В России немцев решили победить с помощью водки, а в Саратов из Италии вернулся знаменитый артист
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Деришев
Смерть на ровном месте
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
22.08.2013 | 08:30
В России немцев решили победить с помощью водки, а в Саратов из Италии вернулся знаменитый артист
Просмотров: 543
Версия для печати

В мире

22 августа 1485 года в Англии битвой при Босуорте закончилась длившаяся 30 лет война Алой и Белой розы, названная так по эмблемам на гербах соперничающих фамилий - претендентов на престол - Йорков и Ланкастеров. В решающем сражении Генрих Тюдор, дальний родственник Ланкастеров, нанес поражение войскам короля Ричарда III из династии Йорков. Исход битвы предопределили усилия тайных агентов Ланкастеров, сумевших договориться с одним из главных военачальников Ричарда III, сэром Уильямом Стэнли. 3 тыс. всадников отряда Стэнли в разгар сражения неожиданно перешли на сторону Тюдора. Ричард III в сражении погиб, а Генрих Тюдор, коронованный под именем Генриха VII, стал основателем новой династии. Династия Тюдоров правила Англией более ста лет.

В России

22 августа 1941 года вошло в историю как "день рождения" знаменитых "наркомовских ста граммов". В этот день Председатель Государственного комитета обороны (ГКО) Советского Союза Иосиф Сталин подписал Постановление №562 о ежедневной выдаче бойцам полстакана спиртного. Текст документа гласил: "Начиная с 1 сентября 1941 года, тем, кто находится на передовой линии действующей армии, будет выдаваться 100 граммов водки (крепостью 40 градусов) в день". Снабжением армии водкой лично руководил член Политбюро ЦК ВКП(б), нарком пищевой промышленности СССР Анастас Микоян. За распределением напитка обязаны были следить лично командующие фронтами.

Впоследствии (с мая 1942-го по ноябрь 1943 года) порядок снабжения красноармейцев водкой неоднократно менялся. Круг бойцов, имеющих право на водочное довольствие, служивших в разных родах войск и на различных боевых позициях то сужался, то расширялся, а нормы выдачи горячительного напитка то несколько увеличивались, то уменьшались.

Никаких доказательств того, что выдача алкоголя как-либо помогала воевать, нет. Для медицинских целей спирт был нужен (дезинфекция ран, использование в качестве наркоза при отсутствии других средств и т.п.), однако при употребления внутрь "наркомовская чарка" больше мешала воевать, чем помогала. Она вела к росту неадекватного поведения бойцов, рассеиванию внимания и сосредоточенности и, следовательно, ухудшению боевых качеств людей, а также к увеличению числа обмороженных, т.к. вопреки народному заблуждению, водка создаёт только видимость согрева. Поэтому в послевоенные годы данная мера подвергались критике.

"Нам в десанте давали эти пресловутые "сто грамм", но я их не пил, а отдавал своим друзьям, - рассказывал режиссер Григорий Чухрай. - Однажды в самом начале войны мы крепко выпили, и из-за этого были большие потери. Тогда я и дал себе зарок не пить до конца войны... Кстати, на войне ведь почти никто не болел, хотя и спали на снегу, и лазили по болотам. Нервы были на таком взводе, что не брала никакая хворь. Все само проходило. Обходились и без ста грамм. Все мы были молоды и воевали за правое дело. А когда человек ощущает свою правоту, у него совсем другие рефлексы и отношение к происходящему".

С ним соглашается его коллега, режиссер Петр тодоровский. "Вообще выдавали их только перед самой атакой. Старшина шел по траншее с ведром и кружкой, и те, кто хотел, наливали себе. Те, кто был постарше и поопытнее, отказывались. Молодые и необстрелянные пили. Они-то в первую очередь и погибали. "Старики" знали, что от водки добра ждать не приходится".

"Могу одно сказать: на войне пили много. С утра водку привозили, условно говоря, на 100 бойцов, а к вечеру их оставалось 80. И так едва ли не каждый день. В итоге вместо положенных ста граммов выпивали и по четыреста, и по пятьсот. Вообще вспоминать о ста граммах как-то несолидно. Это не шутки, это трагедия...", - отметил артиллерист Николай Камышин.

"Восторженные поэты назвали эти предательские сто граммов "боевыми". Большего кощунства трудно измыслить. Ведь водка объективно снижала боеспособность Красной Армии", - подводит печальный итог "водочной" реформы Генерал армии Н.Лященко.

В Саратове

22 августа 1984 года после семимесячной стажировки в Миланском театре "Ла Скала" вернулся солист Саратовского театра оперы и балета Сергей Алексашкин (ныне - артист Мариинского театра). Репертуар певца включает ведущие партии в операх русских и зарубежных композиторов. Также в репертуаре певца - партия Мефистофеля в драматической легенде Берлиоза "Осуждение Фауста", басовые партии в Реквиеме Верди, симфониях № 13 и № 14 Шостаковича.

Сергей Алексашкин гастролировал в странах Европы, США, Австралии, Японии, Северной Корее, сотрудничал с такими дирижерами, как Георг Шолти, Валерий Гергиев, Клаудио Аббадо, Геннадий Рождественский, Юрий Темирканов, Мстислав Ростропович, Марек Яновский, Рудольф Баршай, Альберто Зедда, Элиаху Инбал, Неэме Ярви, Эри Клас, Марис Янсонс, Александр Лазарев и многие другие.

В качестве приглашенного солиста певец выступал на сценах "Метрополитен-оперы" (Нью-Йорк), театра "Ла Скала" (Милан), Королевского оперного театра "Ковент Гарден" (Лондон), а также Вашингтонского, Римского и Гамбургского оперных театров. Сергей Алексашктн пел на сценах крупнейших концертных залов Европы, среди которых Концертгебау (Амстердам), Концертный зал Академии музыки Санта-Чечилия (Рим), Барбикан-холл, Альберт-холл и Королевский Фестиваль-холл в Лондоне; при этом он неоднократно принимал участие в Зальцбургском пасхальном фестивале, фестивалях в Сан-Себастьяно, Баден-Бадене, Миккели и Савонлинне.

лента
новостей
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную