N1 (203) 11 января 2013   11.01.2013 | 08:34
Алексей ИВАНОВ: «В космос скоро будет проще добраться, чем на место приземления Гагарина»
Рубрика: свобода слова
Просмотров: 1007
Версия для печати

Алексей ИВАНОВ: «В космос скоро будет проще добраться, чем на место приземления Гагарина»Мечта областных чиновников о превращении Саратова в туристическую Мекку очень заразительна. На улицах корреспондентам «Газеты Наша Версия» уже мерещатся американские туристы, зябко кутающиеся в яркие пуховики и мохнатые шубы, перед музеями видятся длинные очереди, как в Лувр или в галерею Уффици, и кажется, что налоговые поступления в областной бюджет помогли наконец расплатиться со всеми кредиторами и побороть ненавистный дефицит. Но это, к сожалению, лишь фантазии. О том, каков на самом деле потенциал Саратовской области на туристическом поприще, мы решили поговорить с деканом факультета экологии и сервиса СГТУ, профессором Алексеем Ивановым. На этом факультете вот уже почти 15 лет готовят студентов по специальности «туризм». Да и сам Алексей Викторович к туризму имеет непосредственное отношение. До недавнего времени он лично возглавлял кафедру менеджмента туристического бизнеса, успел поучаствовать в съемках нескольких фильмов о туристических ресурсах губернии и не раз знакомил иностранных туристов с окаменелостями, встречающимися в нашем регионе.

«...определенные гири на ногах нас сдерживают»

- В последнее время областное министерство молодежной политики, спорта и туризма проводит много мероприятий, посвященных туризму. Журналистов возят в пресс-туры, собирают совещания, проводят лекции и семинары. Ваша кафедра принимает участие в таких мероприятиях? А главное - есть ли от них эффект?

- Естественно, что во всех мероприятиях мы стараемся участвовать. В коллегию при министерстве входят два сотрудника нашей кафедры менеджмента туристического бизнеса. Чиновники также обращаются к нам. Например, недавно презентовали в зале студенческого клуба СГТУ созданный нашим коллективом фильм-экскурсию «Семь дней на Волге», у нас собралось несколько сотен школьников и студентов разных вузов, много журналистов, приезжала и выступала замминистра Ирина Шатылко. Контакт есть.

- А эффект?

- Эффект как минимум коммуникативный, учитывая, что нынешнее руководство министерства приступило к работе относительно недавно. Хотя и с предшествующими руководителями контактировали успешно. Мы издали несколько учебников для вузов по туризму, министерство знает о них. Готовы предоставить свои услуги на договорной основе по разработке отдельных туров по Саратовской области, по Волге и по историческому туризму. Кафедра туризма нашего факультета последние три года очень серьезно укрепилась в кадровом отношении - благодаря как росту молодых специалистов непосредственно в техническом университете, так и вследствие прихода ряда сильных ученых с исторического факультета СГУ - профессора Н. И. Девятайкиной, молодых доцентов М. В. Ковалева (ныне заведующий кафедрой), Н. В. Канавиной, Е. Н. Моисеевой, Т. А. Мельниковой, Е. А. Акимовой, Д. С. Белоусова и других. Они со своими учениками и грантами гармонично влились в коллектив нашей кафедры и заметно усилили ее прежде всего по части исторического туризма. Ничто не мешает нам и дальше развивать сотрудничество с органами власти.

- Сколько лет в СГТУ преподают туризм? Кажется, первая кафедра появилась в СГУ.

- Специальность открыли первой в СГТУ. Это случилось еще в 1998 году. Именно технический университет стал в Саратове родоначальником туристического научно-образовательного направления, которое часто считают почему-то чисто гуманитарным, но оно, конечно, междисциплинарное. Если мы посмотрим опыт МГУ, там кафедра туризма развивается в составе географического факультета.

- В Саратове специалистов по туризму готовят сейчас в пяти вузах.

