N34 (188) 21 сентября 2012    21.09.2012 | 03:16
Наталия Шиндина: «…Надо создать моду на культуру»
Рубрика: свобода слова
Просмотров: 1014
Версия для печати

Наталия Шиндина: «…Надо создать моду на культуру»Поэт Наталия Шиндина известна далеко за пределами нашего города. Она обладательница множества премий и званий, среди которых Национальные литературные премии «Золотое перо Руси» и «Лучший автор нового тысячелетия». А почти два года назад Наталия открыла первое в Саратове литературно-музыкальное кафе «Арт-Налет», где за тарелочкой жаркого можно послушать стихи или музыку. Я решила поговорить с Наталией Шиндиной о том, как тяжело поэту быть коммерсантом, о творческих саратовцах и о культурной атмосфере города.

 

«...у меня было право распилить хотя бы одно пианино»

 

- Как появилась идея создать литературное кафе?

- Я лет пять мечтала открыть в Саратове арт-кафе в полном смысле этого слова. Чтобы здесь проходили литературные вечера и собиралась тяготеющая к культурной жизни часть города. Но это было скорее на уровне детской мечты. Конечно, создавать кафе с нуля нелегко. Не могу сказать, что у нас была очень длительная подготовка. Просто накопили небольшой стартовый капитал на аренду и ремонт помещения. А дальше, никуда от этого не денешься, пришлось брать кредиты. В нашей стране, если у тебя изначально нет запредельных денежных средств, ни один бизнес без кредита не запустить.

- По-моему, у нас вообще жизнь без кредита не обходится.

- Кажется, так и есть. Это стало общей тенденцией - жизнь в кредит, машины в кредит, телефоны в кредит... Может быть, так и надо. Я всю жизнь кредитов боялась, даже в долг старалась не брать. У нас в семье было принято обходится тем, что есть. Психологически мне было очень тяжело на это решиться. Но если я хочу, чтобы кафе продолжало жить, то без этого не обойтись. Нам скоро будет два года. Это для ресторанного бизнеса очень мало. Для того чтобы кафе встало на ноги и начало приносить доход, нужно минимум три года. По-моему, для любого бизнеса, если это не какой-то скорострельный бизнес, нужно не меньше, чем три года.

Но, несмотря на трудности, мне безумно нравится все, что здесь происходит. Получаешь ни с чем не сравнимое удовольствие, когда видишь, что людям нравится. Оказалось, что я люблю кормить людей. Безумно приятно, когда гости говорят, что у нас хорошая кухня. А за эти два года мы сменили достаточное количество поваров, прежде чем нам самим понравилось.

- У блюд, которые подают в вашем кафе, интересные литературные названия. Как пришла такая идея?

- Как-то сразу показалось, что все должно быть в единой стилистике. И все блюда у нас имеют названия литературных произведений. А у фирменных блюд названия литературных или музыкальных премий - «Нобелевка», «Грэммики». Как придумывалось? Просто смотришь, из чего блюдо приготовлено, и примерно прикидываешь. У меня филологическое образование, еще не выветрилась из памяти классическая литература, так что было не трудно.

- Тяжело филологу заниматься бизнесом? Особенно таким сложным, как ресторанный.

- Тяжело. Я не коммерческий человек, не умею считать деньги. Но приходится, никуда не денешься. Хотя я не одна этим занимаюсь. Правда, у моего компаньона, писателя-прозаика Вячеслава Репина, тоже нет специализированного экономического образования, но вот в таких вещах очень сильно помогает именно он. На нем все поставки, ведение учета, закупки. Мы здесь фактически живем. У меня здесь дом. Я прихожу сюда к 10, а ухожу как получится. Мы работаем, грубо говоря, до последнего клиента. Особенно с учетом того, что у нас за время существования появилось много постоянных посетителей, которые могут засидеться допоздна.

- Не страдает ли творчество от такой напряженной работы?

- Творчество страдает. Я даже не буду скрывать, за последнее время написала, ну, может быть, стихотворения три, не больше.

- Не хватает времени?

- Не хватает всего. Нет, вдохновение не пропало, потребность писать у меня есть всегда, она такая же насущная, как потребность дышать, есть, спать. Не хватает сил, нервов. Я сейчас здесь выкладываюсь целиком и полностью, эмоционально, физически. Но надо сказать, что я никогда не писала много. Не понимаю, как так можно - в день по стиху. Процесс творчества для меня достаточно трудоемкий. Я стараюсь требовательно подходить к себе. Могу забраковать стихотворение из-за того, что не получается подобрать прилагательного к существительному. Мне кажется, что все не так и все не то. Зайдешь иногда на Стихи.ру, смотришь какого-нибудь автора, а у него в возрасте 20 лет тысяча произведений. Как так, я не понимаю. Нет, конечно, открываешь и понимаешь, почему. Думаешь даже, я так тоже смогла бы, но не хочу.

- «Арт-Налет» работает уже почти два года. Какие вечера и проекты запомнились больше всего?

- Проектов интересных было очень много. Каждый проект как собственный ребенок. Как-то у нас с Вячеславом возникла идея подготовить проект «Арт-Налет» представляет: хиты русского рока». Но мы задумывали этот вечер для себя. Захотелось вспомнить студенчество, квартирники, когда студенты садились на кухне с гитарой, что-то начинали петь из классики отечественного рока. Ностальгия нахлынула. Что меня удивило, зал был набит битком. Народ остался здесь чуть ли не до 4 утра. Все приняли активное участие. Буквально на следующий же день начали звонить и спрашивать, когда будет следующий концерт. Мы очень удивились, потому что не планировали это изначально как проект на постоянной основе. И на следующий месяц провели такой же вечер с другими произведениями. Потом подготовили замечательный проект - песни из советских мультфильмов, но в обработке. Что-то было в джазовой обработке, что-то в стиле рэгги, что-то в роковой обработке. Добавили необычного шарма.

Мне очень нравился период, когда «Свободный театр» активно показывал у нас свои спектакли. Ребята креативные, не зашоренные. Они ставили как серьезные постановки, так и что-то ироническое. Если я начну сейчас перечислять музыкантов, которые выступали у нас, то обойтись без Василия Уриевского никак нельзя. Наверное, это лучший музыкант в нашем городе. По всем статьям: человек замечательный, талантливый, владеет инструментом и голосом, он интеллектуален, ироничен. Есть еще одна замечательная команда, которая будет выступать у нас 23 сентября. Это трио «Perfect Sound» - кларнет, скрипка и фортепьяно. Ребята с консерваторским образованием, при этом исполняют вещи собственного сочинения. Мне нравится в них сочетание классического образования с дерзостью. У нас здесь есть настоящее пианино Bechstein 1905 года. Ребята нам его сами настроили, играют на этом инструменте.

Никак нельзя обойти и Дмитрия Быкова, который у нас дважды выступал. Причем не в той роли, в какой мы привыкли его видеть на телевидении - не как ведущий или обозреватель. Он приезжал сюда со своими стихами. Человек неуемной энергии, потрясающе позитивный, очень активный и при этом талантливый. Его надо слушать.

У нас выступало достаточно большое количество иногородних ребят. Приезжают из Самары, Набережных Челнов, Питера, Москвы, Одессы. Так сразу все города и не вспомнишь. Все разные, все интересные по-своему.

- Я знаю, что вы устраивали вечера сетевой поэзии и прозы.

- Да, но они не очень хорошо пошли. У нас в Интернете огромное количество пишущих людей. По-настоящему талантливых среди них не так уж много, гораздо меньше, чем там публикуется. Мне присылали свои книги русскоязычные авторы отовсюду - из Америки, Израиля, Франции, я уж не говорю о ближнем зарубежье и о России. Хотелось поделиться с саратовцами, показать, что есть авторы, которые создают такие замечательные произведения, умеют так писать. Но Саратов - город не читателей, а писателей, у нас все люди творческие. Сами выступать приходят, а кого-то другого послушать - нет. Немного обидно и грустно.

- А книги, которые стоят у вас на полках, - это ваша личная библиотека или посетители тоже приносят что-то свое?

- Конечно, приносят. Свои оставляют и своих знакомых. Часть книг собрана моими силами. Причем это не классическая литература, а произведения наших современников. К сожалению, сейчас вся литература коммерческая, и поэтому издаваться современным талантливым авторам очень проблематично.

