N9 (9) (26 декабря 2008)   26.12.2008 | 04:14
ГОД КРЫСЫ
Рубрика:
Просмотров: 367
Версия для печати

ГОД КРЫСЫ

Год Крысы практически истек. Лишь розовый кончик хвоста осталось прожить в эпохальном 2008-м, но если сравнивать уходящий год с вышеупомянутым грызуном, то на ум приходит много забавных аналогий. Например, весь год, подобно тушке, был покрыт густой серой шерстью, весь год мы наблюдали острые зубы и агрессивный задор мелкого хищника, а под конец остались с голым хвостом. В этом году в Саратовской области была последовательно объявлена череда амбициозных проектов, превратившихся к концу года в тяжелый сон наркомана - вроде поначалу увлекало, а теперь не знают, как от этого сна избавиться. И перспектив добыть новую дозу популистского оптимизма у нашего начальства нет никаких. А значит, с первого января начнется большая и страшная ломка.

Но это будет завтра, а сейчас перед глазами проплывают миражи проектов, и шумные кампании, которые доза за дозой вводились в наши умы. Отличить миф от реальности достаточно просто, стоит вспомнить блестящий лозунг, которым закончился прошлый и начался нынешний год: «Верьте только делам». Им как нашатырем можно прочищать мозг, расставляя все по своим местам. Не будем отвлекаться на мелкое вранье, льющееся ежедневными струйками изо всех щелей корыта областной пропаганды, осветим лишь топ-10 лошадиных доз. По нашей версии они выглядят так.

Доза №1. Реформа образования
и зарплата учителей

Сейчас очень смешно вспоминать 2007-й, когда депутат Госдумы Николай Панков в окружении молодогвардейцев и людей неопределенного вида, изображавших учителей, кормил памятник первой учительнице и пикетировал областного министра образования Плеве, требуя повышения зарплаты учителям. Ипатову и Плеве пеняли Пензой и другими регионами, где труд преподавателей якобы оценивается выше, чем у нас. Губернатор, естественно, принял расслабленную позу человека, получающего удовольствие от процесса, и согласился на проведение эксперимента по реформе оплаты труда работникам среднего образования. На его языке это означает «перехватить инициативу». СМИ местного «ЕР» объявили, что Вячеслав Володин помог Ипатову выиграть грант в размере 15% от требуемой на эту реформу суммы (Москва давала около 300 млн рублей, Саратовская область давала около 2 млрд рублей), и кампания началась. В середине 2008-го Володин придал ускорение процессу, потребовав от Ипатова введения эксперимента с 1 сентября. Реализовывать этот проект пришлось уже не министру Плеве, ушедшему с ответственного поста в ректоры, а новому министру образования с красноречивой фамилией Горемыко. Перерасчет зарплат привел к их увеличению только в министерских отчетах. В реальности довольных новыми принципами оплаты труда преподавателей практически нет. Учителя стали заниматься бюрократическим подсчетом учеников и «человеко-часов», эффективность образовательного процесса резко упала. Сокращение сельских школ оставило без работы сотни образованных людей в деревнях и сократило доступ к образованию у тысяч детей. Реформенные надбавки по зарплатам учителям в школьно-преподавательской среде получили название «горемычные деньги». Перспектива проекта туманна, так как в условиях кризиса проект лег дополнительным грузом на областной бюджет. Что будет происходить в школах области в следующем году, затрудняются предсказать даже самые искушенные эксперты в сфере образования.

ГОД КРЫСЫДоза №2.
Балаковские
металлургические заводы

Павел Ипатов через своего любимца, ранее министра инвестиций, а сейчас зампреда правительства по непонятно каким вопросам, объявил о строительстве заводов в Балаково. Маленького - принадлежащего «Северстали», и большого алюминиевого - принадлежащего «Русалу», и, как дополнительное условие, - два новых энергоблока на Балаковской атомной. В прессе региона пошла масштабная пропаганда глобально инвестиционного характера. Все выглядело так, как будто тысячи рабочих мест осталось только поделить между безработными балаковцами. Но местные единороссы начали активно сопротивляться строительству заводов, так как любой из зашедших олигархов, будь то Мордашов или Дерипаска, в корне менял политическую картину региона. Предположительно, каждый из федеральных тяжеловесов должен был бы вытеснить Володина из сферы принятия решений в отношении региона. Партийная ячейка, при непосредственном участии лидера - Петра Глыбочко, принимала решения о сопротивлении строительству заводов, был активизирован процесс проведения экологического референдума в Балаково. Не зная, как быть, губернатор начал по обыкновению своему метаться. С одной стороны, божественный Володин, с другой - перспектива строительства двух энергоблоков на БАЭС. Точки над «i» расставил финансовый крах. Шумная пиар-кампания о десятках тысяч рабочих мест рассосалась сама собой, а перспектива новых энергоблоков туманна даже с учетом грядущей в ближайшие годы остановки одного из действующих блоков, ресурс которого уже практически выработан. В результате кампании мы имеем взбудораженный протестными настроениями город Балаково, который, к несчастью, имеет все шансы стать точкой наибольшего проявления последствий экономического кризиса.

Доза №3. Борьба
с коррупцией
и убийство
Григорьева

После убийства прокурора области Евгения Григорьева его имя сделали символом борьбы с коррупцией. Любопытно, что вся так называемая элита области точно знает, что это был за человек, как он на самом деле относился к коррупции и из-за чего он погиб. И, действительно, в той кампании по борьбе с коррупцией, что проходит в Саратовской области, прокурор Евгений Григорьев - самый подходящий символ. Главный ее принцип - если у тебя есть партбилет, то ты неприкасаемый. Такие деятели, как Макеенко и Галушко, знают об этом не понаслышке. Конечно, просто необходимо поменять название улицы Революционной на улицу имени Евгения Григорьева.
Между прочим, депутат Госдумы Николай Панков на одном из достопамятных «круглых столов» обещал прессе продекларировать не только свое имущество, но и имущество своих родственников, однако так этого и не сделал. Вообще же, эта инициатива саратовских единороссов куда-то исчезла. Бочком, бочком - и под сукно. Но вот в попытках переделить собственность под флагом борьбы с коррупцией наша область не знает себе равных. Режиссерам этой массовой профанации кажется, что все пройдет незаметно, но правовой нигилизм, порожденный такой циничной политикой власти, уже проник в сознание жителей региона. Результаты этого мы пожнем уже в следующем году. Людоедов станет больше.

ГОД КРЫСЫДоза №4. Сельское хозяйство -
сфера инвестиций

Губернатор Саратовской области Павел Ипатов подружился с министром сельского хозяйства РФ Алексеем Гордеевым. В коридорах Московской, 72 многозначительным шепотом произносят, что, мол, «Гордеев - сечинский!». Это сильно отразилось на умонастроениях главы региона, который стал еще более охотно перед телекамерами жевать зерна в полях, рассекать по просторам Саратовщины на сложной сельскохозяйственной технике, инспектировать свинарники. И вот крестьяне не знают, куда деть зерно, и готовятся к массовому забою скота. Кризис в первую очередь коснулся нашей деревни. Конечно, пластиковые модели мегасвинарников и гигакурятников на грядущей «Зеленой неделе» в Германии произведут на Гордеева очередное впечатление. Пенопластовое поголовье и парки техники из папье-маше могут даже вырасти. Но с инвестициями в деревню, видимо, на долгие годы будет покончено. Как замечательно говорил в 2005 году Павел Леонидович, в то время еще инженер-атомщик, а не агроном-любитель: «Сельское хозяйство - это не бизнес, а уклад жизни».

Доза №5.
Местное
самоуправление
в полном
объеме

В 2005 году Павел Ипатов сам или с подачи каких-либо консультантов инициировал ускорение внедрений реформы муниципального управления. Хотелось Ипатову скорее свергнуть аяцковско-володинскую муниципальную власть, «закатать в асфальт» мэра Саратова Юрия Аксененко. То есть, обыграть Володина на технологии управляемого конфликта, так сказать, на излюбленном «володинском» поле. Но исполнителем всей стратегии стали господин Овсянников, экс-депутат Госдумы и ныне, не без партийной протекции, начальник таможни, и человек, кормивший Вячеслава Викторовича, фигурально выражаясь, грудью, а на тот момент заместитель Овсянникова, господин Ханжов. Нетрудно догадаться, куда эти извозчики довезли Павла Леонидовича. Однако эксперимент был рассчитан на три года, и вот эти три года прошли. В итоге в муниципалитетах области появились два новых начальника поселенческого уровня, расходы на содержание муниципальных чиновников выросли в полтора раза и, конечно, как и задумывалось, появилась благодатная почва для конфликтов, только управлять ими оказалось невозможно. В результате - что в Саратове, что в Балаково, что в любом другом районе муниципальное хозяйство пришло в полный упадок, а поселенческий уровень власти вынужден отказываться от выделенных ему полномочий. К 2009 году, потратив большие средства и усилия, область подошла в состоянии значительно менее управляемом, чем она была при губернаторе Дмитрии Аяцкове.