- Я слышал только о трех, видимо, остальные только что открыли. Но к здоровой конкуренции всегда относился положительно. Наш факультет готов общаться, сотрудничать и конкурировать со всеми вузами.

- Сразу возникает наивный вопрос: зачем в Саратове столько специалистов по туризму? Они найдут себе работу?

- А почему только в Саратове? Вузы федеральные, они должны снабжать специалистами всю страну и зарубежье. Насколько мне известно, немало наших выпускников отправляются в столицу. Многие из тех, кто прошел у нас хорошую производственную практику и себя зарекомендовал, скажем, в Турции или в Италии, отправляются за рубеж. Учиться к нам на факультет приезжают и студенты из других регионов. Например, в этом году на направление «Землеустройство» поступило много иногородних - начиная от Осетии и заканчивая Норильском. Многие потом вернутся туда, откуда приехали, зрелыми специалистами. Это замечательно, они заберут с собой хорошие воспоминания о Саратове.

- Значит, мы работаем на другие регионы и на другие страны?

- А разве это плохо? Если сложить число студентов в саратовских вузах, получится порядка 100 тысяч человек. В Саратове примерно 800 тысяч населения. То есть восьмая часть - студенты. Раз в четыре года эта часть заметно обновляется. Понятно, что если бы все выпускники оседали здесь каждый год, то Саратов уже давно перегнал бы по численности населения многие крупные города России и мира. Молодые выпускники со свежими силами несут то, что получили здесь, по всей стране, по всему миру. Саратов в этом плане вполне может претендовать на звание города всероссийского значения.

- Получается, Саратов как сапожник без сапог: мы готовим специалистов по туризму практически для всего мира, а сами для себя ничего не можем сделать. Въездной туризм у нас совершенно не развит. Вот, к примеру, ваши студенты составляют маршруты по области?

- Мы составляем маршруты в рамках студенческой практики, дипломных работ, диссертационных исследований, инициативных научных тем. Серьезные маршруты разрабатываются под какую-то определенную задачу и очень от многих факторов зависят - кто именно будет ими пользоваться, какой вид туризма предусматривается. Одно дело научный туризм, другое - познавательный, третье - исторический, и совершенно отдельный - туризм для отдыха. Это настолько многофакторная система, что разрабатывать маршрут детально, не зная, для чего его применять, достаточно бессмысленно. А вот собирать и анализировать материалы о туристически привлекательных местах, туристических ресурсах региона, разрабатывать проекты маршрутов и маршрутных сетей - это действительно необходимо. Все это у нас делается, правда, без особой связи с бизнесом.

- А чему вы вообще учите студентов?

- На кафедре туризма СГТУ мы предлагаем обучение по трем направлениям бакалавриата: «туризм», «сервис» и «гостиничное дело», а также в магистратуре, аспирантуре и докторантуре. Мы обозначили туризм как междисциплинарную область знаний и практического приложения, поэтому учебный план имеет комплексный характер. Стараемся при обучении гармонично увязать дисциплины из разных сфер человеческого знания: из географического блока, разумеется, из социологического блока, из экономического и бизнес-блока. Наши студенты должны хорошо знать не менее двух иностранных языков. В результате получается настоящее университетское образование. Теоретическое обучение подкрепляется серьезной практикой на территории области и за рубежом. В области - это маршруты для экотуризма, экологические тропы, чем, кстати, наш край может быть очень привлекателен. Это и геотуризм, который у нас абсолютно не развит. На Западе это бизнес, приносящий колоссальную прибыль. Недавно коллеги из Германии подарили мне научно-популярную книгу с массой разных фотографий красивых окаменелостей. Эта книга - путеводитель для посещения всего лишь одного заброшенного карьера в Германии, она подготовлена специально для туристов. Людям дают возможность в этом месте арендовать геологический молоток и «поковыряться в земле», проконсультироваться со специалистом-палеонтологом, купить окаменелости, которые встречаются массово и особого интереса для науки не представляют.

К слову, этот карьер в Германии сильно напоминает наш заброшенный меловой карьер завода «Красный Октябрь» в Вольске. Очень красивое место, родники, пруды. Здесь можно было бы великолепно развить палеонтологический туризм. Местным жителям это, возможно, не особо интересно, а вот приехал бы откуда-то любознательный человек... Можно было бы «раскрутить» подобные места, а их немало. Саратовская область могла бы сделать серьезный рывок вперед, но определенные гири на ногах нас сдерживают, их надо как-то отцеплять.

- Что это за гири? Почему, по-вашему, к нам не едут туристы?

- На мой взгляд, ключевая проблема заключается в том, что Саратов по большому счету не готов к серьезному потоку въездных туристов. Начиная с того, что существующий аэропорт не способен обеспечить потребности въездного туризма, и заканчивая тем, что в самом городе находиться порой не очень приятно по экологическим соображениям. Я говорю о запыленности, тесноте улиц, бесконечных пробках. Если не могут должным образом довезти, расположить и угостить гостя, то спрашивается, что же это за въездной туризм? Скорее туризм экстремальный, но он вряд ли будет массовым.

Конечно, привлекает Волга. Но тут начнут всплывать опять-таки экологические проблемы и, естественно, проблемы инфраструктуры. Саратов тянется вдоль Волги на 20 километров. Назовите хотя бы одно место в черте города, где горожане могли бы прийти на Волгу и искупаться? Я уже не говорю о госте, который приедет и никогда не найдет, где между оползнями, упавшими деревьями, заброшенными промзонами и обломками судов можно отдохнуть на волжском побережье в Саратове. Понятно, что этим вопросом придется заниматься. И это проблемы, которые не решить за один день. Нужны соответствующие затраты - не только экономические и трудовые, но и политическая воля, которая сегодня не равна нулю, но и не достаточна для решения названных проблем.

«Немцы были в восторге, особенно от того, что их искусали комары»

- Какие объекты эко- и геотуризма есть в Саратовской области?

- С позиции экологического туризма, конечно, центральный объект - это Волга. Очень интересная экосистема, великолепные пейзажи, замечательное место для летнего отдыха. Здесь можно было бы развивать и развлекательный туризм, и спортивный. С нашей-то природой любой вид туризма, должным образом организованный, пойдет! Я, например, прожив всю жизнь в Саратове, только недавно, участвуя в съемках научно-популярного фильма «Семь дней на Волге» с режиссером Е. Е. Захаровым и группой коллег и студентов кафедры туризма, открыл для себя такое удивительное место, как Черные воды. Огромное количество островов, проток, которые находятся на Волге чуть выше Саратова, образуют красивые и волнующие природные ландшафты. Говорят, это излюбленное место рыбаков. Но площадь Черных вод такая большая, что кажется, будто этих рыбаков там единицы и места необитаемы. Огромное количество птиц, зверей, густые темные заросли камышей, леса, склонившиеся над узкими протоками... Просто Амазонка, того и гляди крокодил вылезет. Впечатляющие места.

Национальный парк в Хвалынске - еще один прекрасный объект. Масса памятников природы сосредоточена, например, в Красноармейском районе у села Нижняя Банновка. Шикарные места с меловыми обрывами, редкими видами растений (можжевельник) и животных (обитают даже скорпионы). Что касается туризма геологического, то берега Волги - это колоссальный разрез земной коры, один из самых протяженных и известных в мире. Как геологический объект он запросто может соперничать по масштабу со знаменитым каньоном в Колорадо. Этими ресурсами надо уметь правильно распоряжаться - в хорошем смысле этого слова. Кроме тех ограничений, которые мы уже обозначили, я особо-то других не вижу. Но заниматься развитием туризма можно только комплексно. Понятно, что одни ученые или одни политики ничего не сделают - необходим синтез науки, общества и власти.

Алексей ИВАНОВ: «В космос скоро будет проще добраться, чем на место приземления Гагарина»

- Этой весной много шума наделал проект по строительству культурно-развлекательного центра на Зеленом острове. Его стоимость оценивается в 7 миллиардов евро. Инвесторы хотят построить на Волге сеть крупных гостиниц, яхт-клубы, водные аттракционы и т.д. Как вы считаете, это реальный проект?

- Я видел эскиз обустройства Зеленого острова. Если судить по большому счету, не вдаваясь в детали, он хоть и сказочный, но здравый. Но на Зеленый остров приезжающему издалека туристу еще надо как-то попасть. Как? Сейчас начнутся те самые проблемы аэропорта, пробок, временного размещения людей в Саратове, переправы на остров. Все это надо предусматривать. А наш саратовский речной флот сейчас где? Раньше по Волге каждые полчаса проходил «метеор» или теплоход. Я помню, ходил «метеор» Саратов-Волгоград, на котором мы, юные геологи, ездили в ту же Нижнюю Банновку. А сейчас на Волге судно с трудом увидишь. Река в этом смысле мертвая. С точки зрения охраны окружающей среды это момент скорее положительный, но с позиции развития туризма - нет.

Конечно, к Саратову должны вести соответствующего качества автодороги. Из той же Москвы туристы могли бы приезжать к нам на машинах. Интерес у москвичей к Волге повышенный - не случайно ими активно скупаются дачи на побережье. Уже надоели Турция и Египет. Хотят чего-то более спокойного и безопасного. Но чтобы турист к нам приехал, сначала надо дороги, ведущие к Саратову, привести в качественное состояние. Эти проблемы на самом деле бесконечны, поэтому и решать их нужно постоянно и комплексно. Дорогу осилит идущий.

- Саратовские чиновники более амбициозны - они мечтают о том, чтобы к нам ехали не только российские туристы, но и зарубежные. Что нужно сделать, чтобы иностранцы захотели посетить Саратов?

- Во-первых, нужна четкая информация - сайты, буклеты, желательно на языке туриста. Там же должна быть правдивая информация об инфраструктуре, той самой комфортности проживания, экологической, социальной. Понятно, что человек, который ориентирован на экстремальный, познавательный или научный туризм, может ехать уже сейчас. Для таких людей комфорт все-таки вторичен. Я помню, к нам приезжали по линии научного туризма палеонтологи из Германии. Они интересуются сбором окаменелостей. Мы их отвезли в один заброшенный карьер на машине ГАЗ-66, «экспедицьон-вагон» они ее называли. Поставили им советские палатки. Немцы были в восторге, особенно от того, что их искусали комары. Естественно, они нашли окаменелости - «чертовы пальцы» (белемниты) и раковины аммонитов. Получился своеобразный вариант научно-экстремального туризма. Насколько мне известно, иностранцев, желающих осуществить подобную туристическую практику, немало.

- Это тоже тема для туристического маршрута.

- В Саратовской области немало интересных мест с позиций геологического и палеонтологического туризма. Например, есть такой участок волжского побережья, которое Д. С. Худяков назвал «берегом плезиозавров». В этом году мы выпустили книгу «Когда Волга была морем», предназначенную в основном для школьников, но и для любознательных взрослых тоже. В книге описаны существа, которые реально плавали у нас в древних морях на территории Саратовской области: плезиозавры, мозазавры, морские змеи, черепахи, крокодилы, акулы. Многие из этих существ достигали более десяти метров в длину. Книга может позиционироваться для палеонтологического туризма по Саратовской области. А книжка Дмитрия Сергеевича Худякова «Путешествие по берегам морей, которых никто никогда не видел»? Помимо того, что она может интерпретироваться как популярная палеография Саратовской области, в которой описано множество интересных фактов, это еще и готовый путеводитель для туризма разных видов... Понятно, что поднять отрасль только на научном или экстремальном туризме невозможно. Если мы говорим о большом потоке людей, им понадобятся разные виды туризма.

