N31 (40) 28 августа 2009   27.08.2009 | 22:30
Наша RUSSIA - НАША ВЕРСИЯ
Рубрика:
Просмотров: 219
Версия для печати

без названияМы живем в самом прекрасном регионе России, и все остальные субъекты Федерации нам завидуют. Ведь только наш губернатор с горя от неурожая продлевает себе отпуск. Это у нас депутаты жалуются, что их дразнят на интернет-форумах. Только мы сидим без горячей воды с мая по июнь из-за ремонта на теплотрассе, с июня по июль - без оглашения причин, а с июля по август - из-за установок приборов учета. Причем только саратовским людям, чтобы помыться летом, хватает всего одного чайника. И только у нас партия борется не с кризисом и массовыми увольнениями, а с аттракционами в горпарке. Мы гордо называем свою область губернией, а москвичи завистливо говорят - глушь. Но все-таки она наша.

Не уходите, Александр Соломонович

Саратов по праву считается культурной столицей губернии, а местные думы - его культурным центром, потому что именно здесь собрался цвет интеллигенции региона, который непрестанно думает о его судьбе и будущем. В думе образцового содержания на улице Радищева, где за порядком следит консьерж Александр Соломонович, происходят немыслимые для культурного центра события.

Сегодня холл думы образцового содержания оказался как никогда грязным и запущенным, потому что Александр Соломонович надумал увольняться и напрочь забыл о своих обязанностях.

 

- Александр Соломонович!

- Что… что… что такое, Валерий Васильевич?

- Это что за гадость кругом? Почему грязь везде? Почему натоптано? С какой стати корзины завалены мусором? Это безобразие! Вы совершенно безответственная личность!

- Ай-ай-ай-ай-ай…Это неслыханно просто… это да… А мне все равно, Валерий Васильевич! Ухожу я от вас! Все! Сдаю ключи и сваливаю на все четыре стороны!

- То есть как это так?

- А вот так! Я теперь на всю жизнь обеспечен. Вон, какая пачка пухлая! Видели? Больше не увидите.

- Это где же вы так разжились, Александр Соломонович? Как же умудрились заработать?

- Телом! Вот этим мощным атлетически сложенным телом мужчины в самом расцвете сил.

- По вечерам, что ли, подрабатывали, Александр Соломонович?

- Ага! Легкий стриптиз, немного эпатажа… Главное, чтобы народу было побольше. Потом фоток наделают, а я на них в суд. Вот он, журнальчик мой. Моя прелесть. Я тут и так, и сяк… Знал, что не пропадет труд… Как-никак, а консьерж думы образцового содержания. Статусный человек. Не хухры-мухры какой-нибудь… Нечего в лично-публичную жизнь лезть! Так что всего вам хорошего, Валерий Васильевич, и пускай гадят.

- Постойте, Александр Соломонович. Я к вам не только из-за всего этого бардака. У нас ЧП! Массовое ограбление кабинетов! У Марины Владимировны DVD-проигрыватель свистнули, у Андрея Владимировича… подумать только!!!... телевизор. Знаете, какой теперь стресс у человека? Он без телевизора, как без рук! День и ночь на него молился! А у меня… у меня… Зачем этим сволочам ботинки мои старые понадобились?!

- Ай-ай-ай-ай-ай… это… неслыханно это просто… это… это… Кто же это нагадил? Безобразие! Культурные вроде все люди!

- А что это у вас, Александр Соломонович…

- И не надо мне ничего говорить! Беспредел! Ловить и сажать вредителей!

- …что это у вас ботинки на три размера больше?

- Ботинки… ботинки… Так это… О-о-о-о-о… Так это я, как деньги отсудил, сразу и прикупил. На радостях. Хорошие ботинки. Кожаные. Новые совсем. Подошва, правда, немного отклеена… так в магазине сказали, что это незначительный брак.

- У меня тоже подошва отклеена была…

- Это на что вы намекаете, Валерий Васильевич?! Это почему же я не могу купить ботинки на три размера больше с отклеенной подошвой? Все, значит, ходить здесь и гадить могут, а я ботинки купить не могу?! А некоторым, между прочим, ноги надо чаще мыть! Культурные люди, а ноги не моют! До сих пор воняет! Все! Хватит с меня! И телевизор, кстати, только один канал показывает! Кому такая рухлядь нужна?!

- Да ладно вам кипятиться, Александр Соломонович. Милиция во всем разберется. Вы пока лучше про суд расскажите. Интересно очень.

- Ничего там интересного не было. Только гадили и гадили мне, гадили и гадили… Но теперь я по этим делам большой специалист. Пусть только кто-нибудь заикнется. Вот вы, например, Валерий Васильевич, назовите меня шутом.

- Что?

- Не стесняйтесь. Называйте.

- А мне стесняться некого… Вы - шут, Александр Соломонович!

- Опа! Попался! Все! Готовьте денежки.

- Какие еще деньги?

