N39 (193) 26 октября 2012    26.10.2012 | 02:01
Олег ЗЯБКИН: «Асфальт на улице - это уже политический вопрос»
Рубрика: свобода слова
Просмотров: 849
Версия для печати

Олег ЗЯБКИН: «Асфальт на улице - это уже политический вопрос»С художником граффити, владельцем граффити-магазина и активным пропагандистом граффити-культуры в Саратове Олегом Зябкиным мы встретились в одном из саратовских дворов в самом центре города. Оказывается, на пересечении улиц Вольской и Советской существует закоулок, ставший практически культовым местом для представителей этого молодежного движения. Несколько лет назад художники граффити расписали здесь все стены, заборы и ограждения. В таких декорациях мы и побеседовали с Олегом о развитии граффити-культуры в Саратове и попытались вместе с ним разобраться, что же это такое - обычное мелкое хулиганство или настоящее современное искусство

 

«если вы готовы дать нам волю...»

 

- Рисунки на стенах в нашем городе можно встретить практически повсюду, и не всегда они радуют глаз. Вы разделяете места, где можно и где нельзя рисовать? Существует ли этический кодекс у художников граффити?

- В мире граффити соблюдаются те же принципы, что и в жизни. Во-первых, нельзя рисовать на памятниках. На любых - будь то памятник архитектуры или памятник какому-то деятелю. Это позиция человека, а не только художника. Что касается работ художников, то, как правило, почти все они через некоторое время перекрашиваются другими художниками - это нормальная жизнь граффити-рисунка. Конечно, не на следующий день, тем более что в нашем городе не такая большая активность, как в крупных городах-миллионниках. Но перекрашивать хорошие, качественные работы - не в правилах. Они могут 10 лет находится на стене как некий эталон. Естественно, бывают разные прецеденты, портят и хорошие работы.

- Кто-то несет за это наказание?

- В мире граффити есть круг художников, которые знают друг друга, а есть художники вне официальной тусовки и начинающие художники. И если человек, испортивший твою работу, не публичный, постоянно не рисует, то ты никогда не узнаешь, кто он. Бывает, что художники используют чужие имена, перекрашивая другие работы, или просто подписывают свои работы чужим ником, но это нетактично, потому что в этом случае они используют абсолютно чужой имидж. Это, видимо, для них какая-то энергетическая подпитка. Такие вещи ни в коем случае не приветствуются.

Очень неприятно, когда портят композиции - они называются «продакшены», над которыми работают не один день целые команды художников. Даже небольшая чужая подпись может нанести серьезный вред общему виду.

- Вообще, это обычная практика, когда сразу несколько человек работают над рисунком?

- Такая практика в граффити-культуре не то что обычная - она обязательная. Вместе работать всегда сложнее: нужно скомпоновать элементы, нужно подобрать цвета, обсудить, кто будет заниматься фоном, а кто - деталями. Некоторые художники собираются, закрашивают однотонный фон и просто размещают на нем, кто что умеет. Но в этом случае они не претендуют на что-то высокохудожественное. Честно говоря, в Саратове мало хороших продакшнов. Но они есть. Например, в районе табачной фабрики на высоте двух этажей. Ребята сами проявили инициативу, договорились с ТСЖ, взяли в аренду за свой счет леса, лестницы и 4-5 дней рисовали.

- Принято обсуждать с владельцами дома, что вы собираетесь на нем рисовать?

- Куратор дома должен просто дать разрешение, чтобы не было прецедентов с жителями и полицией. Ведь каждый реагирует на граффити, особенно на шрифты, по-разному. Некоторые говорят: непонятно, но здорово и красиво. А некоторые: что такое - непонятно, зову полицию. Поэтому нужно договориться с владельцами стены заранее, тем более если работа занимает несколько дней.

- Были случаи, когда вас просили сначала принести эскизы, прежде чем разрешить рисовать?

- Практически всегда владельцы стен спрашивают, что мы собираемся рисовать. Ребята показывают: мы можем вот таких персонажей, такие шрифты, такой фон и так далее. А владелец говорит: мне не нравится, рисуйте лес. Да можем мы лес! Очень красивый, даже фотореалистичный лес. Но мы хотели выпустить свою энергию так, как она должна выглядеть в нашем понимании здесь и сейчас. Мы готовы нарисовать и лес, но если вы загоняете художников в рамки, это потребует затрат с вашей стороны. А вот если вы готовы дать нам волю, мы принесем и фасадную краску, и аэрозольную, и лестницы, сделаем все сами.

