N24 (226) 28 июня 2013    28.06.2013 | 08:51
«Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас...»
Рубрика: кинопроба
Просмотров: 778
Версия для печати

«Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас...»«Сегодня мы собрались, чтобы отметить сорокалетие нашего Павлика», - этими словами начинается фильм «Отроки во Вселенной», вторая часть кинодилогии «Москва - Кассиопея». Буквально через пару минут экранного времени выяснится, что Павлику, улетевшему к созвездию Кассиопеи 27 лет назад на звездолете «Заря» и преодолевшему скорость света, в реальности исполняется всего четырнадцать: парадокс Эйнштейна в действии!

«Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас...»Что ж, если бы сам фильм в год его выхода на экраны страны был бы каким-то фантастическим образом взят на борт сверхсветового космического корабля, то сейчас он тоже мог остаться подростком. Но увы: в 2013 году этой фантастической истории, придуманной сценаристами Авениром Заком и Исаем Кузнецовым и поставленной режиссером Ричардом Викторовым, исполняется реальных 40 лет.

Согласно сюжету, шестеро отважных пионеров и пионерок вместе с одним недисциплинированным «космическим зайцем» отправляются к далеким мирам - помогать некой цивилизации, терпящей бедствие. Взбунтовавшиеся роботы свели почти под корень кассиопейских гуманоидов, но вовремя откликнувшиеся на зов семеро смелых землян буквально за пару дней ликвидируют угрозу. Кассиопейцы счастливы. Дело сделано, можно возвращаться домой с победою...

После выхода на экраны кинодилогия собрала внушительное количество наград, среди них Госпремия РСФСР для сценаристов, режиссера, оператора, художника, операторов комбинированных съемок и художника комбинированных съемок. Фильм также получил специальный приз жюри МКФ в Триесте, Серебряный приз МКФ в Москве, премию «Платеро» МКФ в Хихоне и так далее.

Кинодилогию Ричарда Викторова мы и сегодня, сорок лет спустя, вспоминаем с ностальгической теплотой. Многие эпизоды из «земной» жизни персонажей до сих пор выглядят обаятельными и достоверными. Чего стоят, например, эпизоды, в которых юный гений Витя Середа на время забывает о тайнах Вселенной, пытаясь разрешить важнейшую для него загадку: кто же из одноклассниц написал взволновавшую его записку с признанием в любви? Интересным оказался и загадочный И.О.О., сыгранный Иннокентием Смоктуновским: то ли это пришелец, явившийся из будущего, то ли чародей, залетевший в научную фантастику из жанра fantasy.

Однако, несмотря на все наши ностальгические чувства, приходится вспомнить и другие, менее приятные вещи, наподобие карикатурных иностранцев на пресс-конференции или предотлетного группового пионерского салюта, предназначенного мумии Владимира Ильича. Впрочем, эти идеологические мелочи - беда небольшая. Досадней другое: насколько были органичными, скажем, «школьные» эпизоды, настолько же ходульными выглядели уже тогда (а сейчас тем более) «инопланетные» сцены. Авенир Зак и Исай Кузнецов были опытными и высокопрофессиональными кинодраматургами, на счету которых был, к примеру, безусловный хит 70-х - «Достояние республики». Тем досаднее, что в данном случае им приходилось работать в четверть силы и вместо шахматной партии предлагать игру в поддавки.

«Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас...»

Скорее всего, и Зак с Кузнецовым, и Викторов к моменту начала работы над фильмом знали о существовании «2001: Космическая одиссея» Кубрика и читали Кларка, Азимова и Лема. Наверняка они догадывались, что их космическую кинодилогию, прежде всего, побегут смотреть любители литературной фантастики, знакомые с ее основными конфликтами - в том числе и вариациями на тему бунта роботов. Зачем же надо было изобретать велосипед, да еще и трехколесный? Тинейджеры, которые ходили смотреть фильм, все же были не младенцами и уже понимали, что к чему. У Кубрика зритель становился свидетелем смертельной схватки Homo Sapiens c электронным мозгом, и исход битвы был непредсказуем. У Викторова тот же сюжетный посыл был втиснут в детсадовские рамки и прикрыт считалкой «А и Б сидели на трубе». Никто не требовал от авторов молодежного кино глубины а-ля Тарковский, но и плаванье на сюжетном мелководье вызывало как минимум раздражение.

«Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас...»

Сегодня многие из тех, кто был причастен к созданию кинодилогии, либо отошли от кино, либо ушли из жизни, и в год сорокалетия фильма «Москва - Кассиопея» вовсе не хочется кидать камни вослед ушедшим. Тем более, что недостатки второй части вовсе не умаляют несомненных достоинств первой. «Облегченное» отношение к отечественной кинофантастике в целом было вовсе не случайным.

Вспомним, что именно в 70-е годы уже были изданы многие знаковые произведения литературной фантастики: увидели свет «Половина жизни» и «Последняя война» Кира Булычева, «Очень далекий Тартесс» Евгения Войскунского и Исая Лукодьянова, «Леопард с вершины Килиманджаро» Ольги Ларионовой, «Часть этого мира» Севера Гансовского... Казалось бы, что мешало экранизировать эти нетривиальные НФ произведения? Однако начальники кино и телевидения бежали, как черт от ладана, от умных и серьезных жанровых лент: на фантастику заранее клеили ярлык халтурности, второсортности и развлекухи. На экраны выходили слабейшие по всем параметрам фильмы тира «Петли Ориона», «Звездного инспектора», «Семи стихий» и пр. Сейчас, когда опубликована творческая переписка братьев Стругацких, мы видим, настолько тяжело было пробить хоть что-то, выходящее за рамки школьных прописей. 90 процентов предложенных Стругацкими кинопроектов в конечном итоге попадали в редакционную корзину.

Мы ведь так и не увидели в свое время киноверсии повести «Понедельник начинается в субботу» - вместо этого нас накормили бодрым мюзиклом «Чародеи». А до этого точно так же обошлись с «31 июня» Пристли: повесть, полную тонкого юмора (мы же ее читали!), превратили в непритязательное действо с песнями и плясками. Песни были мелодичными, хореография плясок - недурной, но от фантастики Пристли остались рожки да ножки.

Сегодня российский жанровый кинематограф находится в плачевном состоянии: даже в тех редких случаях, когда на постановку не жалеют денег («Ночной дозор» Бекмамбетова или «Обитаемый остров» Бондарчука-младшего), наше соперничество с Голливудом выглядит так же, как схватка Эллочки Щукиной с Вандербильдихой. А ведь не так давно, в 60-е годы прошлого века, советское фант-кино выглядело более-менее конкурентоспособным, но... В «нефтяные» брежневские годы, позднее названные застойными, мы сумели не отстать от Америки по количеству ядерных ракет, но проиграли множество иных, «мирных» сражений. Наш Госзаказ и заокеанский Голливуд двинулись разными путями и к настоящему времени ушли друг от друга настолько далеко, что даже на сверхсветовом звездолете «Заря» нам за ними не угнаться.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную