x
N19 (221) 24 мая 2013    24.05.2013 | 00:33
Счет в пользу классики
Рубрика: никак
Просмотров: 363
Версия для печати

Двухсотлетие со дня рождения выдающегося немецкого композитора Рихарда Вагнера, которое отмечают поклонники серьезного искусства в этом году, российские театры, за исключением столичной «Новой оперы», оставили без внимания. Тем приятнее осознавать, что Саратов в этом году отметился на уровне страны не только очередными ЧП и глупостями, но и особым вниманием к музыке великого композитора, включая премьеру его оперы «Риенци» в рамках XXVI Собиновского музыкального фестиваля. Торжественное открытие этого праздника для меломанов состоялось в минувшую среду в Театре оперы и балета.

Те, кого условно принято относить к «региональной элите», открытие фестиваля дружно проигнорировали. Причем в числе отсутствующих оказался и губернатор Валерий Радаев. Это тем более странно, что всего лишь год с небольшим назад на первой же пресс-конференции глава региона заявил, что считает развитие культуры Саратовской области, ни много ни мало, «своим личным приоритетным направлением в работе».

Удивленные такой амбициозной заявкой скептики сразу выразили сомнения в том, что Валерию Радаеву, с его крепкими сельскими корнями и трудовой биографией, имеющей мало общего с тонкими материями, удастся долго выдерживать испытания Большой Культурой. В минувшую среду эти сомнения, увы, подтвердились. Губернатор предпочел провести вечер в Хвалынске, где в тот же день проходило открытие спортивно-туристского лагеря «Туриада-2013». Видимо, тот факт, что этот турслёт проходит «под патронатом» полпреда в ПФО Михаила Бабича, да еще и в рамках исполнения поручения президента РФ, придал ему особую значимость. Так что самым известным саратовским музыкальным фестивалем главе региона пришлось пожертвовать. 

Золото аплодисментов

В оперном театре за Радаева пришлось выступать вице-губернатору Денису Фадееву, который старательно зачитал послание своего шефа. В нем встречались выражения вроде «каждую весну наш город наполняется прекрасной музыкой» (как будто консерватория, филармония и два музыкальных театра области до весны закрыты - авт.), «богатство культуры» и «сила традиций».

Из других осененных статусом лиц в зале были замечены председатель ГУ ЦБ РФ Юрий Зеленский и ректор экономического университета Владимир Динес. Спикер облдумы Владимир Капкаев и ГФИ Марина Алешина, подобно Радаеву, предпочли крайне редко исполняемой в России симфонической музыке Вагнера общение с обитателями палаточного лагеря на слете туристов.

Существует знаменитый анекдот про картину «Мона Лиза» Леонардо да Винчи и Фаину Раневскую, которая якобы как-то сказала в ответ на чей-то скепсис в отношении этой картины, что она, мол, столько веков всем нравится, что уже сама может выбирать - кому ей нравиться, а кому - нет. Музыка Вагнера и Верди, которая звучала в среду на открытии фестиваля, - пример из той же категории. Ее не назовешь простой, хотя оба этих автора написали и несомненные «хиты», знакомые даже тем, кто принципиально не слушает классическую музыку. Одним из них, знаменитым «Полетом Валькирий», оркестр театра завершил первое отделение, сорвав бурные аплодисменты. Кроме того, в первом отделении были исполнены еще три отрывка из опер, которые вместе с «Валькирией» входят в тетралогию Вагнера «Кольцо Нибелунга».

Второе отделение концерта было посвящено творчеству итальянского классика Джузеппе Верди, со дня рождения этого в этом году также исполняется 200 лет. Судя по реакции зала, исполнением «Stabat Mater», «Te Deum» и масштабной сцены из «Аиды» с огромным хором и солистам публика осталась довольна.

А король-то голый!

Официальная премьера оперы «Риенци. Последний трибун Рима» должна состояться в театре сегодня вечером. Руководство театра предоставило возможность прессе ознакомиться с постановкой на предпремьерном показе, который состоялся в конце прошлой недели.

Перед тем, как начать спектакль, маэстро Юрий Кочнев коротко рассказал о том, чему посвящена опера, отдельно остановившись на том, что постановщик Алексей Степанюк «менее всего хотел соблюсти условности XVI века». Напротив: по словам Кочнева, создатели поставили задачу показать «вневременный характер» тех проблем, которые отражены в истории римского трибуна Риенци. По мнению Кочнева, «история разочарования народа в Лидере крайне актуальна».