- Тысяч триста, думаю, хватить должно… Со скидкой. Хотя нет, Валерий Васильевич, с вас я денег не возьму. Можете называть сколько угодно. Вот если бы Ольга Николаевна назвала… Ай-ай-ай-ай-ай… С нее бы точно не меньше миллиона…

- А вон и милиция подъехала, Александр Соломонович. Пойду встречать. Вы далеко не уходите…

- …массовое ограбление у них… ботинки у них сперли… Как издеваться или обзываться - так все нормально, а как ботинки сперли, сразу Александр Соломонович то, Александр Соломонович сё… не уходите, Александр Соломонович… Вы еще в туалете не были. Посмотрим, как без унитаза в этой вашей думе будете… Ведь все загадите… А еще культурные люди, цвет региона… Тьфу!

без названияЗастегнусь, и будем тренироваться

Скоро саратовские поля будут увлажнять французской водой, а горожане по утрам начнут умываться пензенским пивом, потому что о Саратовской области думают губернатор Павел Леонидович и народный избранник от Пензенской области Иван Васильевич.

Они практически не видятся, но на этот раз судьба свела их на бескрайних полях Саратовщины, стонущих от невиданной засухи. Павел Леонидович и Иван Васильевич прониклись бедой и тоже застонали. Один - от горечи за родную землю, другой - от обиды за соседей.

 

- О чем думаешь, Павел Леонидович?

- О земле-матушке, Иван Васильевич, о хозяйстве нашем сельском, о горестях крестьянских. Того и гляди, дым над полями взовьется, пожарища весь урожай пожрут. Совсем иссохла земля наша от форс-мажорных обстоятельств.

- Каких-каких?

- Не виноват я, говоря другими словами, в этой фигне. Хоть здесь на мне не отоспитесь.

- Золотой ты человек, Павел Леонидович! Скоро совсем спечешься. Жара такая, а ты без головного убора! А по поводу форс-мажоров - верно заметил. Главное - вовремя признать свое бессилие и попросить помощи у товарищей по партии. Всегда бы так. Не можешь погодой управлять - беги к товарищам. Конечно, не богам горшки обжигать, а вот с погодой что-нибудь придумаем.

- Не сомневался я, Иван Васильевич, что протянете руку помощи утопающим. Только что-то многовато рук. Все тянете и тянете… Кто же за горло утопающих спасает?

- Эх, Павел Леонидович, тебе о потопе теперь только мечтать. Тучки вон собираются. Может, ливанет?

- То не тучки, а грозный взор федерального центра. То не дождь будет, а слезы мои от бессилья.

- Золотой ты человек, Павел Леонидович! Сентиментальный! Что ни случись - все у тебя слезу вышибает. Вижу беду. Нынешний год не особо благополучный для сельхозпроизводителей. Поэтому самоуспокаиваться и бить в барабаны было бы неверно…

- Именно, Иван Васильевич! Бить было бы неверно!

- …надо срочно оказать помощь сельхозпредприятиям! Срочно, Павел Леонидович! Прямо сейчас! Тем более накопилось уже!

- Не могу я, Иван Васильевич. Ни капли не выдавлю.

- Золотой ты человек, Павел Леонидович, а простых вещей… ох, хорошо-то как… не разумеешь. Попить тебе надо.

- Я бы с радостью, только мои ослы «Evian» в поля не взяли. Говорят, что ближе к народу надо быть. А другую воду организм совсем не принимает. Отвык за тяжкое время руководства.

- Золотой ты человек, все о народе думаешь. Отдохнуть тебе надо. Водичкой слетать запастись… Ты смотри, сколько помощи накопилось, прям так бы и помогал, так бы и помогал… Между прочим, в Самарской или Оренбургской областях власти работают более оперативно… Так что придется выдавливать, Павел Леонидович…

- Иван Васильевич, ты бы против ветра помощь не оказывал, а то штаны мне забрызгаешь!

- Не умеешь ты держать удар, Павел Леонидович. Я всегда говорил, что для политика важно уметь держать удар. Даже в интервью говорил. Сначала иметь позицию, а затем держать удар. Позиция у тебя сейчас самая нужная… а удар… застегнусь, и будем тренироваться…

- Может, не надо?

- Надо, Паша. Ты на меня посмотри. Удар за ударом, удар за ударом… и хоть бы что. Только бровь иногда дергается и по необходимости добежать не всегда успеваю… Зато какая помощь селу прямо на месте!

- У меня получилось, Иван Васильевич! Выдавил! Причем без удара!

- Золотой ты человек, Павел Леонидович! Хотя, хочу заметить, что моя помощь была светлее, прозрачнее. Надо стремиться к более прозрачным схемам в оказании помощи. Учиться тебе еще и учиться у нашего брата, Павел Леонидович. И министрам твоим учиться, а не щеки надувать… Если бы все в рядок на кромке поля выстроились! И никакая засуха не страшна! Но ты не переживай, Павел Леонидович, я теперь вашей области всегда буду помощь оказывать. Уж постараюсь.

- Спасибо тебе, Иван Васильевич, только ты это… в голодные годы лучше не приезжай. Земля родная, она любую помощь стерпит, а люди не все есть будут.

- Золотой ты человек, Павел Леонидович! Все о людях думаешь. Не бойся. Мы и людей накормим, и тебя накормим. Этого добра у нас на всех хватит.

Обсудить статью в ЖЖ

все статьи
номера
на главную