N42 (196) 16 ноября 2012    16.11.2012 | 08:50
Спасайся кто может
Рубрика: сидите тихо
Просмотров: 2141
Версия для печати

Спасайся кто можетМаленькая бетонная будка посреди двора никогда бы не вызвала у меня интереса, если бы этот двор не был захламлен как какой-нибудь полигон для твердых бытовых отходов. Впрочем, для этого конкретного двора в Ленинском районе такая картина уже давно стала привычной. Мусор, судя по всему, вывозят раз в месяц. Вот и получается, что территория возле баков постепенно покрывается ровным слоем мусорных мешков, бутылок, грязных пакетов и прочего хлама.

И среди всего этого великолепия возвышается маленькая таинственная будка серого цвета...

Понять, для чего служит это сооружение, удалось далеко не сразу. Поначалу я предположила, что это вход в погреба, где добропорядочные граждане хранят картошку, соленые огурцы и несколько старых телогреек, которые по-хорошему надо бы выкинуть, но рука не поднимается. Такие погреба есть практически под каждым домом. Некоторые регулярно затапливаются, и люди, тихо ругаясь, вытаскивают весь свой скарб на свет божий. Но есть и вполне функционирующие. Это предположение было опровергнуто практически сразу - вход в серую будку забран ржавой решеткой. За решеткой можно было разглядеть лестницу, ведущую вниз, и потрепанную дверь. Весь ее вид говорил о том, что последний раз эту дверь открывали несколько лет назад.

Разгадать тайну помогли местные жители.

- Это бомбоубежище, - делится информацией знакомый молодой человек. - В 90-е мы с пацанами туда лазали. А потом там некоторое время был какой-то склад.

- И как оно выглядит изнутри? - интересуюсь я.

- Да никак, - пожимает плечами знакомый. - Серые коридоры, серые комнаты. Больше там ничего не было.

И вот тогда мне стало интересно - а есть ли в Саратове действующие защитные сооружения? Бомбоубежища и противорадиационные укрытия или что-то вроде этого? Куда нам всем бежать, если вдруг случится беда?

Закрытая информация

О том, какие защитные сооружения существуют на территории нашего региона, мне поведало Главное управление МЧС по Саратовской области. Сказать, что их ответ был очень информативным и откровенным, нельзя. Ну а как иначе. Ведь оказывается, «согласно приказа МЧС Российской Федерации от 28.12.07г. 13с «Об утверждении Перечня сведений, подлежащих засекречиванию по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий» п. 44, сведения раскрывающие нормы, правила и другие нормативные Положения по инженерно-техническим мероприятиям характеризующим убежища, противорадиационные укрытия, являются закрытыми». В общем-то я не против. Враг ни в коем случае не должен узнать о бомбоубежищах с их запасами питьевой воды и сухпайков, телефонами и радиопередатчиками, воздухоочистными сооружениями и ящиками с противогазами. О затопленных убежищах и укрытиях, переоборудованных под склад, врагу тоже знать не следует.

 Однако есть информация, которая не является секретной. Ею и поделились со мной сотрудники саратовского управления МЧС.  Итак, защитные сооружения гражданской обороны делятся на убежища и противорадиационные укрытия (ПРУ). Однако в «руководящих документах и технической документации термин противорадиационные бомбоубежища, бомбоубежища не применяется». Все эти защитные сооружения находятся в федеральной, областной, муниципальной или частной собственности.

Спасайся кто можетСтроились они по всей стране еще до Великой Отечественной войны. Делились на несколько типов - убежища, рассчитанные на прямое попадание бомбы, и убежища, способные защитить только от ударной волны близкого взрыва, падения обломков домов и попадания ядовитых газов и дыма. Убежищ второго типа было гораздо больше. Они находились прямо под домами или в непосредственной близости. И, как показал опыт, такой расчет оказался верен. Малопрочные, но зато многочисленные бомбоубежища для населения почти в каждом дворе спасли много жизней. Так, «в Ленинграде при крайне интенсивных бомбардировках и артобстрелах случаи прямого попадания фугасных авиабомб в здание с подвальным бомбоубежищем были редки, из них только около 20% закончились тяжёлыми повреждениями убежищ, примерно в 45% случаев были местные повреждения, остальные эпизоды ограничились обрушением наземной части дома», - сообщает Википедия. В ГУ МЧС по Саратовской области в свою очередь рассказали, что активное строительство защитных сооружений на территории нашего региона велось с конца 60-х до середины 80-х годов прошлого века, сейчас строительство укрытий и убежищ не ведется, «в основном, в связи с отсутствием необходимости».

Однако гораздо интересней, в каком состоянии, по мнению сотрудников МЧС, находятся защитные сооружения Саратова и области. Для поддержания укрытий в режиме «боевой» готовности Главное управление спланировало несколько мероприятий. Например, ежегодно проводится смотр-конкурс на лучшее содержание и использования ЗС ГО. В конкурсе принимают участие различные предприятия и организации, у которых еще с советских времен сохранились убежища для сотрудников. Кстати, как сообщает МЧС, «по сравнению с другими регионами РФ показатель готовности ЗС ГО в Саратовской области очень высокий. Обеспеченность наибольшей работающей смены предприятий, организаций и учреждений убежищами составляет 99%». Ну а еще проводятся специальные ПДС, на которых заслушиваются руководители предприятий и организаций. Они докладывают о готовности вверенных им убежищ к приему граждан. ГУ МЧС по Саратовской области отмечает, что по состоянию на 1 ноября 2012 года выступили уже 18 руководителей предприятий и организаций, имеющих на балансе ЗС ГО. На содержание своих убежищ предприятия тратят немалые средства. Так,«за три квартала 2012 года общая сумма затрат на проведение различных видов ремонта в ЗС ГО и приведение их в готовность к приему укрываемых на средства балансодержателей составила 18 млн 284 тыс. 270 рублей». На эти деньги были также закуплены средства индивидуальной защиты, радиационной и химической разведки, специальной обработки, медицинское имущество и инструмент.

О тех убежищах и укрытиях, которые находятся в федеральной, областной и муниципальной собственности, в МЧС в общем-то ничего не рассказали. Правда, совсем недавно заместитель руководителя управления МЧС по Саратовской области Сергей Булгаков провел пресс-конференцию на сайте ИА «СарИнформ» и рассказал о возвращении в казну тех убежищ, которые в 90-е были выкуплены под магазины и склады. Он сказал: «Есть результат - уже возвращено около 10 убежищ, и работы в этом направлении продолжаются. Организована и постоянно ведется совместная работа по ремонту и приведению в готовность к приему людей убежищ. Ежегодно предприятия приводят в готовность более 10% убежищ». А летом коллега Булгакова, начальник центра информационных технологий связи ГУ МЧССергей Гатилов на совещании при зампреде облправительства Юрии Моисееве рассказывал, что в Саратовской области в «рабочем» состоянии осталось 450 бомбоубежищ. Однако знать об этих убежищах простому населению необязательно - по словам Гатилова, население «в случае чрезвычайной ситуации подлежит обязательной эвакуации».

Но пугаться не стоит. Уже давно разработаны и  направлены в адрес муниципальных образований специальные методические рекомендации о том, как следует себя вести при ЧС, куда бежать и у кого просить помощи. Также «организовано методическое руководство за выполнением мероприятий по предоставлению населению убежищ и средств индивидуальной защиты». И что самое важное - «в установленном порядке организовано и ведется обучение различных категорий населения». Не знаю, как вас, а меня муниципалитет никогда не учил, как вести себя в случае ЧС. Мне кажется, что все эти мероприятия по «обучению различных категорий населения» свелись к публикации на сайте мэрии целого набора памяток о том, что делать в случае чрезвычайной ситуации. О защитных сооружениях здесь ничего не говорится. Правда, при угрозе урагана или смерча предлагается спрятаться в «заглубленном укрытии», то есть в убежищах, о существовании которых населению практически ничего не известно...

На балансе

На мою скромную просьбу о посещении какого-нибудь защитного сооружения в ГУ МЧС вежливо ответили, что я могу получить разрешение руководителя любого саратовского предприятия и посетить ЗС ГО, находящееся у него на балансе. Такое разрешение я получила в Саратовском филиале ОАО «Ростелеком». Экскурсию по бомбоубежищу для меня провел ведущий специалист отдела мобилизационной подготовки, ГО и ЧС Саратовского филиала ОАО «Ростелеком» Валерий Воронов.

Шагая по коридорам за Валерием Григорьевичем, я представляла, что меня ждут темные подземелья, переходы, похожие на большие трубы, и почему-то мигающие лампочки. Однако спускаться глубоко под землю, вопреки всем моим ожиданиям, не пришлось. Внушительная дверь открылась легко, пропуская нас в небольшой тамбур. Здесь, по словам Валерия Григорьевича, спустившихся в убежище сотрудников «Ростелекома» будут проверять на радиацию, и только потом пускать в основное помещение.

В большой и довольно светлой комнате, больше напоминающей учебный класс для ОБЖ, пока ничего нет, только несколько нар возле стены. Остальные нары хранятся в разобранном виде в небольшой кладовой. Каждая деталь подписана и пронумерована - так будет легче собирать.

- Вот так соберем нары, сядем спина к спине и будем сидеть, - шутит Воронов. - На 150 человек 24 нары. На одной скамейке помещается от 6 до 8 человек.

Пока я разглядываю нары и светлую плитку на полу и стенах, Валерий Григорьевич уже открывает другую дверь и включает свет в следующем помещении. Эта комната напоминает службу телефонной техподдержки - в несколько рядов стоят столы, на каждом из них телефон. Один вдруг начинает звонить.

- Кто-то вот уже звонит нам, - гордо улыбается Воронов, но трубку не снимает. Это и необязательно, я уже убедилась в том, что вся техника в рабочем состоянии. - Когда трудно будет наверху, мы спустимся вниз и будем работать здесь. Все телефоны исправны, связь будет.

Следующий пункт экскурсии - комната с припасами. Здесь хранятся ящики с противогазами, сухой паек для 150 человек на два дня и чистая вода. Сперва Валерий Григорьевич показывает противогаз со специальной фляжкой - можно пить воду, не снимая это средство защиты. Для журналистов имеется демонстрационный экземпляр, кто-то из особо любопытных уже успел открутить от него трубку и фляжку для воды. В углу комнаты специальная установка - фильтр для очистки воздуха. Воронов нажимает кнопку, и агрегат, гудя, принимается очищать воздух.

- Грязный воздух заходит через желтые трубы, - объясняет Валерий Григорьевич, показывая на трубы, на которых стрелками отмечено движение воздуха. - А выходит после фильтра очищенным. Если электричества не будет, то два человека смогут вручную крутить вот этот рычаг и загонять сюда воздух.

В убежище есть радио, дизельная установка, баллон с хладоном, который автоматически потушит пожар, и специальные приборы для измерения давления и влажности.

- Затратно содержать такое убежище? - спрашиваю я.

- Конечно, затратно, - отвечает Воронов. - Каждый день практически проводится уборка. Плюс нужно поддерживать все в рабочем состоянии. Нас каждый год проверяет МЧС, приводит журналистов и фотографов. Опять же каждый год участвуем в конкурсе-смотре и занимаем хорошие места.

- А сколько потратили на ремонт, если не секрет? - не отстаю я.

- Это убежище 1942 года, - терпеливо объясняет Валерий Григорьевич. - Мы ремонтировали, кажется, в 2004 году. Тысяч 200 примерно потратили. Чтоб вы понимали и могли сравнить, однокомнатная квартира тогда стоила примерно 390 тысяч. Ну и ежемесячно, естественно, определенная сумма выделяется.

В убежище даже есть туалет. «Находится в минусовой отметке, ниже уровня земли. Но не ниже уровня канализации», - шутят сотрудники «Ростелекома».

- Если нас завалит с одной стороны, то у нас есть еще один выход, - Воронов ведет меня к очередной массивной двери. - Если не сможем тут выйти, то есть еще лаз. Он соединяет наше убежище и убежище «Почты России». Из этого лаза можно выбраться также и на улицу.

Но мы выбираемся на белый свет не через лаз, который, чего уж скрывать, хотелось бы посмотреть, а через главный вход. Напоследок интересуюсь, а знают ли сотрудники «Ростелекома» о том, что им делать в случае опасности? Оказывается, знают. И периодически участвуют в учениях - дружным строем эвакуируются и учатся, как вести себя в чрезвычайной ситуации.

Но судить об остальных защитных сооружениях, находящихся на балансе предприятий, по убежищу «Ростелекома» никак нельзя. Далеко не все они готовы хоть завтра принять укрывающихся и обеспечить их необходимыми средствами защиты и припасами. И об этом мне рассказал один саратовский диггер.

Труп рядом с правительством

Диггерство - это увлечение, суть которого состоит в исследовании искусственных и естественных подземных сооружений в познавательных или развлекательных целях. «Очень часто диггерство сопряжено с разного рода опасностями, поэтому считается увлечением в основном мужской части молодёжи, однако девушки тоже не редкие гости подземелий. Диггеров интересуют практически все подземные сооружения - бомбоубежища (как заброшенные, так и функционирующие), подвалы, подземные реки и коммуникации, старые шахты, тоннели метро и метрострой», - сказано в Википедии.

В ГУ МЧС по Саратовской области уверены, что саратовские защитные сооружения гражданской обороны диггеров не интересуют. Диггер, назовем его Н., поспорил бы с МЧС. За пять лет увлечения диггерством он побывал практически везде - от обычных грязных подвалов до стратегических объектов и военных заводов Саратова и области. Н. я нашла с помощью Интернета. У него и его боевых товарищей есть сайт, где они описывают свои походы. Правда, делятся далеко не всем, военную тайну уважают и хранят.

- Спецодежды никакой не нужно, - Н. делится со мной секретами мастерства. - Лучше, конечно, одевать то, что не жалко, за исключением случаев, когда нужна маскировка. Что касается оборудования, то тут все зависит от ситуации. Иногда берем отмычки и гаечные ключи. Арсенал безграничен. Плюс ко всему средства на непредвиденные случаи, например, аптечка.

Но непредвиденных случаев пока, по словам диггера, не было. Хотя пробираться на охраняемый объект, конечно, тяжело и порой даже противозаконно.

- Представьте себе 3-4 забора с различными датчиками и сигнальными элементами, - поясняет молодой человек. - А между заборами ходит собака. У нас даже погони были. И в полицию попадали, и в спецотделы... Да много всяких случаев бывало! Бывало, что за нами машины по городу гонялись уже за территорией завода... На что, кстати, не имеют права. Иногда ловили, сдавали в полицию. Лично меня ловили всего 2 раза.

И я уверен, что моя личность на заметке у спецслужб. Но, с другой стороны, я же не ворую. А воровство и проникновение - это разные вещи. Воровство - это криминал, а проникновение - всего лишь административное правонарушение.