- У вас бывали конфликты с противниками граффити? Жители устраивали за вами погони? Или полиция?

- У всех в разное время случались прецеденты с жителями или сотрудниками полиции.У меня был небольшой прецедент в самом начале моего увлечения граффити, в 1999 году. В центре города была стена, испачканная, заклеенная объявлениями, и были два баллончика краски - черной и белой, другой тогда в принципе было и не найти, ну может, красную и синюю еще. Сделали небольшой рисунок, нас поймали за руку и отвели в милицию. Но все обошлось без последствий.

Вообще же рисование в общественных местах - либо статья «хулиганство», либо «вандализм», в зависимости от того, такой объем ты испортил, что разукрасил. Я думаю, мелкая подпись на заборе - это хулиганство, а на памятнике - это безусловно вандальные действия. Я видел подписи на цоколе театра оперы и балета, скорее всего, их уже закрасили. Я считаю это ненормальным поведением для художника. Так поступают либо совсем юные, не понимающие ребята, либо хулиганы. С такими явлениями нужно бороться. Серьезно.

Хотя... На улице Астраханской, во дворе бывшей обувной фабрики находится памятник Ленину, который постоянно перекрашивают в разные цвета. Конечно, по согласованию с руководством этой территории. Людям это интересно, необычно. Художник не пытается ущемить чьи-то чувства, кого-то оскорбить. И здесь речь не идет о конкретном политическом деятеле, в данном случае это арт-объект. Его раскрашивают, так он стоит месяц-два, потом его снова красят серебрянкой. Немножко встряхнули зрителя. Здорово. Многим это нравится.

- Любая надпись - это граффити? Где граница между «Катя, я тебя люблю» и качественным рисунком?

- Нет, надпись «Катя, я тебя люблю» - это не граффити. Мы спрашивали ребят в нашей граффити-школе, чем отличается стрит-арт от граффити, и некоторые нашли ответ очень быстро. Например, идет человек по улице и видит трафарет на стене. Это не граффити. Это изображение, нанесенное через трафарет. И это стрит-арт - уличное искусство, отдельное направление, куда относятся стикеры, плакаты, трафареты в городском пространстве. Оно отличается от граффити. Граффити в классическом понимании - это рисование шрифтов аэрозольной краской. А надпись, выполненная в формате лозунга, - это просто надпись, независимо от того, чем она выполнена, кистью или аэрозольной краской.

- Для художника граффити имеет значение пространство, в котором расположен рисунок? Или все равно, где рисовать - на красном кирпиче или штукатурке, во дворе или на улице?

- Художник всегда, прежде чем рисовать, выбирает место, решает, какой цвет подобрать, сделать простую или сложную заливку. Если работа остается на большом красивом фасаде пятном посредине - это нехорошо. Лучше найти какой-то закуток и разместить рисунок там. Может быть, работа не будет видна всем, но она будет гармонично на этом месте смотреться. Лучше пожертвовать обзорностью ради гармонии.

 

Олег ЗЯБКИН: «Асфальт на улице - это уже политический вопрос»«Тут как с зарубежной музыкой - не понимаю слов, но нравится»

 

- Сколько в Саратове профессиональных художников граффити, по крайне мере, известных вам?

- Регулярно активность проявляют, на мой взгляд, порядка 20 человек. Если судить по тем подписям, которые я вижу в городском пространстве. Есть люди, которые рисуют раз в месяц, но их я не беру в расчет, хотя они добавляют массы. Вообще, стены заполняются годами, и нельзя, например, по этому двору судить, что сейчас происходит в городе. Если говорить о художниках, которые могут профессионально работать в различных техниках, в том числе на холстах, их, наверное, человек 10. Такие художники все меньше и меньше рисуют в городе, чаще занимаются чем-то легальным: студийной работой с холстом, с планшетом, разрабатывают инсталляции, участвуют в выставках. Очень многого на самом деле не видно. Кто-то рисует у себя на даче, кто-то - в неизвестных двориках, куда ты никогда в жизни не попадешь. Когда все расплывается по городу, не всегда можно отследить - это уже что-то стихийное. Что, кстати, говорит, о правильном развитии граффити-культуры.

- Когда началось движение граффити в Саратове?

