N27 (36) (17 июля 2009)   16.07.2009 | 22:41
ЛАНДО в прямом и переносном смысле
Рубрика:
Просмотров: 432
Версия для печати

1Нельзя сказать, что заслуженный юрист Александр Соломонович похож на мазохиста. Кожаные комбинезоны не надевает, плетки и всякие там соответствующие штуковины у него из кармана вроде ни разу не выпадали. Но между тем, Александр Соломонович настойчиво встает на одни и те же грабли, и наличие старых шишек никак не уберегает его от очередного акта самобичевания.

Складывается впечатление, что заслуженный юрист получает какое-то особенное, только ему понятное удовольствие от этого процесса. А поскольку шишки набиваются в основном в юридической плоскости, появляется подозрение, что у заслуженных юристов бывают не только профессиональные навыки, но и профессиональные странности.

За судебным спором Ландо с Фейтлихером наблюдали все, мало-мальски интересующиеся местной политической кухней. Ждали, конечно, шоу. Журналисты бронировали места на галерке, очень серьезные люди ночами не спали, размышляя, идти или не идти свидетелями, еще более серьезные люди ночами не спали, размышляя, чего там заслуженный юрист успеет наговорить, а судьи могли бы начать массовое производство билетов, потому что в зале планировался аншлаг.

Какое же разочарование постигло истосковавшийся по зрелищам журналистско-политический бомонд, когда процесс объявили закрытым! Крупицы информации добывались через «языков», сводки с фронтов мелькали скупыми сообщениями в местных газетах, а по властным коридорам шел шепот инсайдеров, прерываемый задорным смехом их собеседников.

- …Соломоныч на фотку смотрит и говорит - «одно ухо - не человек!»…

- …Зеленский-то каков! Про все вечеринки рассказал, дескать, все вопросы к хозяину…

- …его оттуда чуть не на носилках выносили…

- …там сегодня такое было! АКМ рассказывал про извращенцев!...

Казалось, что о закрытом процессе знали все, что не могло не волновать Александра Соломоновича. Он жаловался суду на газеты, которые все публикуют и публикуют, жаловался, что чувствует себя не потерпевшим, а обвиняемым, жаловался, что ему задают слишком много вопросов, да еще и интимных. Одним словом, за время процесса заслуженный юрист все продолжал и продолжал испытывать морально-нравственные страдания.

Понятно, что решение суда было для Александра Соломоновича настоящим ударом судьбы. Сколько мук он вынес за эти долгие часы разбирательств, сколько времени потерял в душных кабинетах!

Другой бы на месте Александра Соломоновича пришел после всех своих злоключений домой, развалился в кресле, обхватил голову руками, выдохнул «Наконец-то этот кошмар закончился!» и все забыл, как страшный сон. Но не тут-то было!

Александр Соломонович потребовал продолжения «банкета». Теперь уже в гражданском порядке, обратившись в Октябрьский районный суд с исковым заявлением о защите чести и достоинства.

2То, что просит от суда заслуженный юрист, одновременно умиляет и заставляет наблюдателей вновь затаить дыхание в ожидании зрелища, попутно бронируя места.

Пункт первый - признать не соответствующими действительности следующие сведения: «это нормально, когда ректоры злоупотребляют своим служебным положением, мягко говоря, занимаются сексуальными домогательствами до студенток или студентов…» О как! Видно, что тема «сексуальных домогательств до студенток» очень волнует заслуженного юриста. Только при чем тут Ландо? Он - ректор? Или (о, ужас!) студент? Страшно подумать, какие ассоциации сложились у Ландо, после того как он услышал эту фразу.

Александр Соломонович так и написал: «признать несоответствующими следующие сведения». Сплошная конспирология. Какие сведения имеет в виду Ландо?

Или Александр Соломонович требует признать, что не нормально, когда ректоры занимаются сексуальными домогательствами до студентов и студенток? Так сказать, юридически закрепить, что это не нормально. Тогда при чем тут суд? С такой инициативой можно и в думы выйти, без всяких там судебных коллизий. А не нормально для каких ректоров? Саратовских? Или омских? Может, бобруйских (хотя тут уже международным скандалом попахивает)? Или вообще всех? Уточнять надо, Александр Соломонович.

Еще заслуженный юрист попросил суд признать унижающими его честь и достоинство всяческие высказывания. Например «Ландо… активный член в прямом и переносном смысле». Правда, своего понимания слова «член» в исковом заявлении Александр Соломонович не уточнил. Пусть судья решает.

Или Ландо обиделся, что его назвали членом в переносном смысле? Ведь, если подумать, то член партии «Единая Россия» в переносном смысле может оказаться… партийным оборотнем, например, в отличие от члена партии в прямом смысле. А Александр Соломонович, судя по фразе, получился и в прямом, и в переносном смысле сразу. То есть и нашим, и вашим - и оборотням, и истинным партийцам. Может, Ландо испугался услышать из уст, например, Петра Глыбочко историческую фразу: «Вражеский засланец!!!»

А еще заслуженный юрист увлекся обрезанием. Так появилась «гнусь». Не подумайте ничего такого, просто Алесандр Соломонович взял фрагмент видеозаписи «круглого стола» «почему все озвучивает Ландо, как какая-то там… не хочу сказать, что гнус...», который обрывается прямо посередине слова, отрезал кусочек, прилепил мягкий знак, примерил на себя, сам же расстроился, а потом обиделся. При этом даже не заметил, что «гнусь» как бы... женского рода. То ли у заслуженного юриста обнаружилась тяга к прекрасному (разумеется, не к гнуси, а к женскому роду), то ли он не смог определиться с полом. Разумеется, не своим, а «гнуси». Также, наверное, Александра Соломоновича расстроило «не хочу сказать, что...», ну, то есть сказать не хотят - это и обидно.

Уже в который раз (после ряда предыдущих судебных заседаний) Ландо очень не понравилась фраза «все здесь присутствующие об этом человеке последние 12-15 лет писали… да все средства массовой информации. Да, не иначе как шутом, а это так...» Здесь опять не ясно, что конкретно не понравилось заслуженному юристу. Что все писали? Или что 12-15 лет писали? Или «а это так»? То есть Александр Соломонович готов посетить каждое СМИ и спросить, так ли это? Потом посчитает, сколько скажет «так», а сколько «не так» - вот тогда держитесь. А вдруг все скажут «так», даже «свои»? Просто ради прикола.

И на сладкое, Александр Соломонович хочет истребовать с Леонида Натановича два миллиона рублей. С учетом общей тональности иска не хватает приписки «на оборудование для детских садов и на игрушки». Модно сейчас среди некоторых местных единороссов беспечно тратить чужие деньги на игрушки (какие, правда, не уточняют). Свои тратить то ли душа не лежит, то ли заработать не получается.

При этом заслуженный юрист обязательно хочет, чтобы Фейтлихер довел до сведения журналистов резолютивную часть решения суда с пометкой «Опровержение». Другими словами, Александр Соломонович надеется, что Леонид Натанович вновь соберет всех журналистов в редакции «КП-Саратов».

Опять обсудят страдающую репутацию Александра Соломоновича, полистают журнал с фотками, а потом Леонид Натанович скажет: «Опровергаю!», чем повергнет всех присутствующих в шок. Под торжественную музыку он вытащит из кармана два миллиона и тут же передаст их заслуженному юристу со словами: «Это вам на игрушки, Александр Соломонович». Слезы счастья и примирения. Отстрадавшая свое репутация. Аплодисменты. Занавес.

Александр Соломонович, вы же понимаете, что вашей репутации вредно судиться. Зачем же ее так мучить? Давайте уж сразу введем мораторий на использование в публичных местах не только вашего имени, но и трех букв русского алфавита: «а», «с» и «л», раз уж вы так все близко к сердцу принимаете. А то, не дай Бог, какой-нибудь юнец напишет на стене подъезда «АСЛ». Вы же обязательно на себя подумаете. Ведь столько можно нафантазировать с этими тремя буквами. Тут до нового иска недалеко: «такой-то такой-то сравнил меня с АСЛ, но что еще хуже - с ЛАС и даже САЛ… А я вовсе не САЛ! Прошу два миллиона на игрушки».

Одним словом, вредно сейчас публично выступать и тем более писать на стенах подъездов. Можно не только на уголовку и административку нарваться, но и на заслуженного юриста. А среди них люди встречаются своеобразные, все на себя стараются примерить. Вот напишут исковое заявление - и умрете со смеху. Зачем так рисковать?

Чтобы читатели могли полностью оценить творческий и юридический талант Александра Соломоновича, мы публикуем конец искового заявления заслуженного юриста в прямом и переносном смысле.

Обсудить статью в ЖЖ

все статьи
номера
на главную