На сайтах саратовских диггеров можно найти и такие рассказы о походах на очередной объект: «...и вот мы уже на заводе. <...> На выходе было чисто, но когда шли по территории, то, завернув за угол, уперлись в охрану, которая была преклонного возраста и мягко говоря ошарашена. И вот погоня! Перекинувшись через забор, мы смылись. Кстати на следующий день пришли на проходную и попросились заделать колючку на заборе. Извинились со словами «У нас спортивный интерес». Охрана отнеслась с пониманием, и мы ушли домой с миром, предварительно посмеявшись над видеозаписью с нашим участием. Ну и само собой забор починили». Никакого разгрома после себя диггеры на объектах не оставляют. Осматривают убежища только ради спортивного интереса. Как рассказал Н., как-то ребята даже помыли за собой полы. Бывали и случаи, когда сталкивались в бомбоубежищах с охотниками за цветным металлом, сами же диггеры ничего с объектов не уносят. А как-то раз наткнулись в одном из убежищ на подпольный цех по изготовлению дверей. В другом обнаружили курятник. «Представляешь, куры, кошка, собаки и всякие корма!» - смеется Н.

За всю свою карьеру диггера Н. видел только пару десятков приличных противорадиационных укрытий. Все остальные, по его словам, загажены мусором.

- Ни дворники, ни управляющие компании не следят за укрытиями, всем все равно, - считает парень. - Много убежищ и укрытий просто перепрофилированы под какие-то склады. А в тех, что остаются убежищами, ничего нет давным-давно. Иногда попадаются средства защиты, противогазы и аптечки. Но все это уже старое, и использовать их нельзя. Еды, конечно, нет.

Спасайся кто можетЧто касается бомбоубежищ, то здесь другая история. Н. бывал и в таких, которые готовы принять укрываемых хоть завтра. Это, естественно, те защитные сооружения, которые состоят на балансе заводов и предприятий. Диггер считает, что в довольно хорошем состоянии, например, защитные сооружения заводов «Строймаш», «Бош» и «Рефлектор», саратовского завода строительных приборов.

- У РЖД много хороших убежищ, - перечисляет он. - Есть и на водоканалах убежища, но они маленькие, человек на 10 каждое. Раньше было хорошее на САЗе, но не знаю, как там сейчас, может, уже разграбили все. Оно огромное, наверное, на 4 тысячи человек. Там было все в порядке - трубы, вентиляция, гермодвери. Противогазы, ОЗК, дозиметры - там все было.

Н. забирается на такие объекты не только ради адреналина. Он изучает историю строительства бункеров, лично знаком с одним из саратовских архитекторов, который когда-то строил убежища и подземные командные пункты.

- Он сейчас на пенсии, но мы к нему иногда ходим в гости, - поясняет диггер. - Мы рассказываем ему, как там сейчас, а он нам говорит, как было раньше.

Коллеги Н. по диггерству бывали, кстати, в затопленном бомбоубежище под Театральной площадью. Правда, далеко пройти не смогли - почти сразу обнаружили труп, пришлось вызывать полицию и МЧС. Такие походы опасны - без специальной подготовки можно и пострадать. Но Н. и его друзей это не пугает.

- Жаль, что подавляющее большинство защитных сооружений далеко не в лучшем состоянии, - считает диггер. - Конечно, их надо содержать нормально. Но, видимо, это никому не нужно, кроме некоторых предприятий, которые просто обязаны это делать. Меня еще очень волнует вопрос, что нет табличек, и народ заранее не знает, куда идти. Ведь во время тревоги начнется хаос... Все просто разбегутся в разные стороны.

Что ж, сотрудники некоторых заводов и организаций могут быть спокойны - в случае чего их укроют в надежном месте. А всем остальным жителям Саратова остается надеяться на эвакуацию. Куда-нибудь в поля.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (3)
22 ноября 2012, 16:34

Все верно! На САЗе их кстти много убежищ

ответить
22 ноября 2012, 22:12

пропиарился н.

ответить
20 мая 2014, 23:19
писал:
22 ноября 2012, 16:34

Все верно! На САЗе их кстти много убежищ

он разграблен
ответить
на главную