушится арка, над которой расположена комната Наталии, не знает никто, но в том, что это произойдет, сомнений нет. Как уже говорилось, даже ООО СКФ «Каркас», ограничивающаяся обычно формулировкой «дом частично трудоспособен», признала жилье многодетной матери опасным для жизни. Все перечисленные факторы - небезопасность строения, отсутствие санузла, сомнительный контингент по соседству и так далее - буквально вынудили Сус принять решение снимать жилье. Сейчас она проживает в частном секторе и платит за это ежемесячно семь тысяч рублей. Причем даже готовность платить не всегда привлекает арендодателей. Многие, услышав о троих детях, отказываются от сотрудничества сразу же. Наталию с сыновьями несколько раз выгоняли из арендованных квартир, а идти-то некуда. «Я не поведу сюда пацанов, - решительно говорит она. - Я помню, как мне здесь тяжело было. Я все время была раздраженная, завидовала тем, у кого есть ванная и туалет, стеснялась позвать друзей в гости. Да и вообще просто страшно». Так и получается, что на детей выделяется в общей сложности 1,2 тысячи рублей в месяц, а только за квартиру надо платить 7 тысяч.

Ежегодно мы слышим от чиновников: введено столько-то тысяч квадратных метров жилья. Меня постоянно мучает вопрос, кому и в какое место вводится это жилье. Люди не могут получить то, что им положено по закону. Наталия имеет все права на достойное место обитания для себя и своих троих сыновей, ведь дом признан аварийным дважды - в 1985 году и в 2012-ом. «Понимаешь, что живешь в безразличном к тебе государстве, - сокрушается Сус. - И понимаешь, что никто не гарантирует тебе безопасность».

Пока она и ее дети скитаются по съемным домам, власть имущие рассказывают, как они помогают людям, сетуют на плохую демографию и хвалятся гранитными бордюрами.

P.S. Просим считать эту публикацию официальным обращением к главе муниципального образования «Город Саратов» Олегу Грищенко, главе администрации Саратова Алексею Прокопенко и к и.о. заместителя главы администрации Саратова по городскому хозяйству Дмитрию Федотову.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
31 августа 2012, 15:51

Поселить бы кого-то из руководителей в такие условия

ответить
на главную