Михаил Лысенко: «Сделка» в моем понимании – понятие рыночное и не имеет никакого отношения к совести

25 марта 2013, 12:33
Михаил Лысенко: «Сделка» в моем понимании – понятие рыночное и не имеет никакого отношения к совести

Экс-глава Энгельсского района Михаил Лысенко дал интервью, в котором, в частности, рассказал о "сделке", которую ему предложили заключить сразу после ареста. На вопрос, предлагали ли ему договориться со следствием, Михаил Алексеевич ответил: "Конечно, предлагалось, предлагалось в первые же дни после задержания и ареста. И условия были очень «подходящие», с учетом того, что произошло со мною и моими близкими, друзьями. Нужно-то было сделать одну мелочь, точнее, две: признать, что я – убийца, и оговорить известных, успешных людей. Ценой собственного спасения я должен был навсегда повесить на них ярлыки вечного позора. Условия так называемой «сделки» были приблизительно такие: срок более 20 лет при условии, что остаюсь человеком, либо до 5 лет с изменением моего статуса на подонка.

Если в первые же дни после ареста члены следственной бригады говорят тебе, что ты повесишься в камере, что тебя изнасилуют и повесят; говорят, что ты никогда не выйдешь на свободу; что если не докажут криминал, то «посадят» по экономике, а после всего этого предлагают обсудить возможность так называемого «сотрудничества со следствием»? Разве это не предложение о сделке? Но «сделка» в моем понимании – понятие рыночное и не имеет никакого отношения к совести, по крайней мере – к моей".

Отвечая на вопрос о предъявленных ему обвинениях, Лысенко отметил: "На предварительном следствии мне предлагали прекратить преследование по двум статьям за истечением сроков давности, но это означало бы признать вину и согласиться с доводами следствия о моей причастности к данным преступлениям. Я этого не сделал, так как категорически не согласен с выводами следствия".

Однозначно ответить на вопрос о политической подоплеке в своем деле экс-глава района не смог: "Конкретно на этот вопрос ответить почти невозможно. В стране, где несколько поколений существует «телефонное право», где административный ресурс существует самостоятельно, на уровне подсознания, на уровне предвосхищения желаний начальника – его роль очень велика, почти абсолютна".

Что касается событий трехгодичной давности, Лысенко заметил: "Такого развития событий я, конечно, и в страшном сне предположить не мог. Насчет ощущений, что «тучи над головой начинают сгущаться», – конечно, были: и в 2001 году, и в 2010-м, однако ощущения смертельной опасности все-таки не было. Как-то не думалось, что за хорошую работу могут убить, причем такими иезуитскими способами. Как это проявлялось – достаточно посмотреть на возню вокруг Энгельса, в том числе освещаемую в СМИ, и, возможно, вам многое станет понятно".

С полной версией интервью можно ознакомиться на сайте "Общественного мнения".