N32 (41) 4 сентября 2009   04.09.2009 | 00:57
Ликбез для Сомова
Рубрика: не зарастет
Просмотров: 158
Версия для печати

Ликбез для СомоваВ Саратовском областном суде проходит допрос экс-мэра города Юрия Аксененко. Всю неделю бывший градоначальник отвечал на вопросы защиты и гособвинения. Вопросы к Аксененко были почти одинаковые, поскольку эпизоды ему вменяются похожие - по выделению земельных участков.

Давать показания Юрий Аксененко начал в прошлую пятницу. В этот день в областном суде наблюдалось заметное оживление. Прознав о том, что экс-мэр заговорит, на заседание пришли не только журналисты, но и некоторые общественные деятели. Перед залом активно обсуждали «Газету Наша Версия» правозащитник Григорий Ахтырко и журналист Александр Крутов. В коридорах суда засветился также и глава администрации Саратова Вячеслав Сомов, он выступал на параллельно идущем процессе по делу бывшего директора МУ «Транспортное управление» Юрия Галушко. Его появление вызвало большой интерес у Ахтырко и Крутова. Правозащитник даже хотел поделиться с журналистом прямым телефоном Сомова, но Александр Крутов почему-то отказался. Возможно, у него уже есть номер Вячеслава Леонидовича, все-таки он не юнец в журналистике.

Аксененко выглядел уверенно, на вопросы отвечал без заминок и даже чересчур подробно. Хотя гособвинитель Ольга Чернова не раз просила его не растекаться мыслью по древу. Вначале Юрий Николаевич высказался сразу по нескольким эпизодам своего дела.

- Следствием необоснованно вменяются мне те действия, которые я не совершал и совершить не мог, - пояснил Аксененко. - По версии следствия, мэр должен был заниматься регистрацией заявлений, брать на себя информирование населения. Но ответственность за правильность оформления постановления нес комитет по земельным ресурсам и землеустройству города. Как мэр, когда я получал проект постановления, я смотрел, есть ли возражения у моих подчиненных, или нет. Я безусловно им доверял, и у меня не было оснований не подписывать правильно оформленное постановление.

Ольга Чернова попыталась установить круг должностных обязанностей и меру ответственности бывшего мэра.

- Ведь контроль за использованием земель входил в компетенцию органов местного самоуправления? И все органы находятся в подчинении мэра, он несет персональную ответственность!

- Для того чтобы решать вопросы, создавалась строгая система управления. Я не мог раздавать участки направо и налево. Мэр несет за все ответственность, но это не значит, что он везде бегает и сам замеряет границы участка. Это просто невозможно.

- У вас была возможность проверить, соответствуют ли ваши постановления закону? - поинтересовалась прокурор.

- Я не имел физической возможности это делать. Объем работы был слишком велик. Этим занимались мои подчиненные, - в который раз повторил Юрий Николаевич.

- Но я же не заставляла вас избираться в депутаты и мэры! - не выдержала Ольга Чернова.

Бывший градоначальник объяснил суду, что проект постановления с замечаниями просто не должен был до него дойти, поскольку такие документы сразу же отправляли на доработку. А те проекты, в которых стояли все визы и необходимые согласования, он подписывал сразу.

- Так вы что, подписывали все, что вам приносили? - удивилась Ольга Чернова.

- Я подписывал те постановления, которые были оформлены как следует, - ответил Аксененко.

- А сам текст постановления вы читали? - поинтересовался судья Владимир Стасенков. - А то вдруг там было бы про открытие публичного дома на Набережной, а вы против. Ну, неприятие у вас.

Видимо, все-таки Юрий Николаевич постановления читал. Иначе Ландо давно исполнил бы свою заветную мечту. Гособвинитель подробно интересовалась, давал ли Аксененко какие-либо указания своим подчиненным, чтобы те готовили документы на землю для его родственников в особом порядке. На это бывший мэр отвечал, что никогда никого об этом не просил, да и сами родственники не требовали от Юрия Николаевича, чтоб он помогал им с землей.

Допросили Аксененко и по поводу квартир на улице Московской. Эту недвижимость, по словам экс-мэра, приобретала его жена Ирина Солодкова. Помогал ей в этом сотрудник администрации и близкий друг семьи Аксененко Владимир Зайцев. Именно ему Солодкова передала деньги за квартиры. У следствия по этому вопросу иное мнение. Как считает обвинение, жилплощадь в доме №134 Аксененко получил в качестве взятки от компании «Одеон-98» за то, чтоб в аренде у фирмы остался земельный участок под строительство элитного дома. По словам Аксененко, ситуация с квартирами для него покрыта мраком, и кто придумал эту «конструкцию», он не знает.

Так это или нет, следствию еще предстоит выяснить. А пока судебные заседания становятся все интересней и интересней. Кстати, во многом благодаря зрителям. Например, правозащитник Ахтырко в перерывах любит петь. Репертуар у него, правда, очень ограниченный и грустный - про скамью подсудимых поет правозащитник.

Обсудить статью в ЖЖ

все статьи
номера
на главную