- Первые работы в городе появились еще в конце 90-х. Эта волна пришла из Америки, Европы, захлестнула Москву, Питер, потом дошла до нас. Широкие штаны, рэп, журналы «Птюч», «ОМ», которые читали и передавали друг другу... В 2000 году состоялся большой фестиваль на набережной, потом еще один в 2003 году. Первая половина десятилетия была волнообразной: проводили какой-то фестиваль, люди активизировались, а затем года на полтора-два все стихало. И вдруг раз - появляется работа где-то в закоулке. И все начинают тараторить про нее: а ты видел, что появилось в Заводском районе, в таком-то дворе? Созванивались, передавали друг другу фотографии. В 2006 году я начал целенаправленно заниматься продвижением и развитием граффити в Саратове. Открыл граффити-магазин, появилась профессиональная краска, журналы, тогда и Интернет стал доступен в нормальном виде, стало проще общаться и обмениваться опытом. В 2007 году мы провели первые выставки граффити-художников Саратова, в 2008-м - еще две, потом шло по нарастающей: регулярно проводили фестивали, появились новые художники, которых мы даже не знали, что было удивительно, так как немногим ранее круг художников был очень ограничен.

- Лично ваше увлечение с чего началось?

- Я рисовал практически всегда, с детства. Я не учился в художественной школе, не ходил ни на какие курсы, мне просто нравилось это занятие. А когда волна современной молодежной культуры докатилась до нас, мы с друзьями начали постепенно перенимать какие-то элементы этой культуры, пытались рисовать шрифты. Не просто пейзаж, дома или город, а что-то нестандартное для нас. Большим толчком послужила для меня поездка в Европу. В 1998 году мы с родителями путешествовали на микроавтобусе, были в очень многих европейских странах. После возвращения у меня был бешеный подъем, я не знал куда деться, где взять краску, где вообще найти хоть что-нибудь, связанное с граффити.

- А что больше всего потрясло в Европе?

- Свободное искусство, которое везде! Ты едешь по автобану, заходишь в какой-то закоулок в Стокгольме, идешь по побережью и везде встречаешь граффити в абсолютно разном виде. Все это видишь не в журнале, не в телевизоре, не на обложке кассеты, а вот оно здесь! Конечно, это завораживает. Но все зависит от характера - некоторые пройдут мимо и не заметят. Каждому свое. Меня это невероятно впечатлило.

- Что для вас граффити сейчас? Работа, искусство, хобби?

- Это образ жизни, чему я очень рад. Это и работа, и отдых в определенной степени. Взять, к примеру, организацию выставок. Это непросто, подготовка требует усилий. Ну а в итоге смакуешь результат - это отдых.

- Граффити - это определенная молодежная субкультура. А какие ценности она несет? Чему учит?

- В первую очередь, она учит нестандартно мыслить, нестандартно подходить к решению каких-то вопросов. Это более свободное мышление, более универсальное. Это умение себя применить в разных сферах. Естественно, есть и моральные принципы, свои ценности и правила. Если ты их соблюдаешь, то ты человек, которого будут уважать. Если ты рисуешь качественно и там, где это уместно, если помогаешь расти другим, то тебя будут знать и уважать. Есть, конечно, и отрицательные моменты. Многие воспринимают граффити как возможность рисовать нелегально, наносить максимальный ущерб. Опять же, так сложилось исторически, рисование в запрещенных местах - это имеет место быть.

- На ваш взгляд, есть ли в Саратове стены, которые просто просят аэрозольной краски?

- Конечно! Таких мест много. Когда едешь на машине или идешь по городу, замечаешь какие-то арки, заборы строек пятилетних, где можно было бы разместить рисунок. Применить навыки и умения художника можно в очень многих местах нашего города. Просто некоторые совсем уходят от легального рисования в подполье, а тем, кто занимается официально, приходится идти и спрашивать: а можно? Нет, нельзя? Ну ладно, пойдем искать дальше.

- Часто получаете отказ?

- По большей части - да. Многие люди привыкли, что стена, например, серая, цоколь - коричневый, и этого достаточно. А некоторые идут с радостью навстречу. Есть люди 40, 50, 60 лет, которые видят нечитабельный граффити-шрифт и говорят: здорово, выглядит прекрасно! Тут как с зарубежной музыкой - не понимаю слов, но нравится.

 

«Можно притащить туда разрисованные бочки, поставить распиленную пополам машину»

 

- Как вы думаете, художнику граффити необходимо художественное образование?

- Художественное образование нужно для рисования реалистичных работ - пейзажа, портретов, а если это шрифты, иллюстрации, то если много над собой самостоятельно работать, можно достичь очень хороших результатов. Если у тебя есть художественное образование - это большое подспорье. У нас много ребят, которые учатся в техническом университете на отделениях архитектуры и дизайна, многие из них начинали с художественной школы, кто-то просто на улице первый раз попробовал рисовать, но есть и те, кто уже имеет профессиональное художественное образование.

