День в истории: человек во второй раз вышел в открытый космос, а в России устроили бунт из-за карантина
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
03.06.2014 | 08:30
День в истории: человек во второй раз вышел в открытый космос, а в России устроили бунт из-за карантина
Просмотров: 561
Версия для печати

В мире

3 июня 1965 года Эдвард Уайт стал первым американским астронавтом, вышедшим в открытый космос. Это произошло во время полёта на корабле "Gemini-4". Поскольку корабли серии "Gemini" не имели шлюзовой камеры, для выхода экипажу пришлось полностью разгерметизировать кабину корабля. Общее время первого выхода составило 36 минут. Пока Уайт летал вокруг корабля, второй астронавт Джеймс Олтон Макдивитт фотографировал его. Через 15 минут и 40 секунд Уайт получил команду вернуться в корабль. "Это самый печальный момент в моей жизни", - ответил он. С первого раза закрыть люк астронавтам не удалось. Механизм люка доставил астронавтам несколько тревожных минут, отказавшись фиксироваться. Только совместными усилиями Уайту и Макдивитту удалось притянуть рукоятку и добиться фиксации.

Тем не менее Уайту не суждено было стать первопроходцем в деле освоения открытого космоса: буквально на три месяца раньше это сделал советский космонавт Алексей Леонов, пробывший за бортом "Восхода-2" около 12 минут.

21 марта 1966 года Эдварда Уайта назначили пилотом командного модуля в экипаж первого пилотируемого полета по программе "Apollo". В январе 1967 года во время одной из тренировок в корабле возник пожар, и все члены экипажа, включая Уайта, погибли. Посмертно Эдвард Уайт был награжден Космической медалью почета конгресса США.

В России

3 июня 1830 года в Севастополе началось восстание, спровоцированное карантинными мерами против распространения эпидемии чумы. Это событие вошло в историю под названием "чумной бунт".

За два года до восстания, в 1828 году, на юге России началась эпидемия чумы. Учитывая, что Россия в это время вела войну с Турцией, а также стратегическую важность Севастополя, в городе был введён карантин. В городе чумы не было, поэтому карантин был скорее профилактической мерой.

В мае 1828 года вокруг города было установлено карантинное оцепление. Всё движение из города и в город происходило через специально устроенные заставы. Летом 1829 года карантин был ужесточён, каждый проезжающий должен был содержаться две-три недели в карантинной зоне, все подозрительные больные в городе подлежали изоляции. В результате этого местные крестьяне старались воздерживаться от поездок в город. Продовольственное снабжение оказалось монополизированным карантинными чиновниками, что способствовало большому количеству злоупотреблений. Продовольствие, поставляемое гарнизону, жителям, больным в изоляторах было недостаточным и плохого качества, что способствовало развитию болезней и росту смертности.

В марте 1830 года жителям и вовсе запретили покидать дома. Запрет был снят в мае, но в наиболее бедной Корабельной слободе карантин был продлён на семь дней. Однако по прошествии этого срока было приказано вывести жителей слободы за город и продлить карантин на две недели. Это вызвало возмущения среди жителей слободы, а также матросов, имевших там родных и знакомых. Население отказалось выполнять распоряжение, несмотря на уговоры контр-адмирала Ивана Скаловского и протопопа Софрония Гаврилова.

Карантинное оцепление слободы было усилено двумя батальонами пехоты. Доведённые до отчаяния жители готовились к вооружённому отпору, были сформированы вооружённые группы под руководством отставных военных. Солдаты оцепления и многие офицеры сочувствовали жителям. Обе стороны воздерживались от начала боевых действий, которые могли взорвать ситуацию в городе и на флоте.

3 июня военный губернатор Николай Столыпин (не путать с Петром Аркадьевичем Столыпиным) усилил караулы на улицах и охрану губернаторского дома. Эти меры возмутили севастопольцев, которые толпами двинулись к дому губернатора и адмиралтейству. Столыпин был убит толпой, а к восставшим присоединились матросы. Часть бунтовщиков пошла на снятие карантинного оцепления на Корабельной слободе, солдаты, атакованные с двух сторон, присоединились к толпе. К 22 часам город был в их руках, полиция бежала из города, а гарнизон отказался подавлять бунт. Толпа избивала "чумных" чиновников и офицеров, требуя от них расписки, что чумы в городе нет, громила их дома и квартиры.

4 июня комендант города Андрей Турчанинов, исполняющий после гибели Столыпина обязанности военного губернатора, под давлением восставших издал приказ о прекращении карантина. Тем временем власти стянули к городу части 12-й дивизии генерала Тимофеева, которые вошли в город 7 июня. Следственная комиссия под руководством генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии Михаила Воронцова рассмотрела дела около 6 тыс. людей. Были казнены семь человек, возглавивших восстание, около тысячи горожан и матросов отправлены на каторжные работы. Свыше 4 тыс. штатских были депортированы в другие города. Офицеры получили дисциплинарные наказания.

лента
новостей
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную