Будущее повсюду: как за сто лет поселок Юриш превратился в заброшенную промзону

7 ноября 2017, 19:37

Редакция ИА "Версия-Саратов" продолжает серию публикаций об истории микрорайонов города и их жителях. Недавно мы рассказывали про последних комбайнеров Саратова. Теперь на очереди посёлок Юриш, затерянный между промзонами, высокими бетонными заборами, железной дорогой и берегом Волги

Юриш — не то место, куда можно просто взять и случайно попасть по ошибке. Едешь по улице  Орджоникидзе в сторону Заводского и видишь указатель у моста — улица Фабричная. Больше никаких табличек нет. Сворачиваешь налево и попадаешь в Юриш. В поселке всего одна улица — та самая Фабричная, а остальные не улицы, но "линии".

1.png

Многие до сих пор считают этот микрорайон окраиной города, хотя в пятидесяти метрах от него проходит улица Орджоникидзе, до ближайшего торгового центра — чуть меньше трёх километров, а до "Макдоналдса" - полтора. Но это понятно. На самом деле въезжая в Юриш оказываешься то ли в промзоне, то ли в деревне. Практически весь поселок состоит из низеньких одноэтажных домов, затерянных между огромной промзоной — пустующими корпусами бывших заводов, которые виднеются из-за деревьев.

2.jpg

Есть ощущение, будто попадаешь в постапокалиптический мир, где немногие выжившие поселились среди останков старого мира. Этот старый мир когда-то был огромным, могущественным, устремленным в будущее великаном с серпом в одной руке и молотом в другой. Заводские корпуса, склады, железнодорожные пути - все, что когда-то составляло его костяк, жило и процветало - теперь смотрит на тебя разбитыми окнами и зарастает камышами высотой в два человеческих роста.

У Юриша, конечно, есть и дореволюционная история, но это было так давно, что уже "неправда" - о том, где стоял раньше дом Василия Юриша, купца, на чьих землях был основан поселок, знают разве что местные долгожители. Сегодня на этом месте частная территория и стоянка грузовых машин.

Здесь раньше находился дом Василия Юриша:

3.jpg

Сам поселок был основан на рубеже XIX-XX веков как пригород Саратова. Выходец из Пруссии купец Василий Юриш родился в 1846 году. Как следует из архивных данных, вместе со своей семьёй он был "приписан" (зарегистрирован) 2 сентября 1898 из числа иностранных переселенцев, принявших присягу на русское подданство.

Василий Юриш:

4.jpg

По воспоминаниям проживающей в Великобритании праправнучки Василия Юриша, у купеческого клана немецких переселенцев в посёлке был собственный дом, который после революции стал детским садом. Как говорит один из местных жителей поселка, Василий Юриш также организовал перевозки: грузовые и пассажирские.

После смерти купца Саратовская железная дорога купила часть земли у его жены (по одним данным Софьи Богдановны, по другим – Луизы Юриш, урождённой Утц) для прокладки путей через её земли.

В советские годы небольшой посёлок стал расти вместе с развитием промышленности, хотя как и до революции все жилые здания тут до сих пор – частные хибарки с палисадниками, некоторые перестроены под эконом-коттеджи.

5.png

Посёлок разделён на две части узким глубоким оврагом - между улицами 5-я и 6-я линии - по дну которого протекает бурный мутный ручей. В народе его называют Мутный ключ. Истоки ручья начинаются у родников подножия Лысогорского плато в районе посёлка Пролетарка: в урочище Королькова Сада и на склонах Лопатиной горы. Когда в речку еще не сбрасывали отходы промышленных предприятий, вода в ней, по уверениям местных, была очень чистой.

В годы советской индустриализации, помимо аккумуляторного завода, рядом появились ТЭЦ-1, речной порт, гидролизный завод "Биохим". Последний в 90-е годы был разрушен. Он представляет интерес как некое подобие уголка Припяти на Волге: огромные заброшенные цеха с выбитыми окнами и чернеющими силуэтами – мечта для любителей кибер-панка и постапокалипсиса.
Заброшенные промзоны:

6.png

Гигантские краны и жёлтые курганы серы с грудами металлолома – это промзона речного порта. На фоне окружающего упадка и запустения она похожа на муравейник, наблюдать за которым можно либо из небольшой бухты, либо вовсе с катера на воде, поскольку попасть на территорию предприятия простому смертному не так просто – объект режимный и охраняемый, в том числе и бродячими собаками.

7.jpg

8.png

Наряду с промзонами и частным сектором тут, на улице Фабричной (магистрали Юриша), находится туберкулёзный диспансер в конструктивистском здании постройки конца 1920-х годов. Его возвели по проекту архитектора Александра Старкмета. Изначально это здание было школой-семилеткой, построенной из кирпича. Примечательно, что кирпич этот привезли сюда прямо с завалов бывшей школы-дворца на углу улиц Мясницкой и 1-й Садовой, в нагорной части старого Саратова.

9.png

Логическим продолжением Юриша можно считать соседний посёлок Новый порт, располагающийся между промзоной бывшего авиазавода и хлебобазы с одной стороны и линией железной дороги, идущей вдоль Волги, с другой. Иногда его также зовут "Новым Юришем". Единственная улица в нём - 9-я Новая линия, вдоль которой построены двухэтажные бараки c трущобным частным сектором. Этот посёлок связан с городом единственной автодорогой со стороны 4-го жилучастка, тянущейся по пустырям и оврагам. В старый Юриш отсюда можно попасть разве что пешком, перейдя через железную дорогу. Скоро всего этого не будет – "новый порт" вместе с промзоной отдали под застройку. Здесь вырастут современные многоэтажки.

А в 1960-е годы в Юрише даже снимали кино, да не кто-нибудь, а Петр Тодоровский и Булат Окуджава. Фильм "Верность" про курсантов пехотного училища в годы Великой Отечественной войны создавали на пустыре под старым мостом через железную дорогу возле пересечения улиц Фабричная и Орджоникидзе. Сегодня на месте съёмок, естественно, не осталось никаких напоминаний о фильме.

Кадр из фильма "Верность":

10.png

По сюжету картины, осенним днем 1943 года десятиклассник Юра Никитин узнает о гибели отца. Юноша решает занять его место в строю. Вскоре он становится курсантом военного училища в одном волжском городе. Однообразные курсантские будни скрашивает знакомство с девушкой Зоей. Перед отправкой Юры на фронт молодые люди осознают, что любят друг друга. Ночью курсанты грузятся в эшелон. Проплывают мимо окон поезда деревни, полустанки, леса. Везде следы войны. И вот, наконец, фронт. Лейтенант Никитин ведет роту в атаку.

"Верность" — первая картина Петра Тодоровского и Булата Окуджавы, они совместно написали для картины сценарий, за что получили приз за лучший дебют на Венецианском кинофестивале 1965 года. Тодоровский позже вспоминал о работе над картиной:

"Мы приехали в Саратов снимать зимние сцены… А Саратов — не тот город, где много снега обычно бывает: нужно было намного севернее ехать. Поэтому со снегом была просто катастрофа — три пожарных машины заливали пространство пеной для огнетушения; хорошо, что стоял мороз и все это держалось… Когда на Венецианском фестивале спросили на пресс-конференции, где я снимал такую страшную зиму, а я рассказал, так хохот стоял в зале".

Старожилов в Юрише осталось немного. Александр Павлович Подольский родился и прожил в поселке 70 лет.

11.png

- Это место — моя малая Родина. Здесь я родился, учился, отсюда ушёл в люди, - говорит он с нежностью в голосе. - Юриш — моё родное местечко. Как лягушонок любит своё болото, так и я люблю своё болото: люблю свой край, этот участок нашей большой страны, про который вообще мало кто знает, что он существует.

Александр Павлович учился в местной семилетней школе.

- У меня много воспоминаний осталось. Я сбегал с уроков, кричал: "Мариванна, я больше не буду!" Однажды перелезал через забор и зацепился брюками за доску. А тогда школьную форму шили из материала, прочнее которого ничего не было. И вот я повис на брюках вниз головой, а Мариванна снимала меня. Наша школа была маленькой, учеников — немного. Рядом мы выращивали огурцы и помидоры.

После школы он работал в лесцехе, там же, где его родители:

- И, как само собой разумеющееся, я пошел туда. Проработал год, получил своеобразную школу. Отец часто говорил мне: "Сынок, молодость в тебе играет, силенка есть, ты хочешь сделать много. Но так нельзя, потому что нам сократят расценки — делать мы будем много, а получать — мало. Нам это невыгодно. Поэтому не торопись работать, почаще отдыхай". Работа была тяжелой. Для нашего лесцеха приходили плоты с верховьев Волги. Их вытаскивали на берег, разбирали и перевозили в лесцех. Мы выбирали нужное бревно, распиливали его на определенную длину, раскалывали, сушили, а уже потом делали конечный продукт. Тяжело было, но интересно.

Сегодня то, что осталось от лесцеха, обнесли двухметровым забором. Территория заросла. Подольский вспоминает, что упадок начался в конце 80-х, и это его расстраивало.

- То, что я видел, меня очень обижало. Заводы закрывались. Метизный завод закрылся, биохимический и древообрабатывающий цех — тоже. Авиационного завода больше нет. Остался, скажем так, остов. Скелет. На этом скелете местные предприниматели делают деньги: сдают уцелевшие помещения в аренду, делают там офисы.

У Александра Павловиича на полке книга - "Юность Страны Октября". Её издали в 1978 году, и посвящена она 60-летию ВЛКСМ. "Шагает будущее размашисто. И Байконур оно, и КАМАЗ. Оно — вселенная, но и ромашечка. Оно — повсюду, но прежде — в нас", - цитата на развороте книги. "XX век устремлён в будущее", рядом — иллюстрация: длинноногие молодые люди стоят возле телескопа.

12.jpg

- Только на вас надежда — сохранить память о Юрише, - говорит Александр Павлович. - Хотя кому это сейчас и надо, кто его знает.

Материал подготовлен при содействии Кирилла Кашкина