А сколько ярких личностей оставили следы своей деятельности на территории Саратова и области! Даже Фритьоф Нансен бывал здесь. Наша земля славится многими именами. Тут выдвигать идеи можно до бесконечности. Мы недостаточно используем в туристических целях космическо-гагаринскую тему, что странно. Насколько я знаю, в Америке места, связанные с именем Колумба, «раскрутили» очень неплохо. Туда идет поток туристов, есть необходимая инфраструктура. Само место, куда он причалил, оставили нетронутым. Люди получают возможность «увидеть Америку глазами Колумба». Почему бы нам не сделать так, чтобы туристы «увидели Землю глазами Гагарина»?

- Спускать туристов на парашюте?

- Как именно это организовать, я не знаю. Но согласитесь, такая идея имеет право на жизнь. Чем вообще Саратов известен в мире? Космосом. Чем еще? Немцами Поволжья. Это два момента, которыми регион знаменит в мировом масштабе, и никто с ним соперничать не может.

- Еще можно вспомнить Увек.

- Да, безусловно. Но этот туристический объект, наверное, получится на ранг ниже. И не потому, что там ничего не обустроено, а по той причине, что это все-таки объект уникальный, но не единственный в своем роде. Хоть и называют Увек «приволжскими Помпеями», но с туристических позиций, конечно, необходима еще огромная работа.

- В общем-то, и на месте приземления Гагарина нет ничего, кроме памятников. Туристам там будет просто неинтересно.

- Для начала туда надо еще добраться. Одна пробка на мосту Саратов-Энгельс чего стоит. В космос скоро будет проще добраться, чем на место приземления Гагарина. Без решения таких очевидных вопросов мы никуда не двинемся.

- Действительно ли на развитие туризма нужны большие деньги? Или это вопрос идей и желания? Если будут идеи, бизнес подключится и вложит свои деньги.

- Я бы сказал, что это вопрос резонанса. Должны совпасть идея, деньги и политическая воля. Как видите, идеи в основном очевидны и оформлены - берите и применяйте. Но, видимо, пока бизнес, власть и наука в этом вопросе не на одной волне.

- Но пока тоже можно  что-то делать.

- Кажется, Чарли Чаплин сказал, что если не можем изменить ситуацию, то обсмеем ее. Я всегда говорю в таких случаях: а ученые должны изучить ее. Не можем изменить ситуацию с туризмом - надо ее хотя бы изучить, что мы и делаем. В частности, на нашем факультете организован музей естествознания. Мы стараемся создавать экспозиции, которых нигде больше нет, представить эксклюзивные темы, которыми занимаются именно ученые нашего университета. В музее, например, есть экспозиция, посвященная мертвым городам. Мы впервые опубликовали карту мертвых городов мира, составили соответствующие карты России и Казахстана. Их нужно еще дорабатывать, но они - первые ласточки в научном изучении этого феномена. Издали книгу о мертвых городах на материале Казахстана. Это первая русскоязычная научная книга, специально посвященная данной проблематике. Мертвые города - великолепные объекты для промышленного и познавательного туризма. Известно, что даже в Припять, где небезопасно находиться, туристы проникают и платят за это сотни долларов. За рубежом подобный туризм активно развивается.

- К счастью, Саратов пока не мертвый город. Правда, заброшенных объектов у нас предостаточно.

- Да, в городе есть различные брошенные производства, как мы их называем, урбонекрозы. Это омертвелые части города - «Нитрон», например, в Энгельсе. За рубежом такие места оформляются как туристические объекты, в них устраиваются музеи, проводятся экскурсии. У нас ничего этого нет. Да, понятно, что это своего рода сталкерство, и в Саратове его можно организовать без проблем. В этом плане туристические ресурсы очень хорошие. Видите, сколько видов туризма мы уже перебрали, и Саратовская область может вполне в перспективе показать товар лицом. Но пока это только ресурсы.

Алексей ИВАНОВ: «В космос скоро будет проще добраться, чем на место приземления Гагарина»«Долины оврагов на территории города - фактически зоны экологического бедствия»

- Несколько лет назад Саратов фигурировал в учебниках по экологии в качестве примера самого неблагополучного в экологическом отношении города. До сих пор за нами тянется такая «слава»?

- А по большому счету, что с тех пор изменилось? Кардинально - ничего. Да, некоторые локальные улучшения есть, их можно только приветствовать. Наведение определенного порядка на улицах способствует хотя бы элементарному снижению запыленности. Наметились хоть какие-то закономерности планировки в новом генплане Саратова. Вы знаете, что в исторической части города улочки идут под определенным углом к Волге. Именно под этим углом достигалась максимальная проветриваемость, максимальная комфортность. Тогда термина «экологическая комфортность проживания» не было, тем не менее, наши предки понимали, что она должна быть, и ее себе обеспечивали. Но как только мы выходим за пределы исторического центра, начинается хаос. Дома и улицы располагаются как попало: и колодцами, и буквами «П». Результат - задымление, запыление, закрытые ветровые коридоры. Проблема озеленения также до сих пор не решена. Не появилось ни одного нового солидного парка, сквера. Озеленение улиц, мягко говоря, по-прежнему оставляет желать лучшего. Занимаются этим локально, но какого-то концептуального изменения не видно.

А вообще разруха не в клозетах, а в головах - тут классика не переспоришь. Опять же, глядя на соседние города - Самару, Ульяновск, нельзя не заметить, что все-таки экологическая комфортность там повыше. Моя научная группа кафедры геоэкологии и инженерной геологии СГТУ составила обзорные карты экологической комфортности Саратова, и сейчас мы работаем над картами для иных городов. Но многое очевидно и без картографических исследований. Например, всем известно, что в Ульяновске берег Волги достаточно доступен, овраги на территории города открыты и облагорожены. У нас же Глебучев и Маханный овраги - это что-то чудовищное. Там уже столько накоплено созданных деятельностью человека отложений, что мой аспирант выходит сейчас на защиту кандидатской диссертации с темой «Антропогенные отложения и формы рельефа городских территорий на примере Саратова» по результатам изучения этих материалов. Там десятки метров антропогенно-геологического разреза - столько скопилось за десятки лет, когда туда валили все подряд: аккумуляторы, промышленные отходы, бытовой мусор. Все это захоранивали, потом перекапывали при несанкционированном поиске цветных металлов. Долины оврагов на территории города - фактически зоны экологического бедствия.

- Что можно сделать с оврагами?

- Понятно, что в идеале овраги надо очистить, вычистить все до природной поверхности. И, конечно, сделать там зону рекреационного туризма: парки, скверы, места для отдыха с минимальной инфраструктурой. Но проблема в том, что сейчас в оврагах на территории города за время его экологической истории накоплено такое огромное количество отходов, что не хватит никаких ресурсов их полностью удалить в обозримом будущем. Кроме того, возникает вопрос: куда вывозить мусор? Как его сортировать? Мы сейчас думаем над разработкой промежуточных вариантов, поскольку очистить все сразу - это неподъемно.

- Да уж, тут не до туристов.

- Несколько лет назад к нам в гости приезжал из Америки специалист по истории вспышек холерных заболеваний. А Саратов чем еще знаменит? Глебучев овраг - одно из известнейших холерных мест в мире. Там всегда селилась беднота, и на этих выселках мгновенно вспыхивали заболевания, усугублявшиеся социально неблагополучной ситуацией. И коллега приехал специально из Америки, чтобы увидеть это печально известное во всем мире место. Он узнал на одном из сайтов, что Глебучев овраг располагается в центральной части города, и попросил нас его туда сопроводить. Но когда мы приехали в овраг, он долго не мог понять, куда попал: тут текут несанкционированные стоки, там возвышаются горы бесконтрольно сваленного мусора, здесь же бьет горячий источник из трубы, которая ведет в баню и, как сказали местные жители, уже десятки лет выливается (сколько потерь водных ресурсов - это к вопросу об элементарном порядке). Ему стоило больших трудов понять, что к чему, и незабываемых впечатлений он получил множество. Его путешествие в Саратов может являться примером научного туризма. Подобные экотуристические маршруты в городе, конечно, тоже могут быть разработаны, но нам-то, наверное, они не нужны. Они полностью дискредитируют нас, нормальные люди после этого вообще к нам не поедут. Не устранив такие язвы, как эти овраги, не взяв их под контроль или как минимум хоть как-то не облагородив, о нормальном туризме говорить мы не сможем. Экологию с туризмом разорвать невозможно.

- Несколько лет назад вы возглавляли Саратовское региональное отделение партии «Зеленые». Правда, до выборов тогда дело не дошло. Наверное, это был пример того, как ученые, устав от того, что их никто не слышит, решили перейти от теории к практике?

- Я всегда говорил, что экология - это наука, которая может применяться в очень широком спектре, в том числе в политике. Я согласился работать с партией «Зеленые», потому что она непосредственно экологически ориентирована. Как случилось, что пришлось возглавлять региональное отделение партии? В свое время возникло такое предложение, и я решил: а почему бы не получить в этой сфере определенный опыт, полезный для развития себя как личности, и успеть сделать какие-то добрые дела для общества? А вообще я всегда себя позиционировал - и до председательства в региональном отделении, и после - как консультирующего специалиста. В научной среде к людям, которые занимаются не только наукой, всегда относились неодобрительно. И это понятно, потому что наука требует полной отдачи. Но нынешнее поколение ученых вынуждено заниматься не только наукой, иначе не выживешь. Ну, а с партией «Зеленые» тогда было еще и интересно работать.

- Экология, кажется, стала сегодня разменной политической монетой.

- Заметьте, в идеологической платформе и предвыборных обещаниях любой политической партии так или иначе звучит «зеленая» тематика. Работа непосредственно с экологической партией требует образования, подготовки. У нее определенный электорат, с которым приятно иметь дело. В то же время партия «Зеленые», по моему мнению, наиболее конструктивная по своей программе, опирающаяся на научную базу. Я, конечно, сейчас высказываю суждение о партии пятилетней давности, когда довелось с ней работать. Если посмотреть на западный опыт, то во многих европейских странах «зеленые» партии имеют представительство на самом высоком уровне. И это лишний раз подчеркивает важность и актуальность проблем, которые мы сейчас обсуждали.

 

Справка

Алексей Викторович ИВАНОВ

Кандидат геолого-минералогических наук, профессор.

Окончил Саратовский государственный университет в 1996 году. Работал заместителем декана геологического факультета СГУ по научной работе (1996-1997), директором НИИ геологии при СГУ (1997-2004). Организатор и первый заведующий кафедрой геоэкологии СГУ (2002-2011), профессор Саратовского государственного университета (2003-2011), помощник ректора Саратовского института РГТЭУ по научной и издательской работе (с 2005 года), руководитель научно-исследовательского центра факультета глобальных процессов МГУ имени М.В.Ломоносова (с 2008 года).

В СГТУ работает с 2009 года. Организатор и первый заведующий лабораторией инженерной геоэкологии, научный руководитель музея естествознания СГТУ, филиала «кафедры ЮНЕСКО МГУ по изучению глобальных вызовов для крупных городов». Декан факультета экологии и сервиса СГТУ с 2010 года.

Действительный член Палеонтологического общества РАН, Минералогического общества РАН, Московского общества Испытателей природы, Европейской ассоциации сохранения геологического наследия (ProGeo), член-корреспондент Российской экологической академии. Трижды «Соросовский доцент», дважды лауреат Государственной научной стипендии, лауреат Потанинской стипендии.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную