N33 (235) 13 сентября 2013    13.09.2013 | 04:17
Якорь на шее
Рубрика: на колесиках
Просмотров: 941
Версия для печати

Якорь на шееКоличество музеев в Саратове не столь очевидно, как кажется на первый взгляд. Те, кто «когда-то давно ходили», сходу назовут Радищевский музей и музей краеведения. Неравнодушные к малой родине вспомнят еще музеи Федина, Чернышевского и этнографический. Однако этим коротким перечнем их число в Саратове совсем не исчерпывается. В городе немало корпоративных музеев, например, Приволжской железной дороги или управления Федеральной службы исполнения наказаний. Но туда довольно сложно попасть человеку «с улицы». Однако есть и еще один музей, который, по логике вещей, должен быть и общедоступным, и популярным. Это музей речного флота, о существовании которого в Саратове многие горожане даже не догадываются.

Нынешний музей речного флота в Саратове можно назвать музеем «второго созыва». Дело в том, что первый свой речной музей наш регион умудрился потерять. А точнее, отдать другому городу. Самое потрясающее, что на тот момент саратовский музей был первым подобным учреждением в России (!). До него существовали лишь музеи морского флота в Санкт-Петербурге, Одессе, Риге. Так что появление его в нашем городе было событием государственного масштаба.

Потерявши не плачем

Музей волгаря был создан в Саратове в 1921 году по инициативе профессора Б. М. Соколова, который предложил провести этнографическое изучение Волги. Культотдел Саратовского райкомвода (о, чудные советские сокращения) поддержал эту идею, и сбор коллекции стартовал. В библиотеке музея вскоре оказались всевозможные книги, старые путеводители, лоцманские карты, фотографии, рисунки и документы. А в числе экспонатов - модели волжских барж, буксирных и пассажирских пароходов, разнообразный инвентарь и утварь, канаты, колокола, рупоры, судовые фонари и даже предметы бурлацкого быта, включая легендарную лямку. Основателем и первым директором музея был Федор Родин, который устраивал специальные экспедиции по Волге и Каме, чтобы добыть экспонаты.

Все шло неплохо до тех пор, пока Родина в 1930-м не забрали в Москву в Центральный музей транспорта. Через пять лет выяснилось, что в Саратове для Музея волгаря нет ни помещения, ни денег на содержание. И его перевели в Нижний Новгород, где на базе саратовских фондов был создан Музей волжского транспорта.

Из книги известного исследователя волжского судоходства Владимира Цыбина «Саратовский музей волгаря» можно сделать вывод о том, что собрание экспонатов по музейным меркам было исключительно ценным. Часть экспонатов были переданы туда из музея имени Радищева. Его основатель Алексей Боголюбов был не только художником-маринистом, но и страстным коллекционером, собиравшим, в том числе, и макеты судов. В числе того, что музей Радищева передал в наш Музей волгаря, было, к примеру, такое чудо, как модель корпуса фрегата «Ла Ляжер» (длина 1 метр, ширина 27 см). Эта модель была сделана в 1682 (!) году французским кораблестроителем и моделистом Блэзом Панголо, которого агенты Петра Первого впоследствии завербовали в Гамбурге в 1716 году для работы в России. Приехав в нашу страну, Панголо построил великому царю-реформатору 66-пушечный линейный корабль. В 1928 году саратовский Музей волгаря передал эту модель в Центральный военно-морской музей, который и сейчас действует в Санкт-Петербурге.

Одним словом, практически за любым экспонатом можно проследить длинный шлейф исторических событий и человеческих судеб. И теперь можно только горевать о том, как много потерял Саратов, отдав свой музей в Нижний Новгород.

Якорь на шееНа задворках

Десятки лет в Саратове не было музейной экспозиции, связанной с волжским судоходством, пока 20 с небольшим лет назад группа энтузиастов не обратилась к руководству речного порта с идеей создания нового музея речфлота. Идею поддержали, но при этом руководство речного вокзала на Набережной - где музею самое место! - отказалось открывать его в своем здании. В результате музей с 1992 года располагался много лет слишком далеко от потенциальных посетителей. Это была ситуация из серии «шаг вперед, два шага назад», поскольку любой музей можно назвать живым до тех пор, пока в него ходят люди.

В середине «нулевых» речной порт передал фонды музея саратовскому комитету по образованию. Таким образом, музей и оказался в том месте, где квартирует сейчас.

Здание, в котором он располагается, находится в центре квартала, который образуют Дома 8 Марта, неподалеку от Городского парка. Это бывший коммунальный корпус микрорайона, часть которого сейчас занимают коммерческие структуры. Возле двери на одном из фасадов есть вывески о том, что внутри располагаются областная организация ВОСВОД (Всероссийское общество спасания на водах) и детско-юношеский центр морской и спортивно-технической подготовки.

Зайдя внутрь, посетитель обнаруживает большой старый якорь, который лежит у первых ступеней лестницы. На этом позитивные впечатления от интерьера заканчиваются. Поднимающиеся вверх лестничные марши образуют просторный колодец, который прекрасно освещают большие окна. Но при взгляде на обшарпанную лестницу и ободранные, грязные стены становится понятно, что ремонта эта часть сооружения не имела, по-видимому, с момента постройки.

Сам музей занимает две комнаты. На стенах и в витринах можно увидеть всевозможные судовые приборы, включая раритетные компасы, радиостанции, фонари и штурвалы. На полу стоят разного размера якоря. Специальные планшеты и плакаты рассказывают о прошлом саратовского судоходства. Важная часть коллекции - модели различных судов, в музее есть выполненные с искусной детализацией баржа, пароход, танкер, крейсер, подводная лодка, теплоход ОМ и другие корабли. Есть также форма моряков, водолазный костюм, многочисленные книги, фотографии, документы и многое, многое другое. Описывать экспозицию во всех подробностях не имеет смысла, поскольку, в отличие от первого, утраченного музея, с ней саратовцы при некотором усилии пока могут ознакомиться.

Важнее другое: за те несколько лет, что музей является городским имуществом, его материальное положение, статус и условия, по сути, не улучшились. Единственный сотрудник и главный хранитель - Александр Азовцев, который официально работает в детско-юношеском центре методистом на полставки. Азовцев сам прослужил на речном флоте 40 лет и вкладывает в музей куда больше сил и времени, чем должен «по штатному расписанию».

Якорь на шееSOS

О музее речного флота и его незавидном положении каждый год пишут саратовские СМИ. Многие горожане знают о нем, хотя про подавляющее большинство жителей этого точно не скажешь. Если по каким-то причинам он прекратит существование, то можно не сомневаться: третьего рождения такого музея в Саратове точно не будет.

Несмотря на то, что в коллекции немного артефактов со столетней историей, экспонаты востребованы другими музеями и выставками. К примеру, этим летом спасательный круг с легендарного парохода «Володарский» и модель этого судна выставлялись на Поклонной горе в Москве.

Следует ли сделать его коллекцию частью более крупного музея? К примеру, передать ее в областной музей краеведения или в музей боевой славы на Соколовой горе? Современные тенденции в музейном деле свидетельствуют не в пользу такого решения. В туристических регионах активно развивают музеи всего, чего только можно (утюга, паровоза, пирога, пастилы, валенок и т.п.). Музей-квартира одного писателя (художника, музыканта и т.п.) - вполне привычное явление для нашей страны. А в разных городах мира существуют музеи одного корабля и прочие примеры моно-специализации.

В Саратове не настолько роскошная ситуация с музеями, чтобы отказываться от своего, городского музея речного флота в пользу какого-то областного учреждения. В одном из предыдущих номеров «Газета Наша Версия» уже писала о судьбе, которая постигла большинство старых судов, остававшихся к началу третьего тысячелетия на территории области (см. статью «...Но погубил так неумело» в №28 (230) за 26 июля 2013 г.). Почти все они канули в небытие. Музей - последняя возможность сохранить для нынешних и будущих поколений уцелевшие вещественные доказательства того, что когда-то на Волге в окрестностях Саратова всё было гораздо живее и интереснее, чем теперь. И очевидная «точка роста» в развитии туризма.

В таком старом городе на Волге, как Саратов, этот музей точно заслуживает более пристального внимания со стороны жителей, власти и меценатов, чем сейчас. Но пока даже попасть с улицы в него не так просто. Никаких опознавательных знаков на здании нет. Денег на расширение коллекции и поддержание ее власть не выделяет, спонсоров не ищет. Помещение, которое занимает музей, чиновников, судя по всему, вполне устраивает. Хотя место такому музею уж точно не в Домах 8 Марта, а поблизости от реки.

Как все это соотносится с пафосными словами представителей власти и правящей партии про патриотизм, нашу былую славу и необходимость сохранять традиции? Вопрос, понятное дело, риторический.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную