N21 (223) 7 июня 2013    07.06.2013 | 08:19
Стереть с лица земли
Рубрика: сельская жизнь
Просмотров: 1014
Версия для печати

Стереть с лица землиГубернатор Валерий Радаев - человек активный. Постоянно куда-то ездит, перемежая в своем графике Аркадаки, Балаково, Екатериновки, Новоузенски и Москву, Казань, Берлин, китайские провинции. График - напряженней некуда. И в этой суматохе подчас практически не остается времени на такие вот рабочие покатушки по областному центру

Так часто бывает: все туристы знают, что сорваться в горы, на моря или в иные страны оказывается намного проще, чем осмотреть то, что у тебя буквально под боком либо под носом. Все думаешь, да это рядом, в любой момент можно, ан нет - не получается в любой момент. А вот у Валерия Васильевича получилось. Намедни он, вместе с городским тандемом Грищенко-Прокопенко и прочей свитой, занимающей много дорогостоящих машин, посетил Заводской район Саратова. Журналисты по пути с закладки первого камня будущего Энгельсского локомотивного завода шутили, что «на районе» главе губернии предложат семечек, а взамен спросят мобилу позвонить.

Впрочем, шутки всё это. Стереотипы. Заводской - такой же район, как и остальные, просто там живут те, на ком держится экономика: не менеджеры-экономисты, которых развелось столько, что их диссертациями и дипломами хоть печь топи, особо ежели через антиплагиат не пройдут. Там проживают представители реального сектора экономики - пролетарии, или, как теперь модно говорить, «представители рабочих специальностей». Да и в политическом смысле район примечателен: это электоральный кладезь в преддверии выборов или довыборов, как в данном случае. Там, например, впервые выбрали депутатом Алексея Прокопенко. И регулярно выбирают Александра Ванцова, который там и живет. А недавно в районе сменился глава.

Нужно отметить, что восприятие власти, «вышедшей на диалог с народом», тут действительно несколько иное, нежели традиционно можно наблюдать в районах области. Чувствуется, что эта самая власть к Заводскому ближе, чем к Новым Бурасам или Ивантеевке. Тут кортежи - не редкость, а лица из местных новостей не заставляют расплываться в улыбке и рефлекторно, будто необходимые для этих процедур мышцы связаны меж собой, снимать происходящее на телефон. Здесь все куда аскетичней и грубее. Утомленные отнюдь не нарзаном жители при виде дорогих костюмов и часов понимают, что всем этим обеспечили делегацию (и не только), сходив на выборы, оттого вполне себе могут требовать денег обратно, но уже в виде приземленных благ вроде ремонта протекающей крыши или хотя бы уборки мусора.

Как всегда

Первым объектом стал двор, где в межсезонье собирается столько воды, что люди вынуждены выходить из подъезда в высоких резиновых сапогах и переобуваться на автобусной остановке. А главная проблема - двор каким-то образом оказался приватизирован, причем простые жильцы, в основном бабушки и дедушки, как водится, узнали об этом случайно, когда выяснили, что он не подходит под программу ремонта. «Получается, что по закону вы должны сами его ремонтировать», - говорит с нажимом Олег Грищенко. «Вот те на! Так зачем же вы приехали: сказать, что ничего не сделаете?» - вопрошает одна из бабушек.

Однако ливневку сделать пообещали. Александр Янклович, представлявший МУП «Водосток», пообещал увеличить диаметр трубы, но при этом попросил: «Вы сами следите. Вышли на улицу, смотрите: в ливневку пакет засосало. Так вы его ногой отодвиньте, чтобы вода уходила, труба не забивалась».

Но тут губернатору на глаза попалась бумага, сообщающая, что двор приватизирован. «Как же вы хотите, чтобы мы его отремонтировали-то вам? Как же вы его приватизировали-то?» - спрашивает он и разводит руками.

- Да не знаем. Мы вообще ничего в глаза не видели. Мы ж не приватизировали. Нас же никто не спросил, - в один голос заголосили бабушки. А меж собой шепчутся: «Ну понятно. Все как обычно. Один обман, это сам закон такой».

«Ну и сиди без воды»

Следующим пунктом значился детский сад в поселке Увек. Это настоящие дебри Заводского. Как центр Саратова сообщается с центром Энгельса, так Увек соединен с таким же отдаленным районом заволжского города - так называемым «Мясиком» (район мясокомбината в энельсском поселке Приволжский). Только мост - железнодорожный, а вместо набережной - нефтебазы, вместо «Волги-2» с ее попсовыми дискачами - баржи с песком. Жители просят восстановить старый детский сад. Говорят, что нынешнего не хватает, детей приходится возить «в город» с пересадками. То есть жители Увека не считают себя горожанами.

Как всегда и бывает в разгар рабочего дня, делегацию окружили в основном женщины. «Нужно про всё рассказать. Валь, про канализацию скажи», - переговариваются меж собой. В это время Валерий Васильевич спрашивает о проблемах: «То есть если вам садик сделать, у вас вообще всё замечательно будет? - и тут же подсказывает ответ: - Дорога к вам шикарная, отопление с парового на современное переводят. Всё у вас замечательно». Тетеньки кивают, но меж собой перемывать проблемы не перестают.

- Говори, пока не уехал. Может, сделают чего. Про канализацию, врачей, автобусы. Про воду ему свою скажи, - суетится одна.

- Да не буду я ему ничего говорить, - машет рукой вторая.

- Ну и сиди без воды.

В итоге оказывается, что проблем в поселке много: канализация круглый год вытекает на дорогу, транспорт «в город» почти не ходит. В местной больнице есть только основные врачи, на прием к узким специалистам тоже приходится путешествовать в другие больницы, где жителей Увека не больно-то ждут.

- Канализация, говорите? На дорогу течет? А как раньше было? - реагирует губернатор.

- А так всегда и было, - отвечают ему.

Вся свита с фонарями забирается в заброшенный детсад, в котором, вопреки обычной практике, несмотря на отсутствие замков и решеток на окнах, не разбили стекла, из которого не вытащили и не сдали на металлолом ванны, раковины и кухонное оборудование. Даже асоциальные элементы понимают, что садик нужен. Губернатор дает добро - до конца года поручает восстановить. Если вовремя придут федеральные средства.

Затем - осмотр местной больницы. Правда, дальше разбитого крыльца (никакой доступности местной больничной среды) чиновничья толпа не тронулась. Потом - осмотр действующего детского садика. Вход в него предваряют руины, возле которых паркуются дорогие машины. Журналисты фиксируют контраст на камеры. Напротив руин - магазин, на стене которого написано «Sveta L. Улыбнись. Ты прекрасна». Рядом пририсованы солнышко и сердечко.

Пройдя мимо руин, делегация попадает во двор детсада, где их встречают божья коровка, слепленная из прибитой к дереву строительной каски, и огромный спускающийся с ветвей змей из толстой гофрированной трубы. А в остальном детский сад с виду очень даже хорош: чисто, уютно, дети выглядят счастливыми. «Вы компот пили сегодня? Вкусный?» - спрашивает у детей Радаев. «Вы сейчас ели или спали?» - после ухода первого лица региона спрашивает министр образования Марина Епифанова. «Вы только полы после нас помойте, а то мало ли каких микробов нанесли», - говорит она, уходя.

Но уйти чиновникам никто не дает. Местные жители просят обязательно посмотреть их дом, в котором «все течет». Олег Васильевич, Алексей Львович и Валерий Васильевич наперебой рассказывают о кредитах области, но на одну из просьб отвечают согласием. Их приводят в деревянный аварийный дом. Просят зайти внутрь. «Да что мы там увидим нового? Проблемы схожие везде...» - отговариваются они. Слава Богу. Заходить в этот дом и правда не хочется. «Вы тут сами и гадите!» - с нескрываемым презрением говорит жильцам полицейский и вворачивает что-то матом, но уже тише.

Стереть с лица землиПомощник губернатора

Последний пункт - аварийный дом возле нефтеперерабатывающего завода, который по плану должен быть расселен в 2015 году. «Заводчане» просят сделать это раньше, потому что жить так дальше невозможно. Кто-то говорит о протекающей крыше, а женщина с цокольного этажа приглашает к себе - рассказывает, что пол в ее квартире не бетонирован, а живет она на земле, по которой бегают крысы. «Если в плане стоит 2015 год, значит, это будет 2015 год. У нас в аварийных домах нет приоритетов», - говорит губернатор. «У вас крыша протекает, а мы недавно были в доме, где она уже рухнула. Так что у вас еще можно жить», - добавляет Грищенко.

По членам делегации видно, что они уже измотаны «заводчанами». Начинают грубить, губернатор перешел на «ты» со всеми собеседниками. «Тебе просто поговорить нужно, а мне нужно еще решение всех проблем найти», - огрызается он на активного парня, поднимающего проблему за проблемой. «Ты меня послушай, что я тебе скажу! Можете сами делать - делайте. Не можете - не накаляйте ситуацию», - говорит он женщине и переключается на какого-то блаженного пьянчугу. Чиновник из местной администрации огрызается тише, но грубее. Смысл его слов сводится к тому, что сами жильцы во всем и виноваты: «Сами здесь и срёте. А потом плачетесь, что у вас не убирают». «Вас давно пора с лица земли стереть. Или пересажать», - так же тихо отвечает ему женщина.

Валерий Васильевич вдруг замечает кран, врезанный в трубу, с которого свисает шланг.

- А это что такое?

- Это шланг. Тут некоторые машину моют.

- Так потому у вас и растет ОДН. Кто-то сливает ваши деньги. Запретите им.

- Но они молодые. Мы подходили, а они говорят, что по башке дадут. Милиция не реагирует, - отвечает одна из женщин.

- Вот ты как общественник, теперь уже помощник губернатора, займись этой проблемой. Помогай давай, занимайся проблемами дома, - говорит губернатор блаженному.

- Хорошо. Будем стараться, - максимально серьезно отвечает тот.

По остаточному принципу

Завершает визит коронный номер - встреча с жителями. Душный зал ДК «Нефтяник» видимо уже давно до отказа забит людьми. Первые рядов семь - для чиновников, депутатов, работников администрации и так далее. В зал входит некий Валерий Николаевич, которого бурно приветствуют женщины с бейджами «Организатор». Чтобы явно пользующийся их уважением мужчина сел, они просят одну из девушек уступить место. Та повинуется.

За более чем два часа жители Заводского района задали Радаеву, Грищенко и Прокопенко около 30 вопросов. Однако вдаваться в них особого смысла нет. Олег Васильевич ответил на все еще в самом начале встречи. «У меня такое ощущение, что разговаривают глухой со слепым. Мы рассказываем, а вы не слышите», - отметил он и в очередной раз поведал о закредитованности. Это слово вообще произносится как мантра, после которой жители должны сказать: «Аааааа, ну да, точно, как же мы забыли-то. Вопрос снимается». Из-за долга губернии, по словам Грищенко, в первую очередь деньги тратятся на центр города, которым пользуются все, а в отдаленные районы финансы распределяются по остаточному принципу. После этого ответа все пришедшие могли встать и выйти. Формулируемый по-разному этот ответ прозвучал практически на все вопросы.

Но жители не ушли, а продолжали задавать вопросы, делясь при этом на две категории. Одни просили убрать мусор, проложить дорогу или отремонтировать дом, а другие читали по бумажке. Самым запоминающимся, пожалуй, оказался вопрос от молодого человека: «Мы все знаем, что Алексей Львович Прокопенко проходит по уголовному делу. Но мы запомнили его как человека, поднявшего наш район», - прочел он, запинаясь, и попросил губернатора дать свою оценку. «Я уже давал эту оценку. Если бы что поменялось - я бы не сидел рядом с Алексеем Львовичем», - заявил тот.

Но самое поразительное, что все выступавшие чиновники говорили о Заводском как о каком-то гетто, где вместо национального меньшинства «асоциальные элементы», о которых постоянно твердили губернатор и глава города. Денег нет, убирать мусор смысла нет - жители быстро все захламляют. «Мы не ставим автобусные остановки там, где их разбивают. Значит, жители сами не хотят этих удобств», - признается Грищенко. А все данные вилами по воде обещания были с обязательно добавкой: «Только вы сами следите. Мы мусор уберем, но вы больше не кидайте там его. Остановку сделаем, но больше не разрушайте». И Заводской район в глазах чиновничьей братии так и будет этим самым гетто, пока они будут общаться с жителями как с трудными подростками и на «ты».

Продолжение темы

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
11 июня 2013, 17:12

Колоссальное социальное расслоение. При такой пропасти между классами, прибраших к рукам власть скоро начнут встречать в таких вот районах с факелами и вилами.

ответить
на главную