Дело о пропавших самоварах: эксперт заявил, что допустил в своем заключении опечатку длинной в предложение

31 марта 2017, 16:28
Дело о пропавших самоварах: эксперт заявил, что допустил в своем заключении опечатку длинной в предложение
На фото: эксперт Алексей Шайкин демонстрирует дверь от сейфа

Сегодня, 31 марта, в Октябрьском районном суде Саратова продолжилось рассмотрение дела о пропавших самоварах. Напомним, двух братьев - Дмитрия и Максима Чербаевых - обвиняют в том, что они якобы похитили около сотни антикварных самоваров и другие вещи у своего отца Александра Чербаева, пока тот находился в местах лишения свободы.

Еще одна потерпевшая — Александра Ермолаева — заявляет, что в квартире ее сожителя Александра Чербаева в сейфе были спрятаны ее деньги в размере 500 тысяч рублей, которые также пропали. Ранее она отмечала, что крупная сумма денег появилась от продажи участка земли на Кумысной поляне.

В ходе сегодняшнего заседания были допрошены два эксперта, о вызове которых ранее ходатайствовала сторона защиты. Первый допрошенный — сотрудник экспертно-криминалистического отделения ОП № 5, капитан полиции Алексей Шайкин — проводил экспертизу дверцы сейфа и ключа, которые были изъяты из квартиры потерпевшего.

Защитник Дмитрия Чербаева — адвокат Елена Сергун — попросила предоставить на обозрение эксперту дверцу от сейфа и ключ, которые хранятся в качестве вещественных доказательств. Алексей Шайкин подтвердил, что именно эти предметы он осматривал.

"Я распаковал дверь от сейфа, стал искать следы взлома, обнаружил след при помощи микроскопа, но установить, чем была вскрыта дверь не представилось возможным", - рассказал эксперт. Он также подчеркнул, что невозможно установить, от этой ли двери ключ, также являющийся вещдоком, или же нет.

"Вы могли бы пояснить, что означает примечание в экспертном заключении о том, что механизм замка в двери был удален путем распиливания?", - спросила Елена Сергун. Этому вопросу эксперт очень удивился. "Как-как?", - уточнил он. "Вот здесь у вас жирным выделено", - показала адвокат. Алексей Шайкин сходу не смог ничего на это ответить. "К сожалению, в протокол нельзя занести ваше удивленное выражение лица. Может быть вы как-то это объясните?", - уточнила защитник.

В итоге эксперт сначала заявил, что целое предложение в заключении — это опечатка. Потом сказал, что привел не ту методику. Затем отметил, что методика все-таки была правильная, а примечание — нет. В итоге остановились на том, что имела место все-таки большая опечатка.

После этого Елена Сергун задала несколько вопросов потерпевшему Александру Чербаеву. Адвокат уточнила, кто именно обнаружил взломанный сейф. "Мы с женой, когда зашли в квартиру", - ответил потерпевший. "Согласно протоколу выемки вещественных доказательств, из шкафа в квартире были изъяты дверь сейфа и ключ. В таком случае, зачем кому-то надо было взламывать сейф, если проще было открыть его имевшимся ключом?"

"Когда мы зашли в квартиру и обнаружили взломанный сейф, Ермолаева повесила ключ в шкаф. Она решила, а зачем он теперь, если дверь сломана", - пояснил Александр Чербаев. "То есть, вы производили изменения на месте происшествия перед тем, как произошла выемка и осмотр места происшествия?", - уточнила Елена Сергун. "Да, она перед этим туда ключ повесила", - подтвердил потерпевший.

Кроме того, Александр Чербаев рассказал, что ключей от сейфа было несколько. В вещественные доказательства попал лишь один из них. Где остальные — неизвестно. Потерпевший предположил, что они где-то в вещах Ермолаевой.

Также в ходе процесса допросили эксперта ФБУ Саратовская лаборатория судебной экспертизы Минюста России Викторию Егорову. Она производила товароведческую экспертизу вещей, которые якобы были похищены у потерпевшего Чербаева — кожанной куртки, бронзовых статуэток медведей, столовых приборов и прочего.

Выяснилось, что оценка производилась экспертом лишь по тем данным, которые были представлены в постановлении следователя. В свою очередь стоимость якобы похищенных товаров следователю называл сам потерпевший. Проверить соответствие этих данных действительности Егорова, как сама призналась, не могла.

"Мне не были предоставлены вещи. Никаких чеков или квитанций также не было. Поэтому я не делала категорические выводы, указывала только, наиболее вероятную стоимость при условии пригодности товара к эксплуатации", - отметила эксперт. Поскольку следователи не указали конкретную дату совершения преступления, в экспертном заключении приводятся две вероятные стоимости товаров — на 2014 и 2015 годы.

В завершении заседания представитель гособвинения - старший помощник прокурора Саратова Андрей Сухоручкин - заявил, что отказывается от вызова оставшихся свидетелей стороны обвинения, которых так и не смогли доставить в суд. "Мы отказываемся от всех, кроме Филипова", - отметил он.

После этого были оглашены показания следователя ОП № 5 Ларисы Ярцевой, которая принимала участие в обыске в квартире потерпевшего Александра Чербаева в 2014 году, в рамках возбужденного в отношении него дела. Из этих показаний следует, что Ярцева не видела никаких самоваров в квартире, из которой позже якобы похитили десятки антикварных самоваров. В качестве понятых тогда выступали потерпевшая Александра Ермолаева, являвшаяся сожительницей Александра Чербаева и его вторая жена - мать одного из обвиняемых - Максима Чербаева - Ольга Чербаева.

В процессе был объявлен перерыв до 4 апреля.