У нас есть и полочка с буккроссингом. Можно прийти, какую-то книгу взять почитать, а какую-то оставить. Я даже не слежу за этим процессом. Там все живет своей жизнью. Подойдешь раз в несколько дней, посмотришь, а там уже совсем другие книги.

- Книги проходят отбор?

- Вопрос достаточно щекотливый. С одной стороны, хотелось бы, чтобы там была только высокая поэзия. Но это мое субъективное мнение - что вот это достойно, а вот это нет. Ведь я же не Господь Бог, чтобы решать. А самое главное - люди приносят от чистого сердца, ну как книгу не поставить? Человек придет сюда в следующий раз еще и потому, что здесь есть его небольшая частичка. Так что это еще и маркетинговый ход (смеется). Конечно, я не поставлю книгу на полку, если она от первой до последней страницы будет построена на обсценной лексике.

- У вас уже сложился круг постоянных посетителей? Или иногда приходят случайные гости?

- Мы находимся в непроходном месте - специально не хотели размещаться где-то на проспекте, чтобы не было большого количества пьяного неадеквата. Иначе какое это будет литературно-музыкальное кафе. Но люди приходят. Потихонечку становится модным проводить у нас дни рождения и свадьбы, потому что очень нравится интерьер. Но всегда приходят люди, более-менее тяготеющие к какому-то творчеству, как минимум любящие поэзию и музыку. Хотелось бы, чтоб это направление развивалось. Понятно, что с точки зрения коммерции банкет выгоднее. Ты точно знаешь, что такого-то числа получишь определенную сумму денег. Что же касается вечеров, то это рулетка. Ты никогда не знаешь, будут люди есть и пить или нет. Мне кажется, люди просто не привыкли, что можно совмещать пищу духовную и пищу телесную. А мне хотелось все это совместить, чтобы человек мог насладиться хорошей кухней и хорошей литературой.

- Когда вы открывали кафе, интересовались похожими заведениями в других городах?

- Конечно, в других городах много подобных кафе. Что меня удивило, на Украине очень много арт-кафе. В Москве, в Питере много. Они все разные. Но в Москве проще, потому что там больше людей, причем с другим уровнем дохода. Поэтому когда я бывала в каких-то московских арт-кафе, я понимала, что у нас такое создать не получится, поскольку те, кому это интересно, не очень платежеспособны.

Что касается интерьера, мы не обращались к дизайнерам, все сделали сами. У нас здесь картины Александра Дроздина. Мне очень нравится этот фотохудожник. Я очень хотела, чтобы у меня висели именно его фотоработы. Мы распилили пианино и сделали из него барную стойку. У меня музыкальное образование, семь лет по классу фортепьяно и красный диплом за спиной. Считаю, что у меня было право распилить хотя бы одно пианино (смеется).

 

Наталия Шиндина: «…Надо создать моду на культуру»«Если бы не Интернет, я, аверное, никогда не состоялась как поэт»

 

- Вы пишете о городе?

- У меня в принципе очень мало лирики пейзажной, городской, любовной. Что касается поэзии, меня все больше куда-то в философию тянет. Но город у меня есть, хотя, может быть, не напрямую. Стихотворения «Пандорино горе», «Каждый третий Рим», «Мой город, мой ворог, мой нопэрапон» - так или иначе все это относится к Саратову. Это синтез моего внутреннего города и города, который меня окружает. Даже если я захочу написать стихотворение о каком-то отвлеченном городе, все равно там будет частичка Саратова, я никуда от этого не денусь, это уже на подсознательном уровне.

- Вы любите Саратов?

- Да.

- А что больше всего нравится в городе?

- Люди. Я понимаю, что в городе много каких-то своих недостатков, не очень хороший уровень жизни, проблематично найти работу, а хорошо оплачиваемую - тем более. Посмотришь на молодежь, она мечется, не знает, куда себя пристроить, особенно те, кому за 30. Но люди в Саратове действительно интересные, много по-настоящему талантливых.

У нас много в городе интересных мест. Тот же Парк Победы, но не центральная его часть, а какие-то закуточки, овражки. Я раньше очень часто туда ходила. Сидишь на крутом склоне, видишь Волгу, яхты... Архитектура у нас сохранилась интересная. Если идти и не под ноги смотреть, а немного повыше, можно столько разглядеть... Хороший город у нас. Запущенный немножко. Как ребенок с занятыми родителями. Внимания ему не хватает, мне кажется.

- Если бы вас попросили написать гимн Саратова, вы смогли бы это сделать?

- Наверное, нет. На заказ не получается. У меня была смешная история, кажется, в 2006 году. Мне позвонили и сказали: «Вас беспокоят из министерства культуры». Я, честно говоря, подумала, что шутит кто-то из моих знакомых, хотела ответить, как в анекдоте, но что-то меня остановило. Оказалось, что звонили действительно из министерства. Готовился очередной День славянской письменности и культуры, и к нам приезжала Римма Казакова. Наше министерство решило, что нужен саратовский ответ московской поэтессе. Они позвонили на ГТРК и спросили: «А что у нас вообще с культурой, у нас есть какие-то поэты?» Там ответили, что есть девочка, «Золотое перо Руси». И вот мне позвонили и предложили выступить на этом мероприятии. Я к ним пришла, принесла какие-то свои стихи, они посмотрели и говорят: «Ну это все, конечно, хорошо, а вы не могли бы написать именно про День славянской письменности?» Я отвечаю: «Да вы знаете, я на заказ не пишу». И даже пробовать не стала. В конечном итоге мне позвонил ведущий из филармонии с великолепным бархатным голосом и сказал: «Наташенька, прочитайте вот это и вот это». Так что у меня был опыт чтения стихов на Театральной площади, еще и сразу после Риммы Казаковой. Но в заказе я министерству культуры отказала. Не из идейных соображений, а просто потому, что не умею.

- А еще какой-нибудь опыт работы с министерством или с городской администрацией был?

- Нет.

- У нас получается так, что существует отдельно министерство культуры и отдельно сама культура.

- К сожалению, в этом есть доля правды. Хотелось бы, чтобы больше внимания уделялось талантливой молодежи. К нам приходит много талантливых ребят. Я смотрю на них, и сердце радуется, что они не в подъезде пиво пьют, а стихи пишут, и хорошие стихи. А деть им себя некуда. Да, они приходят сюда, но это настолько малая толика того, как они себя могут выразить. Ну, тридцать человек их послушает. Причем половина из них будут их же друзья. Хотелось бы, чтобы проводились конкурсы. Я сама давно хочу организовать поэтический конкурс, но мне финансовая ситуация сейчас не позволяет это сделать. А со спонсорством... Я не умею вынимать деньги из людей, даже если и не для себя. Хотелось бы, чтоб призом стало издание поэтического сборника победителей, пусть не сольного, а коллективного, но это очень затратно.

- Вы говорите, у нас много талантливой молодежи. Откуда она берется? Атмосфера города способствует появлению таких людей?

- Наверное, и атмосфера города в какой-то степени влияет. Но об этом сложно говорить, потому что появился Интернет. Он, как ни ужасно это звучит, стал отдушиной для творческих людей. Там можно разместить свое произведение, какой-то отклик на него получить. Там какая-то жизнь происходит. Может быть, и там появляются таланты. К нам приходят замечательные ребята, которые сами проводят для себя фестивали. Организуют их без средств, «на гольном энтузиазизме».

- Как вы думаете, перемещение литературы в Интернет - это плюс или минус? Мне кажется, раньше поэтам и писателям проще было опубликовать свое произведение. Сейчас бесплатно это можно сделать только в Интернете.

- У нас и сейчас есть «Волга - XXI век». Понятно, что это уже совсем не тот журнал, что был в советские времена. Тогда этот журнал имел общероссийское значение, был одним из ведущих литературных журналов. Он сейчас немножко другой. Тем более там постоянно менялось руководство, что тоже не приводит к добру.

Что же касается Интернета, то это и плохо и хорошо. Хорошо, что у любого человека есть возможность себя выразить. С другой стороны, это же и плохо, потому что очень много мусора. Даже не графомании, а вообще не литературы. И далеко не все умеют отличать качественную литературу от писанины. Здесь палка о двух концах. Собственно, мне-то что на Интернет грешить, если бы не Интернет, я, наверное, никогда не состоялась бы как поэт. Я сама там находила возможность самовыражения. Там я начала участвовать в литературных конкурсах и в конечном итоге потихонечку доросла до конкурсов национального уровня.