 

Доза №6.
Рекордный рост бюджета

Руководство области ежегодно рапортует о том, что практически удваивает бюджет региона. И хотя вид из любого окна в городе Саратове свидетельствует скорее об обратном, упрекнем наше зрение во лжи и поверим чиновникам. Например, наиболее популярный у власть имущих тезис - инвестиции в регион позволяют перераспределять дополнительные доходы в социальную сферу. То есть, если нет инвестиций, то и социальная сфера останется на голодном пайке. Судя по поведению инвесторов, эта зависимость в следующем году проявится в полной мере, кстати, и областное правительство, верное себе, безжалостно порезало расходы на «социалку» и здравоохранение. А теперь фокус-покус! Применим универсальный принцип «Верьте только делам» к анализу итогов 2008 года. Слабонервных просим не читать эти строки самим, а попросить пресс-секретаря сделать из них дайджест. За прошедшие три года в Саратовской области так и не было создано ни одного значимого источника внутреннего роста экономики региона, а следовательно, удвоение бюджета - всего лишь отражение федеральной тенденции, свойственной стране в целом. То есть, со времен Дмитрия Аяцкова принципиально ничего не изменилось. Пресловутая балаковская «антикризисная команда» образца 2005 года на деле оказалась «пшиком» и не сумела в годы благоденствия выправить экономику региона. Впрочем, быть может, эти люди проявят себя в трудные времена, может быть, в изобильные годы они просто давали надвигавшемуся кризису фору? Поживем, и, к сожалению, увидим.

Доза №7.
Рекордный рост средней
заработной платы

Придя к власти, нынешний губернатор сообщил публике о том, что одной из главных его задач является увеличение средней заработной платы в регионе. В каждом из своих программных выступлений Ипатов говорил, на сколько рублей эта цифра, по данным статистики, растет. В этом году, выйдя из длительного апрельского отпуска, из которого, кстати, некоторые партийные товарищи на тот момент уже успели отправить губернатора в отставку, Павел Ипатов осчастливил нас обещанием того, что к 2010 году средняя зарплата в области будет «равна 20000 рублей». Тогда журналисты недооценили прозорливость главы региона, хотя он и поскромничал. Темпы роста инфляции таковы, что средняя заработная плата уже к апрелю следующего года может быть именно такой. Вопрос лишь в том, что на эти бумажки можно будет купить. Вместе с тем, безумные попытки Ипатова контролировать цены административным путем на рынке в Юбилейном уже привели к анекдотам, когда сотрудники областного минсельхоза сами, чтобы не расстраивать шефа, дают команды рыночным торговцам перед его приходом менять ценники. Как такую цифровую эквилибристику ни называй, а реальные доходы населения за прошедший год не увеличились. Цены, как и положено в государстве с рыночной экономикой, будут расти. Серьезно повысить заработную плату или, вернее, доходы населения в преддверии кризиса так и не удалось. А если учесть то, что в некоторых предприятиях региона, например, на САЗе, увеличились неплатежи зарплат, проект можно считать провалившимся. Однако если смотреть в будущее, то все внимание областной власти должно фокусироваться на одном вопросе: хватит ли сбережений и доходов граждан до начала дачного сезона и первых урожаев картошки? Рискнем предположить, что чиновники даже не задумываются над подобными расчетами.

Доза №8.
Миллион
квадратных метров жилья
в год

Всемирный коллапс строительной индустрии не обошел стороной и Саратовскую область. По самым оптимистическим расчетам, раньше второго квартала следующего года деньги в отрасль вообще не будут поступать. Между тем, областная власть научилась ставить себе в заслугу и уже почувствовала вкус от «миллиона квадратных метров в год», и «микрорайонной застройки», и «самых низких цен на квадратный метр жилья в ПФО». То есть, как заслуги - так местные, а как кризис - так мировой. Впрочем, некоторые стройки, вроде «Сеномана», власть с подачи местных партийных рейдеров «кошмарит» своими, а не американскими руками. Но не будем мелочными, лучше подумаем о том, куда пойдут работать уволенные из отрасли строители. Заявленный миллион квадратных метров жилья - это ведь не шутка, это десятки тысяч человек, оставшихся без работы. Состав рабочих однородный, в большинстве своем мужчины-строители приблизительно в возрасте от 25 до 50 лет, подавляющее число которых прошло службу в армии. Еще столько же, если не больше, человек вернутся в районы области с московских, ленинградских, северных, сочинских и прочих строек, и тем и другим нужно будет как-то кормить своих детей. Официальной позиции областного правительства пока нет, ведь на бумаге эта масса народа пока числится работающими. И, по нашим ощущениям, руководство региона не спешит с проектированием и строительством автобанов и другими испытанными методами трудоустройства больших масс населения. А надо бы спешить, так как вряд ли эти люди будут спокойно сидеть у экранов телевизоров и наблюдать, как саратовские вожди в эфире местного ГТРК презентуют свой очередной розовый взгляд на действительность.

Доза №9.
Новый перинатальный центр

Наши начальники - очень завистливые люди. Но особенно они завидуют друг другу. То, что Саратов не попал в программы по развитию высокотехнологичных медицинских услуг населению, вероятно, сильно гложет руководство. Вот и начала областная власть обрабатывать население на предмет самостийной обиды за регион, естественно, в выгодном для себя свете. К примеру, неплохо было бы построить новый перинатальный центр в городе Саратове, и чтобы возводил его непременно кто-то из приближенных строителей. При этом не все были за, например, областные депутаты Галкин и Синичкин вопрошали власть: а не лучше ли закончить уже имеющиеся объекты, не начиная новых? Но бюджет есть бюджет. Тендер выиграла компания видного единоросса г-на Березовского, соратника морального лидера «ЕР» в Саратове Вячеслава Володина. Выиграл он тендер заслуженно. Не пощадил в борьбе однопартийца Мажарова - директора близкого к Павлу Ипатову «Стройэкса». Замочил его в прессе качественно. Однако теперь судьба этого проекта под вопросом, кстати, как и судьба диализного центра фирмы «Фризениус». Возможно, это и к лучшему, так как в будущем стройка имела все шансы превратиться в долгострой из-за элементарного отсутствия у Березовского необходимых производственных мощностей.

Доза №10.
Новый
саратовский аэропорт

Известно, что инициатива строительства нового аэропорта в Саратовском районе была одним из предвыборных ходов Вячеслава Володина. Вождь продемонстрировал свое могущество, заявив, что аэропорт якобы будет перенесен, несмотря на то, что федеральное министерство делать этого пока не собиралось. Жители области в очередной раз «пали ниц». Но вот недавно федеральное правительство исключило строительство аэропорта и реконструкцию железнодорожного вокзала из своих программ развития. Незадача с предвыборным обещанием вышла, а ведь некоторые чиновники из областного правительства поверили в это и начали скупать в районе предполагаемого аэропорта участки. Сами в свой пиар поверили и перед кризисом потратились. Не придется ли отвечать перед обманутыми избирателями?
Конечно, найдется еще пара десятков проектов, посредством которых весь год нам пытались внушать то, что на самом деле не имело никакого отношения к реальности. Власть не скупилась на обещания, не стеснялась фантазировать и давала волю чувству собственного величия. Но именно перечисленные проекты вызывали наибольшую активность у областных партийных и правительственных пропагандистов. Сколько переживали из-за этих проектов те, кто в них верил, или те, кто хотел к ним примазаться! Сколько бумаги извели на газетные публикации и сколько выставок провели с муляжами этого прекрасного, но, как мы сейчас понимаем, неосуществимого будущего, а сколько сюжетов ГТРК об этом было снято на деньги налогоплательщиков!
При Дмитрии Аяцкове все это называлось емкой формулировкой «Саратов - столица Поволжья», при князе Потемкине - «деревня», при участии Вячеслава Володина в районах растут, как грибы, два типичных символа - или «школа-интернат», или «дом престарелых». В целом символом нынешней власти является гигантский неработающий телеэкран, недавно установленный на территории правительства аккурат напротив окон приемной Павла Ипатова. Как «Черный квадрат» Малевича, зияет он своей бесполезной мертвой глубиной, ибо гром его «пропагандоемких» колонок способен оглушить всех обитателей Московской, 72. Но, заметьте, какой прекрасный был проект!
С наступающим!

все статьи
номера
на главную