N25 (34) (3 июля 2009)   03.07.2009 | 00:10
Клавишники
Рубрика:
Просмотров: 446
Версия для печати

без названия«Надо исполнять закон всегда, а не только тогда, когда схватили за одно место».

(Президент РФ Владимир Путин - в интервью итальянским СМИ 4.11.2003 г.)

Приятно, когда видишь результаты собственного труда. В №23(32) нашей газеты от 19 июня с.г. были опубликованы результаты журналистского расследования в статье «Все судьи сняты». Напоминаем читателям, что речь в статье шла не о снятии каких-то судей с работы, а о том поразившем нас факте, что в Двенадцатом арбитражном апелляционном суде и арбитражном суде Саратовской области судьи совещаются прямо под объективами камер наблюдения. И это при строжайшем требовании закона исключить всякий доступ или связь с совещательной комнатой! Раз таковой комнаты нет, допускается использование другого помещения, откуда надо удалить всех посторонних и ВСЕ средства связи. А тут видеокамеры... Нас это взволновало.

И не только нас. Всего четыре дня понадобилось работникам Двенадцатого арбитражного апелляционного суда, чтобы ответить редакции. Прямо-таки, как сказал В.В.Путин: «Настоящий мужчина всегда должен пытаться, а настоящая девушка - сопротивляться. Это значит - власть стремится снизить количество критики в свой адрес, а СМИ всегда привлекают внимание к ошибкам власти. В этом - основа общества, и Россия в этом плане мало отличается от других стран».

(на ежегодной пресс-конференции 23.12.2004 г.)

Письмо за подписью руководителя аппарата - администратора суда С.М.Водянова предлагаем вниманию читателей.

Особую радость доставила нам неожиданная для официального документа концовка письма, где цитируется В.В.Путин. Нам лишь показалось досадным, что г-н Водянов ограничился одной, притом вырванной из контекста поговоркой, которую использовал Владимир Владимирович. Поэтому мы не преминули воспользоваться предложенным стилем официальной переписки и процитировать нашего премьер-министра в более широком спектре.

2Выражаем благодарность председателю Двенадцатого арбитражного апелляционного суда суда Александру Гребенникову, по поручению которого, вероятно, и писал свое письмо его подчиненный. А может быть, Гребенников не один решал, а посоветовался с председателем областного арбитражного суда Александром Байбаковым и ответил за двоих? Вернее, поручил ответить. А может быть, просто г-н Гребенников четче представляет порядок реагирования на критические выступления прессы? Но во всяком случае от г-на Байбакова мы пока писем не получали. А ведь нам и его мнение важно.

«Я не хочу сказать, что нам совершенно безразлично ваше мнение и что мы плевать на всё хотели. Нет, мы будем прислушиваться к советам... доброжелательным».

(В.В.Путин на пресс-конференции после встречи с канцлером ФРГ в Осло 12.11.2002 г.)

Прежде всего, нас порадовало, что в ответе на нашу публикацию фактически признается достоверность изложенных в ней сведений. Наличие видеокамер в помещениях, где совещаются судьи, подтверждено автором письма С.М.Водяновым.

К сожалению, основное содержание письма порадовало нас меньше, чем сам факт его написания и признания нашей правоты. Разумеется, мы не ожидали покаянных воплей и душераздирающих раскаяний. Спокойное письмо, выдержаннное. В лучших традициях бессмертной интермедии Аркадия Райкина: «Запускаем дурочку - они нам про колеса, а мы им про насосы». Мы им про видеокамеры, а они нам сообщают, что у них в местах совещания судей отсутствуют телефоны, компьютеры. Но тут же, подчеркнув отсутствие систем видеонаблюдения, в следующем, 3-м пункте своего ответа сообщают, что информация с видеокамер хранится на сервере и т.д. И пускай себе хранится, но что туда попало, на этот сервер? Оказывается, это знает лишь автор письма, под неусыпным контролем которого находится даже техническое обслуживание сервера. Комната опечатывается его же печатью. Детский вопрос возникает: а если хранитель печати в отпуске, захворал или просто его рабочий день закончился? В чьих достойных руках тогда находится его ядерный... простите, его печати и ключи строгого доступа?

Однако вопрос и впрямь детский. Степень доверия друг к другу, начальников к подчиненным и наоборот, в Двенадцатом арбитражнном апелляционном суде столь высока, что можно не беспокоиться в отношении возможных нарушений порядка или тем более закона. О ней, степени доверия, можно узнать из первого пункта ответа: «При проведении совещания судья в обязательном порядке отключает видеозапись». А потом по надобности включает. Туда-сюда, туда-сюда. И никакого контроля! Доверять и не проверять!

Сошлемся на слова В.В.Путина: «Комментировать в полном объеме не надо. Потому что мы не знаем этого объема».

(«Итоги», 1999, №36)

Невольные ассоциации после прочтения судейского ответа возникают при слове «клавиши». Как известно, Александр Гребенников в прошлом - отличный барабанщик. Вполне естественно, что для слаженной работы ему понадобились и коллеги-клавишники. Кто они? Старший клавишник - это, очевидно, автор письма в редакцию, который непосредственно подчиняется своему дирижеру... простите, председателю. И, возьмемся предположить, что, подобно тому, как клавишник-музыкант на замечание руководителя оркестра (а в джазовых коллективах ударники нередко руководят коллективами), дескать, там у нас минор, а не мажор, играй правильно! не ответит - да пошел ты! - так и клавишник-администратор на то или иное предложение начальника не ответит отказом. Тем более что, как известно, г-н Гребенников очень хорошо развит. Физически. Вспоминаются слова Владимира Владимировича Путина: «Кто нас обидит - тому в течение трех дней мало не покажется».

(из интервью телеканалу ОРТ 08.02.2000 г.)

На этом примере хотелось бы посоветовать всем будущим фигурантам наших журналистских расследований: граждане, отвечайте по существу и не прикрывайтесь именем В.В.Путина, который давно заметил: «Мое изображение и имя в современных условиях являются раскрученным брендом, которым пользуются все кому не лень...»

(на встрече с победителями Всероссийского конкурса сочинений, 5.06.2003 г.)

Обсудить статью в ЖЖ

все статьи
номера
на главную