- Может быть, пора открывать специальное отделение в художественном училище?

- Скорее, там должны давать некий экскурс в граффити-культуру, а ребята для себя решат, нужно им это или нет. Достаточно нескольких занятий. Ведь аэрозольной краской очень многое можно сделать, причем без предварительной подготовки, без перемешивания краски в ведре, без кисти, валика. Это универсальное средство. Можно показать ребятам, как использовать эту краску, какие существуют техники, тем более сейчас современное искусство в мире активно развивается, и художники рисуют нестандартно. Стилистика граффити во многом может помочь в развитии собственных идей. Конечно, нужно внедрять. Понемногу, но нужно. Вот поэтому мы и начали заниматься граффити-школой. В школу приходит очень много ребят от 11 до 16 лет, и у них множество вопросов. Мы обучаем их всем основным моментам, а дальше они должны сами над собой работать.

Вообще, не каждый художник, умеющий рисовать на холсте, сможет сразу рисовать на стене. Живопись на стенах не всем подвластна (улыбается).

- Знание классических художников важно для художника граффити?

- Конечно. Если ты изучаешь историю искусства, то невольно будешь использовать знания в своих работах. Это значит, что работа будет более качественной, потому что классические художники - законодатели. Иногда при художественном оформлении фасада или интерьера мы что-то заимствуем у известных художников - цветовую гамму, композицию. Но переносим это в своей интерпретации. Ведь иначе мы не сможем говорить о современном искусстве.

- Значит, все-таки черпаете вдохновение у классиков. Работы какого художника нравятся вам больше всего?

- Честно говоря, мне нравится творчество Айвазовского. Но повторюсь, нельзя зацикливаться на чем-то одном, постоянно перемалывать это. Нужно стараться взять отовсюду побольше. Мне может какой-то персонаж понравиться у одного художника, цвета - у другого. Неосознанно какие-то элементы я могу использовать и в своих работах.

- А художники, которые занимаются традиционной живописью, проявляют к вам интерес?

- Да, выпускники Боголюбовского училища, преподаватели политеха приходят к нам и смотрят, что можно взять из современных материалов для своей работы, что-то заимствуют. Почему бы не взять аэрозольную краску и не загрунтовать частично холст? А дальше работать акриловыми красками, кистью и прочим. Мы сотрудничаем с домом-музеем Павла Кузнецова, Радищевским музеем, проводим арт-фестиваль «Завод» и другие мероприятия. Естественно, во все эти места приходят люди, которым интересно современное искусство. Но важно, что показывать. Иногда у художника «замыливается» глаз, и он перерабатывает одно и то же, как станок. Очень не хватает смелых экспериментов.

- Как вы думаете, нужен ли в Саратове музей граффити? Вы бы хотели создать такой?

- Это должна быть галерея современного искусства, которая постоянно обновляется. Можно притащить туда разрисованные бочки, поставить распиленную пополам машину. Это будет интересно. Одновременно можно рисовать на холстах, делать фотовыставки. Но если мы говорим о классическом граффити, то такой музей быстро себя изживет.

- Вы бы взялись за создание такой галереи?

- Естественно. Меня волнует возможное место размещения. Мне не очень интересно организовывать выставки там, где я уже был. Нужны новые территории. Хотелось бы, чтоб появилось выставочное пространство, которое мы сами могли бы трансформировать. Зал, который мы можем перекрасить, построить в нем новые конструкции. Помещение должно быть универсальным. Условно говоря, чтоб мы могли загнать туда самолет, а через какое-то время убрать его и повесить холсты. Такая площадка сразу спровоцировала бы новый виток развития современного искусства в Саратове. Те выставочные площадки, которые функционируют в городе, выжимают все из того, что есть. Вот есть у нас в городе столько-то фотографов и художников, давайте мы будем из них вытягивать и вытягивать, размещать все там же и там же. При том, что многие художники зациклены на своей стилистике. А новая площадка будет обязывать готовить новые неожиданные проекты.

Когда мы проводили большую выставку в кофейне «Кофе и шоколад», мы нарисовали шрифты на огромных панелях, а после распилили их, и каждый такой кусочек повесили отдельно. Хотя почему бы не повесить просто планшет с нарисованным шрифтом? А это уже неинтересно. Каждый раз приходится подстраиваться под пространство, думать о чем-то новом. Кто-то рисует только на стенах, но в какой-то момент начинает заниматься еще и шелкографией. Почему? Ищет новые пути реализации своих идей.

 

«Как правило, власти ориентированы на поддержку своих проектов»

 

- У вас есть опыт работы с администрацией города - весной чиновники разрешили вам провести мастер-класс на набережной. Скоро набережную обещают отремонтировать. Не знаете, что станет с вашими работами?

- Набережная возле ротонды изначально была в удручающем состоянии. Асфальт провалился, штукатурка облетела. Кроме рыбаков и одиноких гуляющих, там никого не встретить. Логично, что никому не нужное место привлекает внимание художников, и постепенно оно заполняется работами - неважно, какого качества. Каждый работает для себя.

После мастер-класса на набережной остались достаточно неплохие работы. Есть работы начинающих, есть работы более опытных саратовских художников и гостя из Франции. Я считаю нормальным, если их уберут и отремонтируют стены, потому что если там будут чистые, аккуратные поверхности, есть вероятность, что художников смогут привлечь к каким-то оформительским работам. Почему бы не нарисовать там панорамные виды старого Саратова? Или сделать площадку, на которой будут тренироваться молодые художники? Человек сможет прийти и спокойно работать, никого не боясь. Я думаю, это место может дать нам дальнейшие перспективы. С учетом того, что мы оформляли новую часть набережной, и администрация видела, на что мы способны и что это достаточно необычно.

- Власти часто предлагают вам разрисовать какую-нибудь поверхность? Или поучаствовать в каком-то проекте?

- Иногда администрация учреждает молодежные фестивали, и мы, конечно, участвуем в них. Естественно, у нас много инициатив, но, как правило, власти ориентированы на поддержку своих проектов. Но мы участвуем во всех акциях, будь то художественное оформление забора, детской площадки, какой-то конкурс среди начинающих художников граффити.
А вообще динамика положительная есть. По крайней мере, если брать весь период, который я помню, начиная с конца 90-х. Все зависит от людей. И мы делаем все, что в наших силах.

- Нужна ли политика сверху?

- По большей части сейчас мы организовываемся сами. Но если власти проявляют инициативу, идут навстречу, то это ускоряет развитие граффити-движения, современного искусства в Саратове.

- Художники, которые занимаются граффити, затрагивают в своих работах социально значимые темы?

- Конечно. Но это единичные случаи. Некоторые пытаются себя таким образом пропиарить, а некоторые, наоборот, не афишируют своего имени.

- А что это за работы? Политические лозунги?

- Сделать надпись на самом деле может любой. Баллончиком, кистью, фломастером - неважно. А плакат, рисунок или инсталляция - это уже сложней. Нужно прорабатывать идею, чтобы человек не просто мельком обратил внимание, проходя мимо, а чтобы увидел, подумал, запомнил, может быть, рассказал кому-то еще. Но в Саратове такие случаи единичны. В крупных городах - Москве, Санкт-Петербурге или Екатеринбурге - это более распространенное явление.

- Вы интересуетесь политикой? Она вас вдохновляет на творчество?

- Я слежу за тем, что происходит в стране. Читаю новости. Но мне интересней работать в творческой среде. Продвигать художников, помогать им самореализоваться, нежели пытаться решать вопрос с асфальтом на какой-то улице. Потому что, честно говоря, асфальт на улице - это уже политический вопрос. Думаю, многие согласятся. Я больше интересуюсь культурной политикой, развитием искусства.

- Что бы вы нарисовали на стене областного правительства?

- Что-то монументальное… Учитывая, что правительство - официальный орган, мы не можем рисовать иллюстрации на отвлеченные темы. Это должен быть социально направленный рисунок, но не отражающий проблемы. Нужно учесть все положительное, что сейчас существует. Да, есть много отрицательного во все времена. Но есть и много положительного. Это все нужно структурировать, выбрать и отразить. Например, взять все ключевые события за последние десять лет, подготовить композицию и перенести на эту стену. Проходит еще десять лет, мы перекрашиваем, делаем новый рисунок. Абсолютно необязательно, чтобы на рисунке были отражены политические события и политические деятели. Это могут быть и деятель культуры, и простой доктор, и инженер. Нужно просто понять основные моменты и интерпретировать их по-своему. Вот и все.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
31 октября 2012, 16:35

Наша власть молодежи, которая вне формата, помогать никогда не будет. У нас приветствуется выгул поросят и тому подобное...

ответить
на главную