N44 (198) 30 ноября 2012    30.11.2012 | 00:00
Понять и простить
Рубрика: свобода слова
Просмотров: 558
Версия для печати

Долг платежом страшен.

Народная мудрость

Народный губернатор Валерий Радаев, вступая в должность, поставил перед собой важную задачу - сократить государственный долг Саратовской области. Но в неравной схватке Валерия Васильевича с кредитной гидрой пока побеждает последняя. Так, еще летом этого года мы с вами были должны федеральному бюджету и банкам каких-то 30 с половиной миллиардов рублей. А уже в октябре аж 36 миллиардов. Откуда всего за несколько месяцев появились лишние 5,5 миллиарда, покрыто минфиновской тайной. «Газета Наша Версия» решила помочь чиновникам победить госдолг и собрала различные авторитетные мнения по этому поводу. Предлагаем вниманию членов народного правительства бесплатные полезные советы.

 

Понять и проститьДмитрий АЯЦКОВ, директор Поволжского института управления им. Столыпина:

-    Давайте начнем с того, что весь мир живет в долг. Нет ни одной страны в мире, у которой не было бы долгов. И это очень хорошо, что есть долговые обязательства, есть кредитные заимствования в банках или каких-то других структурах. Значит, регион развивается. Другое дело, что ватерлинию переходить нельзя. У нас очень хороший потенциал, чтобы долговые обязательства резко сократить. Я думаю, долговые обязательства должны быть ровно такие, сколько позволяет законодательство. Чем можно закрыть? В первую очередь, должен хорошо работать закон о частной собственности на землю. Земля - это не только возможность получения продукта земледелия. Это должен быть еще и хороший финансовый инструментарий в работе всей вертикали власти. Другой источник - это акцизы на алкоголь и табак. Это очень серьезные акцизы, которые могли бы пополнить казну. И многие предприятия работают с недвижимостью. Наверняка сами приведете массу примеров, когда сдают в аренду и субаренду торговые, ресторанные, бизнес-площади, за которые никто не берет никаких налогов. Здесь тоже большая возможность для поступлений в бюджет. И вообще по налогообложению надо серьезно работать. Дифференцировано подходить к налогообложению. Очень много капиталов вращается в тени. Это в разы больше, чем наш областной бюджет. Вот задача власти эти деньги легализовать и взять ровно столько, сколько положено по закону, налогов. Я уверен, что сегодня у Радаева очень грамотная команда. Они идут в этом направлении. Мне отрадно, что за семь месяцев работы не взяли ни одного кредита и не израсходовали их на какие-то сомнительные цели. Это уже залог выздоровления финансовых институтов области.

-    Областные депутаты собираются сокращать штат помощников. Говорят, на этом можно сэкономить 10 миллионов. Такие меры, как сокращение чиновничьих структур, могут дать результат?

-    Я категорический противник сокращения денег и экономии за счет чиновников. Я могу привести конкретный пример. Наши соседи финны пошли по такому ложному пути, сократили на треть аппарат чиновников. Через три года они сделали мониторинг этого шага и пришли в ужас. Только на больничных листах они израсходовали в три раза больше денег, чем сэкономили на сокращении аппарата чиновников. Так что это ложный путь. А что касается количества помощников, то я считаю, что у депутата должен быть один помощник платный и бесконечное количество помощников на бесплатной основе. Пусть бегают с корочками, показывают их где угодно. На аппарате и на структурах управления экономить нельзя. Вот то, что сделали оптимизацию управления в муниципальных районах, - это абсолютно правильный шаг. Вот привожу пример. Воскресенск. Мэр города Воскресенска, дума Воскресенска, дума муниципального образования, глава муниципального района, глава исполнительной власти - машины, секретари и так далее. Вот оптимизация власти - это правильный шаг. Это не сокращение количества чиновников управления, а сокращение тех, от кого в общем-то мало что зависит, неэффективная власть, ненужные ветви власти. Смотрите, практически во всех муниципальных образованиях прошла оптимизация власти. Кто почувствовал, что стало плохо? Наоборот, стало лучше. Есть один кабинет главы исполнительной власти, есть руководители заксобрания на общественных началах. Что он принимает? Он что, законы принимает? Какие-то нормативные акты. Вот есть секретарь заксобрания, он готовит заседания сессии депутатов, а председатель - это старший депутат среди равных, который ведет заксобрание. И никаких секретарей и никаких машин. И никаких мэров таких поселков, как Балтай, Алгай. Саратов - это крупнейшее муниципальное образование. Но таких городов у нас наберется 3-4.

-    Дмитрий Федорович, что будет с областью, если мы превысим установленную законом норму?

-    Я уверен, что не превысим. Я владею экономикой области, и превышения не ожидается. И никакого банкротства не ожидается. Вы пытаетесь найти какой-то жареный факт, но ваши ожидания не оправдаются. Область будет работать и развиваться - это я вам могу гарантировать с позиции не внутренней, я не работаю в администрации, но с позиции аналитика.

-    Просто недавно Минфин России заявил, что Татарстан близок к банкротству из-за большого госдолга. Да и у остальных регионов ПФО очень много долгов.