- Писателю и поэту надо на что-то жить. В Интернете денег не заработаешь.

- Давайте начнем с того, что на те деньги, которые будут платить в литературных журналах, они тоже жить не смогут. У нас сейчас получают деньги только коммерческие писатели - те, кто издаются большими тиражами, через крупные издательства. Но это, с моей точки зрения, литературой не является. Уже много лет все об этом говорят. Но ситуация не изменится до тех пор, пока люди читают все эти детективы, любовные романы и фэнтази низкого уровня. Их будут издавать и будут навязывать. И здесь, к сожалению, получается замкнутый круг. Чем больше читают, тем больше навязывают. Чем больше навязывают, тем больше читают. А настоящая литература, она не коммерческая. Вот сейчас издайте какого-нибудь хорошего саратовского поэта. Ну, ту же Светлану Кекову, десятитысячным тиражом. Он что, по стране разойдется? Вряд ли.

Наталия Шиндина: «…Надо создать моду на культуру»Но я думаю, что время в конце концов расставит все по своим местам. Интернет здесь как спасательный круг. Но при этом работают законы интернет-общения - чем больше общаешься ты, тем больше тебя читают. Как на любом форуме, вне зависимости от того, литературный он или политический. Если ты все время выпрыгиваешь со своими комментариями, тебя знают, с тобой общаются. Интернет - это слепок жизни. Кто в жизни выскочка, тот и в Интернете такой. Человек может быть полной бездарностью, но если он умеет себя позиционировать, его будут читать. То же самое и в Интернете. Это калька с нашей жизни.

- Как вы думаете, саратовские поэты отличаются чем-то от поэтов из других городов?

- Мне кажется, отличаются. По крайней мере тем, что они родные, свои, близкие. Да, у меня огромное количество знакомых авторов из других городов. Талантливые, создающие настоящую литературу. Но свой саратовский автор мне как-то ближе, потому что мы одним воздухом дышим.

- А в произведениях это как-то выражается? Когда мы беседовали с Наталией Кочелаевой, она говорила, что в произведениях саратовских авторов присутствует простор, там есть чем дышать.

- Она, наверное, в большей степени имела в виду авторов нашего поколения и постарше. Там - да. Молодежь сейчас другая. Они все-таки достаточно аутентичны, много смотрят внутрь себя. У них другие принципы построения текстов. Но все равно в них присутствует широта души, что ли. Саратовские люди в принципе достаточно открытые. Это связано не только с творчеством, но выражается и на бытовом уровне. Саратовцы добрые, гостеприимные.

- В провинции тяжелее писать, чем в столице? Все-таки там больше людей, больше издателей, больше творческих объединений и возможности общаться с другими авторами.

- Суть не меняется. Что в провинции тебя не будут издавать, потому что ты не коммерческий писатель, что в Москве тебя не будут издавать по той же причине. В Москве больше возможностей для создания каких-то объединений. Причем опять же эти объединения никак не финансируются государством. У нас в Саратове все поэты серьезно разобщены. Даже если и есть какие-то объединения, то они весьма условны. У нас поэты-одиночки, по большому счету каждый варится в собственном соку.

- А Союз писателей?

- Я не хотела бы говорить о нем плохо, но и хорошо сказать не могу. Там в основном сидят такие аксакалы, которых все устраивает на текущий момент. Да, Николай Байбуза ведет студию, занимается с молодежью, проводит вечера, рассказывает, как лучше писать. Но это настолько мало! Мне кажется, что там нужна свежая кровь, какие-то свежие вливания и влияния. Но думаю, этого никогда не произойдет, потому что им хорошо на своем месте, их все устраивает. И потом, ну вот есть у нас Союз писателей, а где он? В чем проявляется? Вот подойди на улице к человеку, спроси, знает ли он о Союзе писателей и его деятельности? Да я-то не знаю ничего...

 

«Мне политикане интересна» 

 

- Может, сложный вопрос. Но есть ли какое-то первое детское воспоминание о Саратове?

- Не знаю даже, что вспомнить... На меня совершенно неизгладимое впечатление произвел вид затонувшего дебаркадера на набережной, который раньше был какой-то школой. Но я уже была взрослая. Не могу сказать, что это было негативное впечатление, просто очень сильное. Вид полузатонувшей, развороченной глыбины. Я частенько туда ходила, смотрела на него. Проходила по мосткам поближе. Зрелище жутковатое, но почему-то оно меня в творческом плане возбуждало. Была какая-то романтика. Что-то заброшенное, полупиратское.

- Со временем меняется впечатление от города?

- Во-первых, город со временем становится меньше. Это я проследила очень четко. За какой-то период времени я проходила расстояние, и оно мне казалось очень большим. А потом вдруг в один момент город стал компактный. Но опять же, все зависит от жизненного периода. В какой-то момент я начала ходить с поднятой головой и увидела, что Саратов еще и красивый. Увидела, что в Саратове есть архитектурные изыски. Естественно, он для меня сразу поменялся. Потом в студенчестве начались поездки в Смирновское, Октябрьское ущелья, на Кумыску. Тоже поменялось впечатление. Потом был период, когда я специально смотрела на старые, полуразвалившиеся дома. Обветшалый Саратов, Саратов-дедушка. Совершенно другой город. А что касается какой-то общественной или политической жизни, то я от нее дальше, чем декабристы от народа. Мне политика не интересна.

- Вы сказали «Саратов-дедушка». А сейчас какой он для вас? Саратов - мужчина в расцвете сил? Саратов-подросток?

- Мы, наверное, сейчас с ним ровесники. Одним и тем же заняты, пытаемся внести свою лепту в развитие культурной жизни. По крайней мере, мне хочется надеяться, что это так. Наверное, ему сейчас где-то 36. Он стал немножко деловой, но в целом все с той же привязанностью к творчеству и культуре.

- Как вы думаете, можно назвать наш город культурной столицей?

- Конечно, можно. Было три составляющих - купеческий город, разбойничий город и город культурный, как это ни парадоксально. Да, Саратов считается провинцией, но много ли в провинции университетов? А университетов саратовского уровня тем более. А музеи? В провинциальном городе такое количество музеев, с такими коллекциями! Все это неслучайно. Наверное, это тоже зависит от людей, значит, была у них потребность в том, чтобы все это появилось. А сколько талантов? Хочется, чтобы побольше внимания уделялось этим талантливым людям именно со стороны административных структур. А с другой стороны, как можно требовать поддержки для молодежных групп и заведений, в которых проходят творческие вечера, когда у нас детдома, дома престарелых, хромает образование, и везде нужны деньги?

Нужно все делать для того, чтобы Саратов оставался культурной столицей. Я всегда говорю, что надо создать моду на культуру, как бы абсурдно это ни звучало. Культура должна быть модной.

- Как это сделать?

- Если бы я знала! Но по мере своих сил пытаюсь уж если не развивать, то хотя бы поддерживать это дело на территории своего кафе. Но здесь должно быть очень сильное влияние в том числе и четвертой власти, и, конечно, нужна очень серьезная поддержка со стороны правительства, чего пока нет. Много других проблем, требующих немедленного решения. Будем надеяться, что и до нас дело когда-нибудь дойдет. Главное, чтоб поздно не было.

 

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (6)
21 сентября 2012, 09:44

«Если бы не Интернет, я, аверное, никогда не состоялась как поэт» - как журналист, состоялись?

ответить
21 сентября 2012, 09:51

«Если бы не Интернет, я, аверное, никогда не состоялась как поэт» - как журналист, состоялись?

ответить
21 сентября 2012, 09:52

«Если бы не Интернет, я, аверное, никогда не состоялась как поэт» - как журналист, состоялись?

ответить
23 сентября 2012, 19:28
Спасибо, Наташа, за то, что Вы есть
ответить
26 сентября 2012, 18:29
Что-то я не понял первых трех комментариев? Причем тут автор?
ответить
28 ноября 2015, 20:02
Скажите, где Наталия? После 2013 года больше нет её стихов.

Мой адрес sonkinm@yahoo.com
ответить
на главную