Создатели постановки решили не мучить зрителей 10-минутной увертюрой при закрытом занавесе и открыли его вскоре после того, как заиграл оркестр. Представшая взорам публики сцена без каких-либо сомнений подтверждала слова маэстро о том, что постановщик «менее всего хотел соблюсти условности XVI века», поскольку XVI веком там, что называется, и близко не пахло. Главный герой Риенци в черной майке-«алкоголичке» и красных трусах (еще точнее было бы выразиться по-модному - «в труселях») сидя на кровати читал книгу. Стоявший рядом телевизор транслировал на стену сетку настройки, с черными, белыми и разноцветными полосками. В кульминации увертюры Риенци одел боксерские перчатки, немного подрался с воображаемым противником, побегал вокруг кровати по сцене и наглядно проиллюстрировал популярную в нашей стране фразу «упал - отжался».

Все это происходило на фоне черного задника, на который проецировались мутные цветные пятна и фигуры в духе видео-арта. На протяжении оперы подобное визуальное сопровождение шло безостановочно. Исключением стала лишь сцена ближе к финалу, где Риенци оказывается на кровати в классической смирительной рубашке. В это время на заднике появляется изображение пустой белой комнаты. Предельно бедная обстановка сцены подчеркивается лаконичной картинкой на заднике, которая, во-первых, создает внятный образ, во-вторых, предельно заостряет внимание на одиночестве и страданиях того, кому недавно рукоплескала толпа. В этом эпизоде становится особенно жалко, что на протяжении многих сцен на задник то и дело транслируется, по ощущениям, какая-то совершенно невнятная цветовая галиматья.

Разумеется, искусство не обязано «разжевывать и класть в рот» зрителю все образы и смыслы происходящего на сцене. Призывать постановщиков к изображению лавровых венков в момент торжеств, крови в эпизодах убийств или другой подобной прямолинейности было бы неверно. Однако излишний визуальный сумбур вызывает раздражение, особенно на фоне подчеркнуто условных решений декораций и костюмов.

В трактовке Степанюка опера так сильно изобилует эротическими сценами, что многие из тех, кто уже посмотрели новую оперу, поспешили обрушиться на постановщика с критикой за излишний натурализм и даже «порнографию». Однако неизбалованным зрителям следует помнить о том, что перед нами все-таки не обычный спектакль, а музыкальный. И он, кроме «пожирания глазами», предполагает еще и умение слушать - оркестр, солистов, хор, и в конечном итоге музыку Вагнера.

Казнить нельзя помиловать

В любом случае, «Риенци» - очевидная попытка сделать современный спектакль. И можно не сомневаться в том, что у этой оперы будут ярые противники, которые убеждены, что театр, особенно оперный, должен оставаться храмом искусства.

Если бы опера «Риенци» была поставлена в соответствие с буквой названия и первоисточника, как трагедия из жизни Рима XVI века, декорациями неизбежно стали бы колонны, портики и прочая архитектурная классика. Это было бы элегантно и пафосно, но, скорее всего, предсказуемо и скучно. Ультра-современная трактовка произведения, конечно, не обязательное условие для того, чтобы современный зритель не зевал и проникся смыслами. Однако она, по крайней мере, делает оперу жизнеспособной и придает ей актуальность.

Надо сказать, что режиссер и художники, в общем, почти не дают публике шансов полюбоваться красотой, поскольку многие художественные решения намеренно сделаны в модной «эстетике уродства». Кроме общей мрачной атмосферы, которая несомненно давит на зрителя, на сцене можно увидеть людей с черепами вместо голов, ребенка в маске, жутковатого хромого официанта и прочих страшных персонажей. А хор, состоящий из лысых певцов, в одной из сцен устраивает оргию.

Основной претензией к режиссеру, если переформулировать нападки за «порнографию», можно считать то, что слишком много из содержания ушло во внешние эффекты. История падения лидера есть, но она, во-первых, местами выглядит слишком вульгарной, а во-вторых, без костыля в виде программки вообще не понятны некоторые сюжетные повороты. Почему Риенци вдруг лишается доверия со стороны народа, который его боготворил? Из-за чего главного героя отлучают от церкви? Подобные претензии высказывали и современники Вагнера. Ведь длинную и долгую литературную эпопею, которая послужила основой для либретто, ему пришлось переделать в спектакль. В нашем случае ситуация еще сложнее, поскольку 5-актная опера сокращена вообще до двух действий.

В любом случае, ультра-современное прочтение классики, с модернистским уклоном - это ситуация, характерная для всего музыкального мира. Как к этому относиться, каждый зритель в любом случае вправе решать самостоятельно.

Фоторепортаж с открытия Собиновского фестиваля смотрите тут.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (4)
24 мая 2013, 22:07

Ужасный спектакль, и правильно губернатор не поехал смотреть. Смотреть не советую.Нельзя переворачивать классику и делать из нее порнографию

ответить
26 мая 2013, 12:40

Чудовищный ужасный спектакль! Претензия на новаторство, а на самом деле бездарный капустник...

ответить
26 мая 2013, 12:42

Шумный но слабый спектакль! Опять на Маску не возьмут!

ответить
28 мая 2013, 22:06

спектакль хороший.можно смотреть. не нравится только старым пе**нам.

ответить
на главную