-    Все страны и все субъекты живут в долг. Это хорошо. Для этого есть такой инструментарий - банковская система страны. Она у нас очень хорошо развивается. У банков есть возможность давать краткосрочные и долгосрочные кредиты. А власть их должна эффективно, подчеркиваю, эффективно использовать. В первую очередь, ориентироваться на производство, не на унитаз, решая какие-то там сиюминутные социальные проблемы, чтобы угодить электорату, как у нас принято говорить. А для того чтобы развивать экономику, создавать дополнительные рабочие места, строить дороги. Дорога всегда кормила, у дороги всегда кормились.

-    Вы говорите, что жить в кредит - это нормально. А вы брали когда-нибудь кредиты?

-    Я брал большой кредит, за который до сих пор рассчитываюсь, на строительство того пресловутого коттеджа в Октябрьском ущелье, за который до сегодняшнего дня плачу. Коттеджа нет, а кредит плачу. Я думаю, что расплачусь и больше ни с кем в такие игры играть не буду. Жить надо по средствам.

 

Понять и проститьОльга АЛИМОВА, депутат Государственной думы РФ (фракция КПРФ):

-    Самый лучший вариант, конечно, - это не влезать в долги. Жить по доходам, которые мы получаем. Но коль этого не случилось и в этом виновата в том числе и областная дума под руководством Валерия Радаева, которая не могла умерить свои аппетиты и пыталась финансировать программы, которые, во-первых, нравятся им самим, во-вторых, не только их интересы затрагивают, но и тех людей, которые будут их реализовывать, выиграв тендер, и третье - наверное, это договоренности с главами муниципальных районов, которых устраивала реализация таких программ.

Про избирателей, вы видите, я сознательно не говорю. Потому что, к сожалению, те мысли, которые приходят избирателям, они не могут при нынешней ситуации совпадать с желаниями депутатов, и в том числе исполнительной власти. Я почему так говорю, где бы я ни была, никто ни разу не попросил ФОК. Ни разу! Могли попросить отремонтировать спортзал, детский сад, клуб. Я знаю, в каждом районе все требуют баню. Вот помыться людям хочется. Элементарно. Но никто эти деньги в баню не вкладывает. Поэтому я и говорю, что мнения избирателей и законодательной и исполнительной властей зачастую не совпадают.

Второе, коль уж влезли в долги, то, конечно, нужно попытаться как-то сократить этот долг. Что можно сделать. Прежде всего, как это ни странно, заставить работать налоговую инспекцию. Не просто сидеть в кабинете и перебирать бумажки, а рыскать. За границей очень опасаются налоговиков. Они ходят по домам, квартирам, предприятиям. И потом выясняется, у нас то Газпром должен заплатить сумасшедшие деньги, не платят налоги, потому что якобы им кто-то что-то должен. Да это их проблемы, как они там будут выбивать. То ТНК-ВР, то еще какие-то организации весьма не бедные. Затем необходимо попытаться по исполнительным листам получить в бюджет все, что возможно. Сократить в Саратовской областной думе по крайней мере половину комитетов. Это можно сделать совершенно безболезненно, никто даже не заметит отсутствия этих комитетов. Сократить заработную плату, о которой я говорю уже давно, с 2002 года. Потому что работники областной думы в лице депутатов ее не отрабатывают. Сократить число министерств и каких-то надуманных управлений, которые перекладывают огромное количество бумажек, делая видимость загруженности, потому что эту бумажку надо отнести Марьиванне, она ее положит кому-то еще и так далее, и так далее. Допустим, министерство инвестиций - мысль хорошая. Но пока у нас нестабильная политическая и экономическая ситуация, ни один здравомыслящий человек, говоря по-русски, ни один дурак, не пойдет в область вкладывать деньги. Причем он понимает, что вкладывает не столько в инфраструктуру или в развитие экономики, он должен заплатить сумасшедшие деньги для того, чтобы получить этот заказ и наконец зайти на территорию. Заплатить чиновникам. Все об этом говорят, все это знают, что у нас самая дорогая область для того, чтобы решить какой-то вопрос.

Затем, мне так кажется, чтоб вернуть долги и разворованные средства, прокуратура, следственный комитет, я уж не говорю - суды, хотелось бы, чтоб они начали работать. Потому что когда подается заявление о подозрении в совершении преступления, мы так говорим, а по сути дела они жутко воруют, и коррупционеры берут откаты. И когда говорят: люди украли, нужно, чтоб они вернули в казну. Тем более что есть поправка в закон: если человек выплатил, его могут не посадить. То есть такая коррумпированность законная. Ну пусть даже по закону они вернут в бюджет то, что они: а) незаконно выиграли в тендере, б) то, что они не выполнили работы, и в) выполнили, но не за те деньги, которые они выиграли. Особенно это связано со строительством дорог. Потому что дороги у нас покрывают асфальтом примерно так же, как купола сусальным золотом. А получается, что денег «отмыто» за эти дороги огромное количество. Плюс капитальные ремонты домов, плюс еще что-то капитальное. Но на самом деле капительного ничего нет. Это если по мелочи. Первое, что пришло в голову.

-    Вы знаете, многие, наоборот, против того, чтобы, например, сокращать штат чиновников.

-    Когда я в 1997 году работала в областной думе, я посмотрела, насколько был уже тогда раздут штат чиновников по сравнению с советским временем. Уже тогда было в 7 раз больше. При этом каждый год говорили, что будет сокращение чиновников на 20%, но при этом сразу появлялось чиновников на 30% больше. С 1997 года я больше не подсчитывала, но, думаю, что их стало еще в 7 раз больше. Потому что плодящихся «жучек и внучек» гораздо больше, чем ставок и мест чиновничьего аппарата. Ну раз создали еще целый институт, который учит чиновников. Я уж не говорю о тех, кто верно служит «Единой России», их же распределять надо. Они же не просто должны пойти работать, к примеру, в тот же детский сад, в учреждения культуры за 2600 рублей, ни в чем себе не отказывая совершенно. Поэтому должности все больше пухнут, придумываются неимоверные названия. Я как-нибудь напишу материал на эту тему, попытаюсь проанализировать, какие у них там должности и комитеты. Портфеленосец - это, например, высший пилотаж, официально такая должность не закреплена, но она есть. Бумагоносец и так далее. Носит бумажки, и все думают, что в этих бумажках дюжина мысли. На самом деле это просто бумага, и ее можно отнести в кабинеты, на дверях которых нарисована женщина в шляпе или мужчина в шляпе.

-    Ольга Николаевна, как вы думаете, жители области чувствуют на себе этот госдолг?

-    Они чувствуют, потому что им жить не просто плохо, а паскудно. Они это понимают. И понимают только то, что их обворовывают, обманывают и грубо с ними обращаются. А когда им говоришь, что вот такой долг есть, они прежде всего задают вопрос: «Да вы хоть что-то там делаете вообще? Их сажать надо! Где прокуратура?» Я думаю, если мы будем вкладывать деньги в строительство тюрем, то у нас денег не хватит. У нас больше бюджета уходит за пределы страны. Об этом говорят Медведев, Степашин, все говорят. Поэтому я не думаю, что это будет выгодным делом, если мы будем строить тюрьмы, надо, скорее всего, их на освоение БАМа, который пришел в ветхое состояние, или на другие дороги Дальнего Востока направить. Пусть лучше работают. Поживут в бараках. Почувствуют, как надо платить за коммунальные услуги, а цены с них брать приблизительно как за элитное жилье. Отключить им горячую воду на весь период времени, как они это делают нам. Отчитаться, что провели газ, но при этом не дать газовые баллоны. Ну и так далее. Ну не люблю я их. Поэтому граждане, конечно, чувствуют. Но когда человек живет в деревне, он от главы зависит полностью. Мало того, что он не может найти работу. Если даже он нашел работу за 2600, он безумно счастлив. Если даже он выращивает скотину, которую очень дорого вырастить, и продает ее дешевле. Но пока он содержит корову, он вроде бы думает, что ему недорого обходится, поскольку есть молоко, сметана. Но фактически воли для того, чтобы восстать против барина-хозяина, угнетателя и так далее, пока не хватает. Значит, власть считает, что еще можно попить соки. Но бунт будет жестокий, если народ наш взорвется.

 

Понять и проститьЮрий ЗЕЛЕНСКИЙ, начальник ГУ Центрального Банка РФ по Саратовской области:

-    Существует один-единственный метод сокращения госдолга - увеличить доходы и уменьшить расходы. Другого метода не существует.

-    За счет чего конкретно можно увеличить доходы?

-    За счет всего. У нас на сегодняшний день есть очень много резервов. Первый главный резерв - это земля. Она слабо вовлечена в оборот. Мы сегодня пытаемся найти решение этой задачи совместно, потому что там есть объективные причины, есть субъективные причины. Но надо заниматься серьезно - так же, как, скажем, сельский труженик на своем поле старается сделать так, чтобы каждый клочок земли был засеян и приносил урожай, ведет строгий учет своей земли. У нас такого, к сожалению, в области нет. Земли в области много, но расходуется она крайне нерационально.

Второй источник - это все-таки развитие бизнеса. Не ожидание каких-то суперинвестиций, хотя это тоже нужно, - нужно развивать мощное, серьезное производство, но это сложно. А вот развить мелочевку, чтобы каждый имел возможность заниматься бизнесом и платить налоги - это второе направление, над которым в принципе сейчас работает правительство области, и я это вижу. Далее - хотя идет рост собираемости налогов, что греха таить, у нас еще не весь бизнес платит налоги в казну на содержание и учителей, и врачей, и благоустройство и т.д. Далеко не каждый платит как положено. Здесь тоже серьезный резерв, которым надо заниматься. Это особенно касается муниципалов. В муниципальных образованиях очень многие налоги просто не собираются. Я даже не хочу эту тему развивать, о ней уже сто раз говорилось. Нужно просто этим заниматься, вести учет, контроль. Каждый объект, который по закону должен платить, должен платить - вот и всё. Не бог весть какие деньги, но, по закону больших цифр, резко не поднимая, никого не перенапрягая, если каждый будет платить, бюджет получит дополнительный ресурс.

Это с точки зрения доходов. Но очень важно посмотреть и с точки зрения расходов! Вы, женщины, прекрасно отдаете в этом отчет. Обычно же бюджетом семьи занимаются женщины. И когда мужчины, особенно молодые, это берут в свои руки, ни к чему хорошему это не приводит, потому что деньги ручейком утекают не туда, куда бы надо, и в принципе какие-то траты можно было бы ограничить, а какие-то траты, напротив, даже увеличить, за счет сокращения других статей расходов. Так вот бюджет страны, бюджет области строятся даже в мельчайших подробностях абсолютно так же, как бюджет семьи. Нужен внимательный анализ статей расходов с тем, чтобы посмотреть, где мы тратим непродуктивно, где мы тратим избыточно.

-    Вы сами когда-нибудь жили в долг?

-    Я вспоминаю эпизод, когда покупал первую в своей жизни машину. Это было начало 1980-х годов. Не бог весть какая у меня была зарплата. Но я эту машину все-таки купил, потому что стоял в очереди долго. Я точно так же, как область, занял денег у друзей, у товарищей и потом два с лишним года расплачивался. Конечно, я увеличил доходную базу. Кроме того, что я преподавал в институте, я работал сторожем в сберкассе, ходил фотографировал елки. Плюс ни в один свой отпуск не отдыхал, занимался тем, что нанимался, подряжался, то есть увеличивал доходную базу. И параллельно, конечно, моя жена очень резко контролировала базу расходную. Это дало мне возможность совершенно спокойно расплатиться с долгами и никому не остаться должным. Вот с тех пор я уже больше ни у кого ничего не занимаю (смеется), потому что, пожив в условиях постоянной необходимости расплачиваться, скажу вам прямо: мне такая жизнь не понравилась.

А нашему минфину почему-то такая жизнь, в принципе, нравится. И если посмотреть статьи наших финансовых чиновников, не так давно опубликованных, они там говорят: «Да что нам заморачиваться по поводу госдолга! Раз банки дают - это их проблемы». Даже из-за одной этой фразы можно много вопросов задать. Как это - «не заморачиваться»? Это огромные долги! Более того, по проекту бюджета, который будет приниматься, мы видим с вами, что эти долги только наращиваются и ни в коем случае не сокращаются.

Это напрягает всех, и правильно, что корреспонденты поднимают эту тему. Это очень напрягает и власть. Я не раз общался с губернатором на эту тему. Очень напрягает. Я лично смотрю на проект бюджета как на неизбежное зло. Для того чтобы сегодня свести концы с концами при существующих денежных потоках доходов и расходов, нужно как бы эти дыры затыкать. Но правительству предстоит поработать над тем, о чем мы с вами чуть выше говорили. Чтобы были задания у каждого управления по увеличению доходов и по уменьшению расходов. Всё. Нет другого рецепта.

-    Вы говорите, что бюджет области - то же самое, что и бюджет семьи, а в семейном бюджете лучше разбираются женщины. Так, может быть, женщин поставить на решение этой задачи?

-    Кто бы спорил! Конечно, женщин, несомненно! Наша беда в том, что после предыдущего руководства осталась очень маленькая скамейка запасных. Там были женщины, но помните, какие это были женщины? Что-то они не принесли нам никаких изменений. Госпожа Блохина, которая занималась инвестициями столько лет, - я не знаю ни одного проекта под ее руководством. Ну а то, что сегодня очень много женщин в правительстве, вы разве не видите?

-    Да, много женщин-министров.

-    И слава Богу! Я очень рассчитываю на то, что, являясь членами правительства, они будут услышаны, потому что каждому неприятно, а женщине в особенности, когда сегодня бездумно набирают долгов, за которые придется расплачиваться нашим детям. Согласны? Нашим детям, которые учатся сегодня в школе, в институте, не подозревая о том, что когда они придут в большую жизнь, папы с мамами подготовили им большой-большой неприятный сюрприз - перспективу жить в отягощенной долгами области.

Уверяю вас, я разговаривал не раз с Валерием Васильевичем на эту тему как его заместитель по высшему экономическому совету. Он эту тему очень хорошо понимает. Надо вместе, вместе экономить как-то. А вы как корреспонденты должны тоже быть на страже. Если вы видите, что где-то неправильно расходуются деньги, трубите во все колокола, поднимайте свой возмущенный голос! Потому что мы по мелочевке в прессе начинаем разных блох ловить, а это серьезно, это наше с вами будущее. Тем более сейчас все госзакупки, все контракты публикуются в Интернете, их можно увидеть. Зачем главе администрации автомобиль за миллион с лишним рублей люкс-комплектации? Вот я начальник главного управления Центробанка России. Я езжу на автомобиле «Тойота-Камри» самой рядовой комплектации с тряпочными сидениями, которому девять лет. А у меня-то, наверное, побольше возможностей, чем у главы администрации какого-нибудь Пупкинского района! Это тоже тема для разговора в обществе. Придите и посмотрите на мой персональный автомобиль, который уже на третью сотню завалил, и я ничего не говорю. У нас в ЦБ строжайший режим экономии, такие заявки даже рассматривать никто не будет! Более того, если мы сейчас полезем с этими заявками, на нас еще очень подозрительно посмотрят и скажут: у них, наверное, что-то с головой - вся страна экономит, а они требуют автомобиль суперлюксовой комплектации. Хотя мы не самая бедная организация в стране, согласитесь. И заметьте, 80% своей прибыли отдаем в бюджет. Что ж другие не берут пример?

-    Мы недавно писали о том, что губернатор заказал новую мебель для своего кабинета на три миллиона рублей. Разве это обоснованные траты?

-    Что-то я в это не очень верю.

-    На официальном сайте госзакупок вся информация есть.

-    Не знаю, не знаю, я в это не очень верю. Я знаю Валерия Васильевича, он такой разумный, я не думаю, что он пошел на это.

-    Думаете, это без его ведома было сделано?

-    Может быть, и без его ведома. Знаете, у нас до фига желающих подфартить начальству. Я убежден, что если это произошло, - я просто знаю его много лет, - что он по шапке кое-кому настучал. Потому что это настолько неправильный шаг, все мы понимаем.

 

Понять и проститьВасилий СИНИЧКИН, депутат Саратовской областной думы:

-    Надо просто работать. Работой, работой и еще раз работой. Больше его ничем не сократишь.

-    Какой работой, например?

-    Создавать нормальный инвестиционный климат. Не так, как бывает, когда заходит бизнес на территорию любого муниципального района, а ему говорят: «Дай!» Чего дай? И так далее. Вот с этого надо прежде всего начинать.

-    А сколько мы еще можем брать в долг?

-    Пока мы укладываемся во все рамки. Лимит мы не превысим. Стратегия губернатора такова, что мы не превысим.

-    Вы знаете, на что область брала в долг?

-    Я расскажу, каким образом брались кредиты. Когда депутаты были против строительства кардиологического центра, нас собирал губернатор. Собирал всю элиту, кто кардиологией занимается, и говорит про нас: вот они враги, они не разрешают мне кредит брать, они не подписывают. И начинается. Уважаемый Прелатов, уважаемый Довгалевский. И после этого как не проголосовать? То есть применялись, скажем так, запрещенные меры. А в процессе этого решались такие вопросы: свои подрядчики появлялись, ну и масса других моментов, которые никому не нужны. Ведь в конечном итоге я как депутат областной думы тоже отвечаю за этот долг. Я же голосовал за него. И за принятие кредитов тоже. И я с себя не снимаю ответственности.

-    Как вы думаете, много времени потребуется области, чтоб хотя бы сократить долг?

-    Это как минимум 10-15 лет. При той обстановке, при том губернаторе, который есть у нас, при тех мерах, которые принимаются, нужно 10-15 лет.

-   Вообще, это нормально - жить в долг?

-    Нормально. Весь мир живет в долг. Только вопрос в том, чтобы долг был разумным. Не просто быть должным, а чтоб знали, это ушло туда, а это туда.

-    Если область расплатится с кредиторами, это отразится на жителях губернии?

-    Я вам скажу, сейчас жители ни от чего не страдают абсолютно. Все, что касается жизни и жизнедеятельности муниципалитетов, всех полномочий для населения, - все деньги платятся вовремя. Как шла жизнь, так она и будет идти.

-    Василий Павлович, а вы сами брали когда-нибудь кредиты?

-    В свое время я брал достаточно большие деньги в долг, когда уходил в бизнес. Это когда проценты были под 300 годовых. Был такой момент. Брали краткосрочные кредиты. Крутились. Расчет был. Ходили договаривались с банками. Приходилось, конечно, делиться. Условно, какая-то сделка предстояла, приходилось банку отдать половину прибыли, а половину прибыли себе заработать. А как по-другому? Я на чужих деньгах зарабатывал. Это нормально.

 

Понять и проститьДмитрий КОЗЕНКО, главный редактор «Газеты недели в Саратове»

-   Есть ли у вас какие-то собственные предложения, как можно сократить госдолг области?

-    Предложение чисто теоретическое: сократить долг можно только один способом - увеличивая производство, налоговые отчисления и т.д. и т.п. Для этого нужно развивать бизнес. Логично?

-    Логично.

-    А что делают у нас в Саратове с бизнесом? Больной для нас пример - «Саравиа», который полощут везде где только можно. Однако предприятие платит налоги здесь. Недавно министр Пожаров сказал: по уровню господдержки малого и среднего бизнеса мы находимся на последнем месте в Приволжском округе. Плюс ничем не остановимый полицейский, правоохранительный и прочий беспредел. Бизнеса-то нет. То, что нам выдают за бизнес, - это не бизнес, все эти ларьки. Плюс есть такая тема, которой занимается депутат Колдин, - о выводе многих фирм за пределы области, причем эти фирмы аффилированы крупным чиновникам. И откуда быть налогам, откуда быть росту ВРП? И, соответственно, других способов уменьшения долга области не видно. Ну, разве что сверху там смилостивятся и что-то спишут.

-    Такие меры, как сокращение штата помощников областных депутатов и урезание им зарплат, на ваш взгляд, действенны?

-    Это пиар. Копейки.

-    Как вы считаете, откуда взялся госдолг? Кто виноват в том, что он возник?

-    Изначально в этом виновно Правительство Российской Федерации, на самом деле. Налоговая система так устроена, что большая часть налоговых поступлений распределяется и уходит в Москву, а здесь, на месте, остается гораздо меньше, 70 к 30, по-моему, в процентном соотношении. А дальше все это усугублялось исключительно популистскими мерами, совершенно не обеспеченными финансами. Я понимаю, надо повышать зарплаты, но если для этого нет денег? А сейчас мы должны выполнять путинские указы. Есть такой замминистра экономики Андрей Клепач, он сказал, что к 2018 году задолженность всех российских регионов вырастет в 36 раз. Это сумма 2 или 2,5 триллиона, боюсь ошибиться в цифрах.

-    То есть мы никогда из этого долга не выберемся?

-    Нет. Только каким-то волевым путем. Но можно списать долги государственные, нельзя списать долги коммерческим банкам.

-    Но коммерческие кредиты вроде бы переводят на бюджетные.

-    Да, переводят. Но они остаются долгом. Уменьшается только процент, тело кредита не уменьшается от этого. Мы платим 3 миллиарда процентов. Ну уменьшат их до 2 миллиардов.

-    Вы лично ощущаете на себе тяжесть регионального госдолга?

-    Ощущение того, что, кроме своих личных кредитов, каждый житель области должен по 15 тысяч примерно, конечно, не ободряет... А вообще, если собрать с каждого по «пятнашке» - и всё? Вот такой вариант.

-    Да где же их возьмут люди, у которых зарплата даже меньше 15 тысяч?

-    Пусть продадут что-нибудь, в залог отдадут или сами кредит возьмут.

-    Может быть, это стоит сделать чиновникам, как самым патриотичным гражданам?

-    Ну да. Пусть по тридцать тысяч сбросятся. Хорошая мысль. Вот мы ее и придумали с вами.

 

Понять и проститьАнтон ПИКЛЯЕВ, главный редактор портала «Сарметро»:

-    Главный способ сокращения долга Саратовской области - это научиться хорошо зарабатывать деньги и просто заработать эту сумму. В области накоплен огромный научный потенциал, есть специалисты, есть возможность научить новых. Необходимо обеспечить людей, которые хотят заниматься бизнесом в области, всеми условиями, помогать, поддерживать. Не на словах, а на деле. То есть создавать бизнес-инкубаторы, предоставлять пустующие площади для офисов малому бизнесу. Для среднего и крупного бизнеса обеспечивать простоту открытия дела и его ведения, защищать от коррупционеров и поборов, не давать местным администрациям «кошмарить» предпринимателей. А для этого нужны независимые от региональной и местной власти суды. 30 миллиардов - это не такая уж катастрофическая сумма. Однако все равно проблема упирается в коррумпированность, нежелание власти работать качественно, а иногда и откровенную некомпетентность.

-    Поддерживаете ли вы решение о сокращении числа помощников депутатов - на них хотят сэкономить 10 миллионов? На чем еще, на ваш взгляд, можно сэкономить «по мелочи»?

-    - 10 миллионов для областного бюджета - это капля, песчинка на пляже. На таких вещах при всем желании не сэкономить, а помощником может быть грамотный юрист, который поможет принять верный закон, например. Такая мера является популистской. При «поддержке» в 70% у региональной власти - не понимаю, зачем нужны такие меры. Экономить можно, но мы еще не начали зарабатывать. А для того чтобы развивать экономику и бизнес, нужно, наоборот, вкладывать, надо воспитывать в людях понимание, что только они сами, будучи самостоятельными и богатыми, обеспечат процветание региона.

-    Нужно ли сокращать расходы на транспортную сферу или же каким-то образом их оптимизировать, сделать более эффективными?

-    Транспортная сфера в нашем регионе в последние 20 лет была не то чтобы не в приоритете - она была в опале. Отчасти такое отношение и привело к тому, что наша область стала депрессивной. Почему раньше люди ездили и по городу, и по области, даже летали в Балаково и Балашов, а сейчас - нет? Потому что на транспорте сэкономили в первую очередь. А делать этого было нельзя. И сегодня просто необходимо, не откладывая на долгие годы, развивать транспорт и внутри городов, и в целом по области. Саратов снова отложил даже вопрос о проектировании скоростного трамвая до 2015 года. Я считаю, что это стратегически неверный шаг, вот увидите, через два года, когда улицы встанут намертво, власть вспомнит об отсталости нашей инфраструктуры.

-    Лично вы ощущаете на себе тяжесть госдолга Саратовской области?

-    Я это ощущаю только в одном: из-за того, что на области висит долг, сегодня региональная власть боится амбициозных проектов развития. А ведь именно этого и нельзя делать: нельзя бояться и излишне осторожничать. Деньги сами на нас не свалятся. Если у власти настоящий государственник, он должен делать смелые шаги и не опасаться за свою карьеру, если эти шаги приведут область к процветанию. Даже за счет собственного кресла.

 

Понять и проститьДмитрий ОЛЕЙНИК, политолог:

-    Если посмотреть на внутригосударственный долг, то это понятие достаточно относительное, по большому счету. У всех регионов схема взаимодействия с федеральным центром разная. В той же самой Чечне нет бюджета и нет долга - там есть сметы и т.д. Наверное, у нас во многом сказывается отношение региона к Москве, к федеральному центру. Еще со времен Аяцкова ставилась задача сделать Саратовскую область не дотационным регионом, а регионом-донором. Я считаю, что постановка данной задачи сама по себе не очень оправдана.

-    Почему?

-    Нужно стремиться не столько отдавать деньги в Москву, сколько получать их из различных источников, в том числе и оттуда. Самый большой должник в мире, вы знаете, - это США. Они прекрасно живут, несмотря на наличие огромного государственного долга... Понимаете, что происходит: центр передает полномочия, не всегда обеспеченные финансово, и при этом очень сложно решает вопрос с перераспределением налогов - оставляет на местах те налоги, которые не очень хорошо пополняются, особенно в условиях кризиса, да и сейчас не сильно лучше. Закон, который гарантирует минимальную бюджетную обеспеченность на каждого жителя, не всегда выполняется. Особенно это касается муниципальных образований, ну а собственно из муниципальных образований и состоит область. То есть мне кажется, задачу вообще нужно ставить по-другому: добиваться списания большей части этих долгов, показывая, что они были потрачены на осуществление государственных полномочий, переданных федеральным центром, и убирать задачу добиваться бездифицитности бюджета и отсутствия дотаций из федерального центра. Наоборот, их надо добиваться, надо получать эти дотации. Ничего такого страшного в этом нет. Надо говорить о том, что деньги текут сюда, в область, здесь улучшается жизнь людей, а не о том, как вывести их отсюда побыстрее и отдать в банки, в федеральный бюджет. Не надо казаться лучше, богаче и краше, чем мы есть. Нужно менять акценты и стараться не столько отдать, сколько получить побольше еще. И постараться это списать и не отдавать.

-    А разве можно не отдавать?

-    Система внутригосударственного долга не так проста, как, например, долг между гражданином и банком. Там все несколько по-иному, и вполне можно добиваться и реструктуризации серьезной, и, в общем-то, даже погашения. Если взять новости за последние несколько лет, мы регулярно видим, а раньше почти постоянно видели, что Россия простила внешний долг то тому государству, то другому. Ну да, мы прощаем то одному, то другому, понимая, что невозможно возвратить, и при этом свои внутренние российские регионы не прощаем. Мне кажется, надо добиваться прощения этих долгов.  

-    Кто должен вымаливать прощение?

-    Естественно, региональная власть. За это в том числе она и получает зарплату из того же самого бюджета. Поэтому это ее задача в первую очередь. Мне кажется, у нас такие возможности, возможности выхода на все уровни федеральной власти, существуют. Мы должны показать не какие мы умные, сильные и красивые, не нужно этого ничего уже, а что мы можем решать проблемы жизни своих людей здесь и готовы искать для этого деньги и списывать те долги, которые образовались по вине... Точнее говоря, не по вине, государственная политика не предполагает наличие вины... Да, были повышены социальные обязательства. Эти обязательства были выполнены в ходе кризиса. Именно под это по большей части брались заемные средства. Да, мы сделали хорошее дело - я имею в виду Саратовскую область. Да, мы помогли многим людям избежать последствий финансового кризиса. Но за это придется рассчитываться тем, кто сами с этим справились, и будущим детям и внукам и т.д. Это неправильно совершенно.

-    Проблема в том, что большая часть кредитов - коммерческие, а не бюджетные. Банки, наверное, не так легко согласятся простить долги.

-    В тех банках, в которых у нас взяты коммерческие кредиты, доля государственного участия очень большая. К тому же все эти банки получали от государства очень серьезные денежные вливания. Если вы помните ситуацию 2008-2009 годов, когда тот же самый ВТБ, Сбербанк и т.д., которые в основном выступают кредиторами области, получили очень большие средства. Повторюсь, тут все сложнее, чем между банками и гражданами или банками и предприятиями. Поэтому договариваются. Те, кто ищут, находят решения - переводить заимствования в бюджетные долги, частично реструктуризировать под другие проценты и потом через перевод из коммерческих банков в бюджетные добиваться списания этих долгов.

-    Вам известны такие примеры? Какому-то региону удавалось сократить подобным образом госдолг?

-    Некоторые вообще считают, что у них никаких долгов нет. Возвращаясь к тому, о чем мы говорили в самом начале: сейчас смотришь на Грозный, который после войны восстановили - это, наверное, один из самых красивых современных городов. У них вообще не возникает проблемы с госдолгом.

-    Ну, Грозный - это особая история.

-    А Татарстан, Казань?

-    У них тоже огромный госдолг.

-    Ну и что? Я думаю, что жителей вопрос госдолга вообще волновать не должен. Это проблема только министерств финансов или еще чего-то. Чем больше взяли, тем лучше.

-    Но нам в Саратовской области эта тема активно навязывается: вот, мы должны погасить задолженность, это одна из наших главных задач.

-    Я считаю, это в принципе неправильно. Дело еще в том, что оценка эффективности работы губернатора зависит от того, насколько он устраивает не жителей области, а федеральный центр. Поэтому, желая угодить федеральному центру, естественно, он будет говорить: мы вам еще больше заплатим... Но снижать какую-то активность по инвестированию государственных средств, снижать темпы строительства и пр. для того, чтобы рассчитаться с этим долгом, - это просто глупо, с моей точки зрения.

-    Неперспективно.

-    Абсолютно. Мы убираем направления для получения каких-то последующих бюджетных доходов. Ну, мы не рассчитаемся, потому что будут все новые и новые социальные обязательства. Это такая игра, когда только политическая воля, продемонстрированное желание решать этот вопрос позволяет добиться того, что снижается данный долг и возникают новые источники поступления средств. А вот эту дань платить, скажем уж совсем просто, можно бесконечно. Дань ведь платят в каком объеме? В том, в котором готовы, против которого не протестуют. Можно ободрать на 10 миллиардов - обдерут на 10, согласишься на 12 - будешь 15 должен. Жестче нужно быть в данном случае. Вспомнить давнюю нашу историю, когда Москва платила сюда дань. В этом направлении надо двигаться.

-    Вернуться к истокам?

-    Добиться торжества исторической справедливости.

 

Понять и проститьРоман АРБИТМАН, писатель:

-    Я знаю точно, как сэкономить 70 тысяч рублей в месяц как минимум. Для этого нужно ликвидировать должность министра информации и печати Саратовской области. Эта должность абсолютно никому не нужна, она бессмысленна и наносит губернии только вред. Если руководство губернии стремится поднять имидж, то министерство информации и печати всеми силами старается этот имидж загубить, потому что все, что они делают, идет только во вред имиджу губернии. Последний пример очень хорошо это демонстрирует. Когда депутаты решили сэкономить и ликвидировать газету «Неделя области», министерство информации и печати тут же предложило ввести новую расходную статью и те же деньги потратить на абсолютно бессмысленный журнал, который должен заменить «Неделю области». Министерство информации и печати - это та инстанция, которая никому абсолютно не нужна. Министерство культуры худо-бедно занимается культурой, энергетики - энергетикой, экономики - экономикой. Чем занимается министерство информации и печати? Сам министр нынешний заявил, что он создает позитивный образ, мол, слишком много негатива. То есть он занимается агитпропом. Я думаю, что сейчас, когда ветви власти между собой договорились и когда воевать ветвям власти в принципе не с кем, эта должность абсолютно бессмысленна и не нужна. А экономия была бы реальна. Есть аппарат министерства, есть аренда здания, в котором можно разместить, например, детский сад. Это огромная экономия для губернии. И министр сам не стремится занимать эту должность. Он не раз говорил о том, что не прочь переехать в Москву и избраться в Государственную думу. Тем более что из Государственной думы один депутат, как известно, ушел, и место освободилось. И вот туда можно Романа Юрьевича пристроить, он там будет очень хорошо смотреться. А министерство ликвидировать. Это будет хорошая, на мой взгляд, экономия для бюджета.

-    Лично вы ощущаете на себе тяжесть госдолга Саратовской области?

-    Когда я вижу чиновничьи кортежи, когда я вижу все эти пафосные мероприятия с участием первых лиц губернии, я ощущаю тяжесть долга. Я понимаю, что с такими властными телодвижениями долг никогда не уменьшится. Мне кажется, что нужно что-то радикальное. Руководители муниципальных образований отказываются от зарплаты, ну давайте тогда идти до конца. Давайте сокращать министерства. Сокращение министерства - это идея. Ведь во многих губерниях министерства информации и печати просто нет. Это наше ноу-хау. Мне кажется, что это будет правильно. А специалисты, которые там работают, они себе работу найдут.

 

Понять и проститьАнатолий КАТЦ, художественный руководитель областной филармонии им. А. Шнитке

-    Нет ли у вас предложений, как сократить госдолг Саратовской области?

-    Вы знаете, я занимаю должность художественного руководителя Саратовской филармонии и сам себе придумал такое обозначение этой должности: я лицо материально безответственное. Поэтому я по вопросу, который вы мне задаете, ничего не могу сказать.

-    Но как художественный руководитель филармонии вы же ощущаете на себе госдолг области?

-    Вы знаете, наверное, ощущаю, потому что уже шесть лет как стоит здание филармонии. Нам все обещают-обещают-обещают, что вот-вот придут деньги. Из уст руководителей филармонии мы слышим, что она откроется в первой половине 2014-го. Но что-то мне с трудом в это верится, потому что сегодня уже, слава Богу, 27 ноября. Не знаю, может быть, начнется все это в 2013 году активно и интенсивно... Долг области, конечно, я думаю, лежит тяжелым грузом на каждом жителе города и области. Конечно. Но чтобы я его физически ощущал - не могу сказать.

-    Но морально давит?

-    Морально, безусловно, давит. Мне бы еще объяснили, если мы выплатим этот долг, мы что, станем жить намного лучше?

-    Наша редакция тоже задается этим вопросом.

-    В том-то всё и дело. Так что есть долг, нету долга... Я понимаю, что от этого зависит и состояние автомобильных дорог, и тротуаров, и вообще всего на свете, и благосостояние города. Безусловно, зависимость прямая. Но как живем, так и живем.

-    Может быть, это нормальное состояние? Ведь многие сейчас живут в кредит, берут ипотеку.

-    Я думаю, это нормальное состояние. Правда, у нас ипотека с грандиозным процентом, такого вообще нет нигде в мире больше. Но ничего, как-то все пытаются выкарабкаться.

-    Есть надежда, что выкарабкаемся?

-    Надежда умирает последней, как известно. Пока не умерла. Если конца света не будет 21 декабря, все будет нормально.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (4)
30 ноября 2012, 16:25

Отличный материал. Получил большое удовольствие от прочтения.

ответить
1 декабря 2012, 10:23

Вот скажите мне, почему все эти товарищи говорят правильные слова, но когда сами имели доступ к власти, даже и не пытались реализовать хоть что-то из этого? Я сейчас про Аяцкова и Зеленского, например. Кстати, "трубите в колокола" - это супер!

ответить
3 декабря 2012, 23:30

может, часть долга появилась, на строительтво садиков, например в Хвалынске построили садик вместо бывшего футбольного поля. ТОЛЬКО ВОПРОС, почему они приглашали строителей из др. облости, что в Саратовской обл. нет строительных организаций 

ответить
3 декабря 2012, 23:31

[left]

Может, часть долга появилась на строительство садиков, например в Хвалынске построили садик вместо бывшего футбольного поля. ТОЛЬКО ВОПРОС, почему они приглашали строителей из др. области, что в Саратовской обл. нет строительных организаций 

[/left]
ответить
на главную