Потерпевший по делу Михаила Лысенко рассказал о покушении, организаторов которого «опознал» лишь спустя шесть лет
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Наталия Гливенко
Не хуже Африки
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
28.04.2014 | 13:32
Потерпевший по делу Михаила Лысенко рассказал о покушении, организаторов которого «опознал» лишь спустя шесть лет
Просмотров: 858
Версия для печати

В Саратовском областном суде продолжилось заседание по делу экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко. Второй день продолжается допрос пострадавшего адвоката Михаила Венецкого, подвергнувшегося нападению в 2004 году. В организации покушения Венецкий обвиняет нескольких фигурантов дела, в том числе самого Лысенко и криминального авторитета Юрия Нефедова. По мнению пострадавшего, нападение было организовано из-за активности адвоката, защищавшего криминального авторитета Петра Самородова в суде.

По инициативе защиты были зачитаны показания Венецкого 2004 года, в которых он рассказывает о нападении, которое на него совершил неизвестный: «Раздались два выстрела. Я почувствовал боль в виске, глазе и левой руке. Я вышел из машины, закрыл ее на сигнализацию и с помощью незнакомого мужчины добрался до больницы. От выстрелов было повреждено лобовое стекло автомобиля и разорван левый рукав куртки. Я точно не могу сказать, кого я подозреваю в нападении. До 2002 года я находился в рядах правоохранительных органов. Скорее всего, исполнители работали так называемым «вахтовым методом». Стрелявшего в меня человека я не видел и не мог видеть. Во дворе было много людей, а напали именно на меня, всего несколько секунд шедшего от подъезда к автомобилю». Сейчас пострадавший утверждает, что в результате нападения была повреждена правая рука.

После того, как были зачитаны показания свидетеля от 2004 года, адвокаты и гособвинитель Ольга Фролова продолжили допрос Венецкого. «Судя по показаниям, в 2004 году вы никого не подозревали в нападении. Когда вы стали подозревать кого-то конкретно?», - спросила Фролова. «После встречи с Самородовым. Он рассказал мне об участии в организации Нефедова, но ничего не говорил про Лысенко. В показаниях есть только то, что меня спрашивал следователь. Я ему это и рассказывал. При допросе в 2010 году я Лысенко уже подозревал. «А какие мотивы были у Самородова, когда он рассказывал вам об участии тех или иных лиц в покушении», - поинтересовался адвокат Станислав Зайцев. «Нефедов совершенно оборзел, пользуясь «подвязками» с властью и с вором в законе, - предположил Венецкий. – Убивает, подбрасывает наркотики. У Самородова, как у человека, это вызвало омерзение. Похищение Пронина и отрезание его пальца с угрозами найти Самородова, было им очень болезненно воспринято. Самородов меня спрашивал, и я ему рассказал, что нападающих было двое кавказцев. Давал ли я такие показания на следствии – я не помню. Но такая информация у меня была, и я ее подтверждаю. Источник информации я сказать не могу».

До 2010 года Венецкий утверждал, что нападавшего не видел и подозреваемого не называл. Обвиняемый Игорь Беликов в свою очередь поинтересовался, почему изменились показания: «А следователь Вязовченко, который вел ваш допрос после нападения, предлагал вам участие в каких-то противоправных действиях?». «Предлагал, конечно. Дать неправдивые показания для спасения жизни. Мы спасали свои жизни, и поэтому я дал такие показания», - ответил Венецкий. «А сейчас вы не преследуете какие-то цели?», - спросил адвокат Владимир Сенюков. «Абсолютно нет», - отрезал потерпевший.

По словам Венецкого, после нападения он продолжил защиту Самородова по просьбе его жены и «по убеждениям». Также он отметил, что на 2004 год он не имел информации, участвовал ли его подзащитный в преступной группировке, поскольку его судили сначала за хулиганство, а позже за нападение.

«Я 20 лет работал руководителем в правоохранительных органах Энгельса, - рассказал о том, как стал адвокатом Венецкий. – И захотел работать адвокатом. Однажды я встретил своего бывшего подчиненного из адвокатской конторы, который мне рассказал, что с 1 июля 2002 года вступает новый закон, по которому стать адвокатом станет гораздо сложнее. Поэтому, если я хочу им стать, нужно срочно увольняться. Увольняли меня долго, пока рапорт ходил в министерстве. Официальная причина увольнения – выслуга лет. И позже вышел приказ: по инвалидности»

По словам потерпевшего, он не упоминал Лысенко на допросах, опасаясь мести. На замечание каким образом мог быть опасен Лысенко, который на момент последнего допроса уже находился в заключении, Венецкий не ответил.

В конце сегодняшнего допроса адвокат Станислав Зайцев поинтересовался: «Ранее вы говорили, что обладали навыками дезинформации. Что вы имели в виду?». «Когда-то я так говорил. А сейчас, с учетом обстоятельств, я не могу вспомнить, что я говорил», - ответил Михаил Венецкий.

лента
новостей
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
28 апреля 2014, 14:55
ДЕЗИНФОРМАТОР....
ответить
28 апреля 2014, 15:26
писал:
28 апреля 2014, 14:55
ДЕЗИНФОРМАТОР....
А свидетеля проверяли на вменяемость? Справка имеется, что он в адеквате?
ответить
на главную