N30 (39) 7 августа 2009   06.08.2009 | 21:58
Объекты обслуживания
Рубрика: ежи и ужи
Просмотров: 207
Версия для печати

без названияСвидетели по делу экс-мэра Саратова Юрия Аксененко активно избегают следствия. Хотя, может быть, и не скрываются вовсе, а как добропорядочные граждане находятся в заслуженном отпуске. Правда, отдых некоторых из них, по мнению судьи и гособвинения, сильно затягивается.

Как справедливо заметила гособвинитель Ольга Чернова, «некоторые свидетели уже по полгода в отпуске, правда, непонятно, в каком». В ответ на это кто-то в зале громко предположил, что в декретном.

Судью Владимира Стасенкова особенно волновал свидетель Денис Левченко, когда-то возглавлявший фонд поддержки учреждений культуры города Саратова. Как выяснилось, приставы уже не просто вызывают свидетеля, а оформляют принудительный привод.

- Левченко - скользкий товарищ, уворачивается как может, - высказался Стасенков.

Грусть участников судебного процесса вполне понятна. Как-никак на дворе лето, успеть бы разобраться с делом и в бархатный сезон отправиться на морской берег. А тут приходится заседать в зале без кондиционера. Здесь из благ цивилизации только вентилятор. Но хуже всех должно было быть Юрию Николаевичу, который после заседаний отправляется не домой. И вот он-то как раз переносил судебные тяготы стойко и спокойно.

Впрочем, некоторые сознательные граждане на радость прокурору и судье мужественно прервали свой отпуск и ринулись на помощь правосудию. Например, депутат Саратовской гордумы Василий Максимов летит в суд из Краснодарского края. Пока, правда, не долетел, но путь-то не близкий.

На этой неделе допросили депутата Саратовской гордумы, председателя Совета директоров Российского концерна «Дубки» Игоря Ефремова. Прокурор Чернова сразу перешла к делу.

- Известны ли вам факты злоупотребления мэром Аксененко при выделении земельных участков?

- Можно уточнить, вы сейчас о том, были ли у меня доказанные факты? - спросил Ефремов.

- Вы же публиковали в газете «Толк» информацию о фактах злоупотребления при выделении земельных участков, - напомнила гособвинитель.

- Когда издавали газету, были какие-то источники информации, - припомнил гордеп, зачисленный прокурором в медиамагнаты. - Редакция газеты публиковала все, что становилось известно, чтоб дать правоохранительным органам повод для проверки.

Заинтересовали прокурора и отношения между Аксененко и Олегом Комаровым, которого уже допрашивали в ходе судебного заседания.

- Одно время были теплые и дружеские, - припомнил Ефремов. - Иногда Комаров позволял себе критиковать Аксененко.

Несмотря на больничный, в суд пришел Олег Кремер, исполнявший обязанности главного архитектора города с 2000 по 2002 год. Его допросили по двум конкретным эпизодам: выделению участков на площади Кирова (кафе «Одуванчик») и переоформлению земли на площади Ленина с «Кокона» на «Славянский рынок».

- Расскажите про обстоятельства выделения участка на площади Кирова, - попросила прокурор Чернова.

- Любой объект имеет функциональное назначение, - рассказал Кремер. - Так как это объект обслуживания, то он может находиться в любой зоне, в том числе и в скверах, парках. Тем более там уже есть другие объекты обслуживания - цирк, Крытый рынок.

Рассказал свидетель и о том, какие объекты можно считать капитальным строительством, а какие - нет. Все-таки интересная работа у участников судебных заседаний. Можно получить несколько дополнительных профессий, пока свидетелей слушаешь. Вот соберется судья, гособвинитель или известный саратовский журналист Александр Крутов дачу строить, а про капстроительство и прочие тонкости уже все известно. Сплошная польза.

В показаниях Кремера Ольгу Владимировну смущало только одно - свидетель многого не помнил.

- На следствии все помните, а как к нам приходите, так забываете, - поворчала прокурор. - Хорошо хоть приходят. А то ведь некоторые и вовсе игнорируют повестки.

На минувшей неделе начался увлекательный процесс исследования письменных доказательств. Договоры, заявления, доверенности, письма, справки и много других документов были озвучены в суде. С каждым зачитанным листом дела прокурор Чернова становилась все печальней и печальней. Тяжелая работа легла на плечи этой хрупкой женщины. Все участники заседания зевали и искали, чем бы развлечься. Только судья Стасенков следил за ходом заседания. Время от времени он прерывал гособвинителя и уточнял заинтересовавшие его моменты.

Заседания этой недели еще раз доказали, что процесс по делу Аксененко преследует призрак ремонта. То ли громкими звуками кто-то надеется приглушить свидетельские показания, то ли руководство суда забыло, что процесс все еще идет, и смело направляет строителей в соседние залы, то ли это какая-то изощренная психологическая атака. В этот раз участников заседания пугали странными звонками. Ольга Владимировна даже прервала чтение и поинтересовалась, не началась ли война. Впрочем, если начнется война, в здании суда нам будет не страшно. Только вот с голоду мы вполне можем умереть. В столовую-то пускают не всех. Правда, гособвинитель просила об этом не говорить.

Обсудить статью в ЖЖ

все статьи
номера
на главную