Потерпевший по делу Михаила Лысенко рассказал о том, как ему отрезали палец
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
02.04.2014 | 16:05
Потерпевший по делу Михаила Лысенко рассказал о том, как ему отрезали палец
Просмотров: 901
Версия для печати

Продолжается судебное заседание по делу экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко. Сегодня суд заслушал потерпевшего Александра П., который утверждает, что лишился пальца по вине ряда фигурантов дела, в том числе криминального авторитета Юрия Нефедова. При этом П. вновь не смог объяснить, почему в своих предыдущих показаниях в 2008 и 2010 годах он называл разные имена людей, отрезавших ему палец во время похищения.

«Недели за две до события Юрий Нефедов пригласил меня к себе в офис, который находился в магазине. На тот момент я занимался нефтепродуктами – солярка, бензин. Нефедов мне сказал, что я должен ему 20 тысяч долларов. Ему все платили. 14 мая 2003 года я вышел из дома, чтобы ехать на работу. Выйдя из подъезда, я заметил зеленую "девятку" Алибекова (один из обвиняемых – прим.ред.). Ко мне побежало несколько человек, схватили и начали бить и руками и ногами. Затащили в машину, положили лицом вниз, приставили что-то к голове и сказали: «Будешь кричать – убьем». Моя сожительница жила на 6-м этаже. Увидела, как меня похищают, что-то кричала.

Меня привезли в частный дом, где был Юрий Нефедов. Ехали недолго. В доме я увидел Нефедова, Игоря Беликова, Дмитрия Яковлева, Роберта Алибекова и Казбека Ахильгова. Меня положили на лавочку. Алибеков меня спросил: «Где Петр Самородов?». Я отвечал, что не знаю, где он живет. Мне отрезали по частям мизинец на правой руке. Отрезал Беликов. Хотели отрезать и язык. Алибеков открыл рот, но потом, наверное, передумал. Достали мой телефон, чтобы я позвонил Самородову. Но он был отключен. Телефон и золотой брелок на ключах у меня тогда пропали.

Потом Алибеков заявил: «С тебя 20 тысяч долларов». Я со всем согласился. Он мне сказал: «Ладно, живи». Одели мне на голову шапочку, снова засунули в машину и отвезли в район ткацкой фабрики, где выпустили. «Пойдешь в полицию – убьем», - сказали мне и уехали. Я на такси доехал до больницы. Палец держался на куске кожи. На следующий день я рассказал об этом Самородову, Р. и К.»

В милицию потерпевший обращаться не стал. «Испугался. А в больнице сказал, что случайно отрубил палец топором», - пояснил П. Кроме того, он заявил, что впоследствии пытался найти дом, где произошел инцидент, однако не смог этого сделать.

«За что Нефедов требовал с вас 20 тысяч долларов?» - спросил прокурор Эдуард Лохов. «Я занимался добычей керосина в районе летной базы. Не знаю, откуда он оказался в земле, может быть, протек из емкостей аэродрома. Нефедов тоже занимался добычей керосина в этом районе», - предположил потерпевший.

После допроса стороной обвинения, адвокат Виктор Паршуткин попытался выяснить, какие отношения у потерпевшего сложились с Юрием Нефедовым. Как пояснил Александр П., он занимался добычей керосина «легально», однако наличие лицензии подтвердить не смог. Нефедов захотел получить 20 тысяч долларов «дани» за занятие бизнесом. После похищения потерпевший пожаловался Самородову. Последний с товарищами организовал перестрелку с командой Нефедова, за что несколько фигурантов были осуждены судом.

Относительно инцидента с отрезанным пальцем П. первоначально утверждал, что потерял его из-за сломанного домкрата. «А когда вы заявили, что палец вам отрезали?» - поинтересовался адвокат Паршуткин. «В 2008 году, когда осудили Нефедова. Я тогда находился в заключении, ко мне приехали сотрудники правоохранительных органов для допроса, и я все рассказал», - пояснил потерпевший, однако не смог пояснить информацию о том, что Нефедов отбывал срок наказания в одной колонии вместе с потерпевшим П. с 2005 года. «А почему вы ждали так долго, прежде чем написать заявление?» - спросил адвокат. Ответить Александр П. затруднился.

«А вы никогда не говорили, что потеряли палец в результате проигрыша в карты?» - вновь задал вопрос Паршуткин. Александр П. ответил отрицательно. Тогда Паршуткин зачитал заявление пострадавшего П. на имя начальника ГУ МВД по Саратовской области Сергея Аренина от 9 ноября 2010 года: «Прошу вас провести проверку и привлечь к ответственности Нефедова и других лиц, которые 14 мая 2003 года похитили меня и насильно отвезли меня в частный дом. Продолжая удерживать меня, вымогали деньги. Алибеков Роберт отрезал мне палец на левой руке». Пояснить расхождения в показаниях от 2010 года и сегодняшних пострадавший не смог. Также он не ответил на вопрос прокурора Лохова, почему в заявлении нет речи о Петре Самородове, местонахождение которого якобы пытался узнать Нефедов.

Еще одно противоречие, которое осталось без объяснения пострадавшего: в 2008 году Александр П. утверждал, что вместе с теми, кто его похитил, находился сотрудник ГИБДД Дмитрий А. в форме, однако теперь он эту информацию отрицает. При этом П. подтвердил, что знал А. в лицо, и перепутать его было бы сложно. Кроме того, выяснилось, что А. проходил потерпевшим по делу Александра П.

В конце допроса потерпевшего адвокат Паршуткин спросил, зачем похищающим нужно было использовать маски и говорить шепотом, если все фигуранты друг друга хорошо знали. Однако Александр П. ответить не смог. Кроме того, обвиняемый Роберт Алибеков заявил, что это он, а не Беликов участвовал в инциденте: «Это я лишь порезал, а не отрезал ему палец. Беликов там вообще ничего не делал».

«А какое отношение Михаил Лысенко имеет к вашему похищению?» - спросил потерпевшего адвокат Михаил Мамедов. «А я откуда знаю», - ответил Александр П. «Вам известно о приказах или просьбах Лысенко относительно вашего похищения?» - уточнил Мамедов. «Это просто смешно», - последовал ответ потерпевшего.

лента
новостей
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
2 апреля 2014, 17:16
Сам-КЕРОСИНОВЫЙ ВОР,а что то там ещё мямлит!!!Лучше бы рассказал за что сам отсидел столько лет,чем честных людей грязью поливать!!!!!Бандит!!!
ответить
на главную