N21 (223) 7 июня 2013    07.06.2013 | 08:12
Взрыв доверия
Рубрика: Поле-гон
Просмотров: 1256
Версия для печати

Взрыв доверия«Вот здесь нашли целый схрон с боевыми снарядами... А вот тут одному из «искателей» ногу оторвало... Эти дома сотрудники ФСБ прошерстили...» - такую мини-экскурсию устраивают мне жители Рыбушанского муниципального образования Саратовского района по пути из села Поповка в село Сбродовка. В начале прошлого года здесь разразился громкий скандал, связанный с опасной утилизацией боеприпасов на близлежащем военном полигоне - из-за взрывов в буквальном смысле слова сотрясались несколько населенных пунктов. В середине прошлого года в местных домах и лесопосадках правоохранители стали с завидной регулярностью находить опасные снаряды. В конце прошлого года взрывная тема вроде бы сошла на нет. И вот - новый виток. В начале 2013 года корреспондент «Газеты Наша Версия» отправился в Поповку и попытался приобрести у местных жителей парочку боевых гранат.

Несколько дней назад инвалид-колясочник из села Поповка Владимир Емельянов вновь приехал в областной центр для того, чтобы устроить пикет напротив здания областного правительства. Владимир требовал внимания со стороны губернатора, даже плакат с призывом к главе региона подготовил: «Губернатор, верните жилье семье инвалидов. Губернатор, прекратите взрывы на полигоне». Однако в тот день Валерий Радаев был очень занят, и вместо него на встречу с пикетирующим вышел министр строительства и ЖКХ области Дмитрий Тепин.

Впрочем, не думаю, что жителям многострадальных сел, расположенных вблизи Саратовского военного полигона (в/ч 50661), и инвалиду Емельянову, в частности, общение с губернатором принесло бы больше пользы, нежели беседа с министром. К сожалению, приходится констатировать, что региональные власти бессильны в поднятом представителями Рыбушанского МО вопросе. Чего уж говорить о властях местных.

Взрыв доверияХрусть - и пополам

О том, что утилизация боеприпасов с истекшим сроком годности на полигоне в Саратовском районе становится причиной разрушения близлежащих домов, мирные жители писали в военную прокуратуру Саратовского гарнизона еще летом 2011 года. Тогда людям ответили, что была проведена проверка с привлечением специалистов Центра специальных работ особого риска Саратовской области. Эти самые специалисты пришли к выводу, что «технология производства работ по утилизации боеприпасов обеспечивает минимальное воздействие вредных факторов взрыва на здания и сооружения близлежащих населенных пунктов».

«Вместе с тем установлено, что должностными лицами в/части 50661 не в полной мере выполняются требования федерального законодательства, предписывающие осуществлять мероприятия по предотвращению причинения вреда жизни, здоровью, имуществу местного населения и окружающей среде в ходе повседневной деятельности воинской части», - говорится в ответе за подписью заместителя военного прокурора Саратовского гарнизона А.П. Селиванова от 1 сентября 2011 года.

Далее эта туманная формулировка раскрывается более полно. Говорится о том, что командованию в/ч 50661 было предписано установить жесткий контроль за количеством боеприпасов, которые утилизируются разом, «с целью минимизации воздействия взрывов на здания и сооружения снизить массу ВВ (взрывчатого вещества - прим. авт.) артиллерийских снарядов и накладного заряда в одной закладке с 90 до 55 кг в тротиловом эквиваленте и увеличить количество мест подрыва». Также руководство воинской части обязали проводить мониторинг состояния жилых домов и других объектов близлежащих сел.

Едва ли все эти указания военной прокуратуры были выполнены, ведь в ином случае спустя полгода после такого ответа не разгорелся бы скандал, докатившийся аж до федерального уровня. Правда, нельзя не отметить, что помимо опасности для общества, исходящей от полигона, были у этой истории и другие детонаторы, которые, возможно, и привели к масштабному медиавзрыву. Взять того же Павла Ипатова, который на тот момент доживал последние деньки в здании областного правительства в качестве губернатора и в огород которого прежде всего и полетели осколки от утилизируемых в районе боеприпасов. Однако к этому вопросу мы вернемся чуть позже.

Думаю, учитывая то, в каком состоянии находятся некоторые здания в поселениях, расположенных в непосредственной близости к полигону, и то, в каком состоянии эти сооружения были запечатлены региональными журналистами еще в 2012 году, дает неплохую пищу для размышлений. Особенно учитывая приведенные выше выдержки из письма прокуратуры. Ведь сейчас военные наотрез отказываются нести ответственность за то, что дома в селах и поселках разваливаются на части. Да, они признают, что постройки хрустят, пополам расходятся, однако все это списывается на некие дефекты, которые якобы были допущены при строительстве стареньких домов.

На это местные жители справедливо отмечают: до взрывов никакие дефекты не проявлялись, а во время взрывов, значит, вдруг появились. Им отвечают: проведите экспертизу. Но на экспертизу ни у местных властей (муниципальное образование является дотационным), ни у жителей денег нет. Теперь же выясняется, что даже эксперты не смогут установить, повлияли взрывы на разрушение домов или нет, поскольку в настоящее время утилизация снарядов на полигоне не ведется...

Но как же быть с тем самым ответом, в котором военная прокуратура фактически признает, что командование в/ч 50661 взрывало много и практически без разбора, не обращая внимания на то, что происходит с постройками в селах? Там ведь даже представление внесено было «с требованием о принятии конкретных действенных мер по устранению выявленных нарушений закона»! Разве это не явка военных с повинной? Как оказалось позже - нет. Ни районные, ни областные власти не в силах совладать с этой махиной или просто не имеют желания ввязываться в конфликт с людьми в погонах. А как же власти федеральные?

Взрыв доверия

Рядовой Баталина

Администрация Саратовского муниципального района в начале 2012 года сделала ставку на самого бойкого депутата Государственной думы РФ от Саратовской области - Ольгу Баталину. И с выбором бойца за интересы жителей не прогадали. На действия военных депутат Госдумы ответила в соответствии с законами мирного времени. То есть, написала депутатский запрос на имя тогдашнего министра обороны РФ Анатолия Сердюкова: «Возобновление подрывов серьезно обострило социальную обстановку в Саратовском районе. В связи с этим прошу Вас дать указание пересмотреть порядок использования полигона воинской части №50661».

В результате этих действий, а также, надо полагать, работы, проделанной чиновниками правительства области, в феврале 2012 года была достигнута договоренность о переходе военных на иной, «безвзрывный» способ уничтожения боеприпасов. По этому поводу Ольга Баталина тогда отписалась в своем блоге в ЖЖ: «Сердюков саратовцев (и не только) услышал, теперь дело за Ипатовым. Пока нет ясности по второму вопросу - выделит ли губернатор средства из Резервного фонда облправительста на восстановление разрушенных взрывами стен, полов и потолков учреждений соцсферы и домов. Письмо было отправлено ему только вчера, так что будем надеяться, что Ипатов не откажет жителям».

Почему депутат решила, что «разрушенные взрывами» стены, полы и потолки должны ремонтироваться за счет резервного фонда области, погрязшей уже тогда в долговой бездне, было понятно, наверное, лишь самому автору такой инициативы. Однако сигнальчик - мол, военные платить за ремонт не собираются - был дан четкий.

Впрочем, как показало время, Ольга Юрьевна очень преждевременно радовалась как по первому, так и по второму вопросу. Утилизация боеприпасов на полигоне продолжалась уже после достигнутых договоренностей почти год и прекратилась лишь в декабре. Этот процесс опять же сопровождался жалобами жителей, однако громких речей депутат Госдумы больше не произносила. Как, собственно, в последующем не требовала от нового губернатора Валерия Радаева распотрошить немного резервный фонд и восстановить сооружения, находящиеся вблизи полигона.

В итоге дома местных жителей так и остались в ужасном состоянии, а объекты соцсферы, вместо заочно обещанных весной 2012 года Ольгой Баталиной 17 миллионов из резервного фонда региона, получили лишь 300 тысяч из фонда неких спонсоров. На эти деньги был произведен косметический ремонт детсада и школы в селе Поповка. Однако в стенах учебного учреждения корреспондент «Газеты Наша Версия» во время недавнего визита обнаружил внушительные трещины, которые никакой косметикой не замажешь. Но, как вы уже поняли, одному черту известно, в результате чего образовались эти трещины - дефекты или взрывы, возраст постройки или «осколочное ранение»? Кто теперь ответит на этот вопрос?

Взрыв доверия

«Искатели» приключений

В день выхода номера газеты, 7 июня, искать ответы на этот и другие вопросы в Саратовский район должна выехать специальная группа, которую на днях инвалиду Владимиру Емельянову пообещал организовать министр Дмитрий Тепин. Помимо прочего, должна быть проведена проверка доводов местных жителей о том, что взрывы на полигоне, несмотря на их официальное прекращение еще в декабре 2012 года, все-таки продолжились уже весной текущего года - 15, 18 и 20 марта. По официальной версии, это уже не утилизация боеприпасов, а просто учебные стрельбы, которые организуют военные. Однако, по свидетельствам очевидцев, от этих стрельб дома сотрясаются не хуже, чем раньше от утилизации. И это, как оказалось, не единственная проблема, связанная с полигоном, которая волнует местных жителей.

«Здесь были организованы несколько команд «искателей» из местных жителей, - рассказал корреспонденту Владимир Емельянов, когда в доме инвалида собралась инициативная группа из местных жителей, уже несколько лет ведущих борьбу за свои права. - Они разъезжают по окрестностям на автомобилях без номеров, собирают по ночам боеприпасы, оставшиеся на полигоне, а потом их сами разбирают и сдают в металлолом. Все об этом знают, но мер никаких не принимают. Последний случай в апреле был, когда рядом со школой у нас снаряд разорвался - один из «искателей» его неудачно вскрыл, но, по всей видимости, сам не пострадал. Взрыв страшный был. Мне сказали, что по этому факту дело уголовное возбудили, но здесь, в нашем муниципальном образовании, об этом никакой информации нет. Это только со слов представителей правоохранительных органов из областного центра».

«К нам как-то раз приехал представитель спецслужбы и говорит мне: расскажите, на каких машинах ездят люди, собирающие боеприпасы, как их зовут и так далее, - включается в беседу жительница Поповки Татьяна Жеребятьева. - А я ему отвечаю: зачем же вам так напрягаться, вы мне свой адрес оставьте, я как поймаю их, вам привезу... Такое ощущение, что это мы должны устанавливать этих людей, рисковать своей жизнью, ловить их на этих автомобилях без номерных знаков. А чем тогда специальные службы у нас занимаются?»

О том, что охота на «искателей» в Поповке и близлежащих поселениях - дело опасное, Владимир Емельянов знает не понаслышке. После того, как инвалид-колясочник стал сообщать в компетентные органы об орудующих на территории муниципального образования сборщиках боеприпасов, ему под калитку подбросили кусок от артиллерийского снаряда. Это, по мнению Владимира, что-то вроде «черной метки», которая до сих пор, как улика, хранится в гараже частного дома. Хотя едва ли кого-то из правоохранительных органов такая улика интересует, судя по тому, что она по сей день не изъята.

Между тем, местные жители считают, что граждане, которые более года фактически в открытую воруют с военного полигона боеприпасы, разбирают их и сдают за деньги в металлолом, как-то связаны то ли с военными, то ли с правоохранителями. Этим они объясняют то, что довольно длительное время никто не может решить такой серьезный вопрос (ведь в следующий раз взрыв может произойти уже не возле школы, что тоже само по себе крайне опасно, а в самой школе). И даже предполагают, что такая противозаконная деятельность, развернутая местными умельцами, и есть тот самый обещанный военными «безвзрывный» способ утилизации снарядов...

Взрыв доверияГранатовый десерт

Между тем, полицейские отчитываются о том, что находят в окрестностях полигона все новые и новые схроны со страшными припасами. Первое такое сообщение появилось еще в июле 2012 года: в селе Махино недалеко от хозяйственных построек сотрудники полиции обнаружили целый склад боеприпасов - 9 выстрелов к станковому гранатомету и выстрел к ручному гранатомету, не прошедших канал ствола; 142 маршевых двигателя от гранат; 60 стартовых зарядов от гранат; 47 элементов боевых гранат; 32 взрывателя к артиллерийским снарядам и 2 гильзы, снаряженные порохом от артиллерийского снаряда. «Владелец арсенала, 40-летний безработный, ранее уже привлекавшийся к уголовной ответственности за преступления различной тяжести, пояснил, что нашел данные боеприпасы на полигоне у села Рыбушка, чтобы впоследствии сдать их в пункт приема цветмета», - отмечается на сайте ГУ МВД по Саратовской области.

Интересно, что в тот же день во дворе дома, расположенного неподалеку и принадлежащего ранее не судимому 37-летнему сельчанину, сотрудники полиции обнаружили 10 выстрелов к станковому гранатомету, не прошедшие канал ствола, 269 элементов боевых гранат, 13 снарядов, прошедших канал ствола, элементы боевых гранат, 169 маршевых двигателей от гранат и 83 стартовых заряда. А вечером того же дня в соседнем селе Поповка Саратовского района во дворе доме, где проживает учащийся местной школы, были обнаружены 2 гильзы от артиллерийских снарядов, в которых находился порох.

31 июля 2012 года сотрудниками Центра по противодействию экстремизму регионального управления полиции совместно с УФСБ и сотрудниками ОМВД России по Саратовскому району при отработке территории, прилегающей к селу Поповка, в разрушенном строении бывшего коровника в 100 метрах от хутора Махино было обнаружено 543 снаряда и 169 осколочных выстрелов к гранатомету. Из 543 снарядов 347 были боевыми и лежали в траншее коровника на глубине около полуметра. Сверху они были завалены кирпичами и щебенкой... Таким образом, только за один месяц 2012 года правоохранители обнаружили в Саратовском районе шесть крупных партий боеприпасов - смертельно опасного оружия, которое могло не просто разорваться в руках саперов-любителей, поранив случайных прохожих, но и попасть к тем, кто умеет обращаться с подобными снарядами. А уж с какой целью их могли использовать последние - страшно и представить.

Среди местных жителей бытует мнение, что никого за воровство с полигона боеприпасов, их хранение и сдачу в металлолом не ловят, а если и поймают кого, то отпускают «по договоренности», и те спокойно продолжают заниматься своим страшным делом дальше. Впрочем, в пресс-службе регионального управления МВД корреспондента заверили, что работа в этом направлении ведется и уже есть реально осужденные за сбор и хранение боеприпасов. Правда, осужденные на условный срок.Тогда представители спецслужб и ГУ МВД по Саратовской области прошерстили все окрестности, провели разъяснительные работы с населением и выразили недовольство тем, как охраняются боеприпасы на полигоне. Однако уже в марте 2013 года из Саратовского района пришло новое тревожное сообщение: «во дворе одного из домов в селе Поповка сотрудниками полиции обнаружены инертный, прошедший канал ствола, артиллерийский снаряд 122 мм и авиационный взрыватель без маркировки. На основании заключения экспертов, данные предметы являются боеприпасами, возбуждено уголовное дело по ст. 222 ч. 1 УК РФ. Местный житель, который незаконно хранил боеприпасы, пояснил, что нашел их прошлым летом на военном полигоне у села Поповка». Как специалисты могли проглядеть эту опасную находку в минувшем году - загадка.

«Например, один из случаев, произошедших в Саратовском районе - в середине октября 2012 года в Рыбушке были задержаны два жителя Саратовской области с арсеналом боевых гранат. Было установлено, что они причастны к хищению этих гранат с военного полигона. 24 декабря прошлого года суд Саратовского района признал их виновными, и они были приговорены к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком - два года. Боеприпасы были уничтожены взрывотехниками ОМОН», - отметила референт отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Саратовской области Юлия Ермакова.

Кстати говоря, Владимир Емельянов сообщил корреспонденту, что боевые гранаты сейчас есть чуть ли не в каждом втором доме в Поповке и близлежащих селах. По словам инвалида-колясочника, когда военные производили утилизацию боеприпасов, много гранат просто разлеталось по полигону, при этом не детонируя. Позже их собирали местные жители - кто на память, а кто для каких-то других целей. Ради эксперимента журналист попытался приобрести парочку гранат, пройдясь по окрестным домам. Однако из этого ничего не вышло. Впрочем, не исключено, что при виде незнакомца, интересующегося боеприпасами (учитывая, что какое-никакое, но внимание компетентные органы к происходящему в Саратовском районе проявляют), люди просто стеснялись показывать свои находки...

Взрыв доверия

Василий Синичкин: «Те же яйца, только в профиль»

Посмотрев на то, как в Поповке испещрен трещинами дом Владимира Емельянова (по его словам, во время проведения недавних «учений» на полигоне дом еще больше накренился и даже вывалилась из проема внутренняя дверь), корреспондент отправился в соседнюю Сбродовку, в гости к Светлане Мордвинкиной. Ее дом и вовсе лишился части наружной стены, помимо многочисленных перекосов и трещин внутри. Чтобы ветер не продувал жилище, там, где обрушилась кладка, развешаны матрасы. Однако по всему видно, что долго в таком состоянии дом не протянет - его необходимо либо капитально ремонтировать, либо сносить полностью и строить новый. А на это нужны большие средства.

Хотя такие разрушения домов по времени совпали с проведением утилизации боеприпасов на местном полигоне, военные возмещать ущерб не собираются. «Из-за утилизации или ветхости жилья произошли эти разрушения - не установлено, - разводит руками исполняющая обязанности главы администрации Рыбушанского муниципального образования Светлана Карамышева. - У нас муниципальное образование дотационное, мы не можем себе позволить заказывать дорогостоящие экспертизы. Конечно, работа в этом направлении ведется, пытаемся как можем помочь жителям, но надо признать, что обстановка тут у нас тяжелая».

Что же касается взрывов на полигоне, то, как отметила собеседница, власти не имеют права безосновательно заявлять, что утилизация продолжается, а проверить, так это или нет, очень сложно. Объект все-таки военный и окутан соответствующей тайной. Поэтому остается лишь говорить о том, что официально с 24 декабря 2012 года утилизация боеприпасов на полигоне не производится, а в данный момент проводятся «штатные учения», о которых представители воинской части заранее оповещают местные власти, а те, в свою очередь, сообщают жителям. Как отметила и.о. главы администрации, от военных уже поступало предупреждение о том, что недопустимо называть стрельбы утилизацией. Мол, так можно и под суд за распространение недостоверных сведений пойти. Хотя эти самые штатные учения, бесспорно, рождают довольно сильные взрывы, похожие на те, что были на полигоне в прошлом году.

А вот исполняющий обязанности главы администрации Саратовского района Василий Синичкин оказался более смелым в своих суждениях по поводу происходящего в Рыбушанском муниципальном образовании. Он отметил, что давно знаком с проблемой и сейчас принимает активное участие в решении вопроса в пользу пострадавших жителей. По поводу причины пикета Владимира Емельянова возле областного правительства Василий Павлович отметил следующее: «Человек в этом плане прав. Вопрос в том, что там сейчас официально не уничтожают боеприпасы, а там проводятся обычные стрельбы. Это совершенно разные вещи. И заявление губернатора было о том, что он общался с министром обороны и тот ему пояснил, что с декабря прошлого года боеприпасы должны уничтожаться только в заводских условиях. Но психология человека такова, что ему без разницы - уничтожаются там припасы или просто идет стрельба какая-то снарядами огромными. Они по привычке все еще боятся таких вещей. Конечно, здесь должна быть разъяснительная работа».

По словам Василия Синичкина, с Емельяновым они часто созваниваются, встречаются, а недавно и.о. главы администрации района помог инвалиду-колясочнику сделать экспертизу дома. «Прокурор нашего района был готов против Минобороны выставить иск, - отметил Василий Павлович. - Но как сейчас проверишь, если нет уничтожения боеприпасов? Съемка ведь делается определенными приборами в момент, когда происходит взрыв... Поэтому, будем говорить, сейчас Минобороны умыло руки, и мы ничего не можем доказать. В конечном итоге, я думаю, мне придется помогать лично каким-то образом отремонтировать этот дом».

На вопрос о том, почему правоохранительные органы до сих пор находят в селах боеприпасы и какова ответственность за это руководства воинской части, собеседник отметил: «Военные - народ сложный. Они живут по инструкции. Тем не менее, имеем то, что имеем, а другого нет. Там ведь тоже сидят не дураки. Они говорят, что сейчас на полигоне производится «зачистка». Что это такое - «зачистка»? Это те же яйца, только в профиль. Думаю, что они так же подрывают подлежащие утилизации снаряды, дурят народ. Но это опять же только мои эмоции, а доказать - ничего не докажешь...» - посетовал Василий Синичкин.

P.S. Поскольку вопросов вокруг военного полигона в Рыбушанском муниципальном образовании становится все больше, а ответы на них все более размываются опасениями местных жителей и властей «сказать лишнего», «Газета Наша Версия» продолжит следить за развитием событий и направит запросы информации в компетентные органы. О результатах рассмотрения этих запросов и проверок со стороны областной и районной властей мы обязательно расскажем читателям в ближайшее время.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную