Елена Сергун: "Неужели "полтановщина" стала нормой жизни наших правоохранительных структур?"
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Кирилл Кашкин
Достучался до небес
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
29.07.2014 | 18:43
Елена Сергун: "Неужели "полтановщина" стала нормой жизни наших правоохранительных структур?"
Просмотров: 1679
Версия для печати
На фото: Елена Сергун

В Октябрьском районном суде продолжаются прения сторон по делу Марины Шуляк. Ранее мы опубликовали доводы, озвученные стороной обвинения. Ниже приводим выступление представителя защиты, адвоката Елены Сергун.

"Уважаемый суд! Анализ собранных следствием по данному уголовному делу доказательств, представленный защитой в виде сводной таблицы, приобщённой судом к материалам данного уголовного дела, позволяет сделать следующие выводы:

1.   В действиях Шуляк М.А.отсутствует состав преступления;

2. В представленных обвинением материалах отсутствуют признаки события преступления;

3. Уголовное преследование в отношении Шуляк М.А. основано на организованном оперативными структурами ГУ МВД России по Саратовской области заявлении Богданова И.А., содержащем признаки заведомо ложного доноса;

4. Уголовное преследование Шуляк М.А. стало способом оказания на неё незаконного морально-психологического давления для того, чтобы добиться оговора крупных акционеров и руководителей холдинга "Группа компаний РИМ" с целью последующего захвата бизнеса;

5. Возбуждение уголовного дела №604040, вкупе с уголовным делом №604041 и уголовным делом №604081, которые закончились прекращением и постановлением о прекращении уголовного преследования в отношении Гусева Д.А. в связи с отсутствием в его действиях признаков состава преступления, являлось основанием для незаконного сбора сотрудниками ГУ МВД России по Саратовской области информации о финансово-хозяйственной деятельности структур, условно входящих в холдинг "Группа компаний РИМ", а также для незаконного сбора информации о частной жизни граждан в той или иной форме имевших отношение к деятельности холдинга.

Шуляк М.А. обвиняется в том, что совершила преступление, предусмотренное ч.3 ст.159 УК РФ – мошенничество, т.е. приобретение права на чужое имущество путём обмана и злоупотребления доверием, совершённое группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием служебного положения, в крупном размере. До 29 мая 2013 года те же действия органами предварительного расследования квалифицировались по ч.4 ст.159 УК РФ, и Шуляк М.А. обвинялась в хищении у Богданова И.А. имущественных прав не на 6 акций, а на 30 акций на общую сумму 1680000 рублей. Изменение квалификации действий обвиняемой следствием не было никак мотивировано и служит дополнительным доказательством наличия признаков заведомо ложного доноса в действиях заявителя Богданова И.А.

Обращаю внимание суда, что в соответствии с постановлением от 16.05.2012 года (т.7, л.д.67) Богданов И.А. был признан по делу потерпевшим именно в связи с хищением у него имущественного права на 30 простых именных бездокументарных акций ЗАО "Аркада-С" на общую сумму 1680000 рублей и никакого иного постановления о признании Богданова И.А. потерпевшим на сумму 336000 рублей в материалах дела нет.

Конструкция обвинения построена на презумировании следствием факта существования "неустановленной группы лиц", которая в целях "завладения контролем над обществом ЗАО "Аркада-С" в неустановленное время, в неустановленном месте якобы вступила с Шуляк М.А. в преступный сговор с распределением ролей. Поскольку "группа лиц" следствием даже с процессуальным статусом "подозреваемый" не установлена, реестр акционеров ЗАО "Аркада-С" совершенно прозрачен и имеет чёткий список акционеров, а Шуляк М.А. настаивает на абсолютной законности своих действий и отсутствии какой бы то ни было группы лиц, с которыми бы она вступала в сговор, а также на заведомо ложном доносе Богданова И.А., то сам факт "вступления Шуляк М.А. в сговор" с последующим распределением ролей есть ни что иное как предположения следователя, основанные на искусственном создании и фальсификации им "доказательств" обвинения.

Следствием не доказан "корыстный мотив" в действиях Шуляк М.А. Как установлено в ходе судебного разбирательства, она не состояла с Богдановым И.А. в неприязненных отношениях, не являлась на август – октябрь 2005 года акционером ЗАО "Аркада-С" и не стала им после отчуждения Богдановым И.А. акций, не получала в собственность никакого имущества ни до, ни после выхода Богданова И.А. из состава акционеров ЗАО "Аркада-С", не получала никакого материального вознаграждения в связи с выходом Богданова И.А. из состава акционеров либо в зависимости от его не нахождения в составе акционеров, её зарплата не зависела от состава акционеров. Шуляк М.А., не будучи акционером, не принимала участия в голосованиях на общих собраниях акционеров, соответственно, не участвовала в одобрении или неодобрении сделок. Таким образом, никакой выгоды для себя Шуляк М.А. в результате поступлений акций Богданова И.А. на баланс ЗАО "Аркада-С" не имела.

Согласно выписки из реестра акционеров ЗАО "Аркада-С" по состоянию на 14 мая 2002 года (после эмиссии акций), взятой из юридического дела ЗАО "Аркада-С" , хранящегося в ИФНС по Октябрьскому району г. Саратова (т.2, л.42), уставный капитал ЗАО "Аркада-С" был разделён на 49 акций, распределённых между шестью акционерами: Лосев – 6 акций; Богданов – 6 акций; Яковлев – 6 акций; Литвинова – 10 акций; Бочков – 10 акций; Саушкин – 11 акций.Именно эти лица принимали решение об одобрении совокупных сделок о выходе Богданова И.А. с имуществом из состава акционеров ЗАО "Аркада-С" на внеочередном общем собрании акционеров 22.08.2005 года.

Богданов И.А. не отрицает факт приобретения ООО "Маулид", единственным участником и директором которого он являлся, нежилых помещений по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22, находящихся на балансе ЗАО "Аркада-С" по договору купли-продажи недвижимости от 01.09.2005 года. Доказательством прав ООО "Маулид" на данный объект является свидетельство о государственной регистрации права, полученное 21.10.2005 года.

Обязательными документами для государственной регистрации перехода права на данный объект недвижимости в связи с тем, что сделка между ЗАО "Аркада-С" и ООО "Маулид" была сделкой с заинтересованным лицом, каковым являлся Богданов И.А., являлись: протокол внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" об одобрении сделки, связанной с выходом Богданова И.А. из состава акционеров, а также соответствующее решение единственного участника ООО "Маулид" - Богданова И.А., которые согласно расписке в получении документов на государственную регистрацию от 12.10.2005 года были представлены на регистрацию представителем ООО "Маулид" Крутяковым А.А., действующим на основании доверенности, выданной Богдановым И.А. Согласно доверенности, выданной Богдановым И.А. 13.09.2005 года Крутякову А.А., Крутяков А.А. наделялся только правом на сдачу документов на государственную регистрацию, и получить эти документы после регистрации сам не мог в силу отсутствия на это нотариально удостоверенной доверенности.

Обращаю внимание суда, что согласно ч.7 п.5 ст.18 Федерального закона от 21 июля 1997 года №122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" в редакции, действующей на момент регистрации сделки по переходу права собственности от ЗАО "Аркада-С" к ООО "Маулид" на нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22: "В случае, если правообладателем является юридическое лицо, свидетельство о государственной регистрации прав, закладная и иные документы выдаются лицу, имеющему право действовать без доверенности от имени юридического лица, либо работнику или иному представителю указанного юридического лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, подтверждающей его полномочия на получение таких документов, если иное не установлено федеральным законом". Данная редакция статьи 18 Федерального закона от 21 июля 1997 года №122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" действовала на основании изменяющего документа №214-ФЗ от 30.12.2004 года с 01.04.2005 года и действует по сегодняшний день.

Как видно из расписок, содержащихся в томе 3 дела правоустанавливающих документов, приобщённого в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела, в получении (после регистрации права) документов, сданных ООО "Маулид" по распискам от 22.09.2005 года и 12.10.2005 года, 28.10.2005 года в присутствии сотрудника ФРС Михайловой А.В. лицо, получающее правоустанавливающие документы, расписалось от имени Богданова И.А. Заявление Богданова И.А., сделанное в суде о том, что подпись от имени Богданова И.А. 28.10.2005 года в расписках выполнена не им, при том, что он не отрицает наличия у него правоустанавливающих документов на данный объект недвижимости, не меняет доказательственной базы того, что Богданову И.А. было знакомо содержание протокола внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" №3/п от 22.08.2005 года.

Данный протокол был сдан на регистрацию Крутяковым А.А., действовавшим на основании доверенности, выданной Богдановым И.А. от имени ООО "Маулид", 12.10.2005 года. Пакет сданных на регистрацию документов, вместе со свидетельством о праве на объект недвижимости, расположенный по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22, возвращён, судя по расписке, ООО "Маулид" 28.10.2005 года. Копия этих документов хранится в деле правоустанавливающих документов том 3 №64-64-01/237/2005-212, являющимся вещественным доказательством по делу.

Богданов И.А. не отрицает, что свидетельство о праве собственности на объект он получил. При этом утверждает, что получил его не от должностного лица ФРС, а от лица, которого он сейчас вспомнить не может. Однако даже если принять во внимание версию Богданова И.А., поручить получать документы на объект, который его крайне интересовал, Богданов И.А. мог только особо доверенному лицу. В связи с чем, и так называемая "подделка подписи" в ФРС, и получение всего пакета документов после регистрации сделки не могли происходить без ведома и согласия самого Богданова И.А.. В силу этого он либо скрывает от суда лицо, получившее по его указанию документы и подделавшего его подпись с согласия должностного лица ФРС (главный бухгалтер ООО "Маулид" или водитель Травнов А.П.) либо пытается поставить под сомнение факт, что получил их сам.

Вышеизложенное полностью подтверждается показаниями свидетеля Крутякова А.А, данными им на предварительном следствии и оглашёнными в судебном заседании гособвинителем (т.9 л.д.105-109; 116-122: 123-131; 225-228; т.10, л.д.15-19; л.д.115-120), а также показаниями, данными Крутяковым А.А. в судебном заседании. Так, Крутяков А.А., допрошенный в суде, показал: … " доверенность вместе с пакетом документов были переданы им (Богдановым И.А.) мне непосредственно перед подачей в регистрацию. Я сейчас не помню, текст доверенности я набирал? Паспортные данные свои давал для доверенности… Вполне возможно, что и текст… не помню…

Вопрос: А из регистрационной службы вы документы не забирали?

Крутяков: Нет. А тогда произошло изменение в порядке, нельзя на основании доверенности не удостоверенной нотариально. И забирались руководителем либо лицом, действующим на основании нотариальной доверенности.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, а был ли знаком Богданов с содержанием того пакета документов, который передал вам для регистрации сделки о переходе права собственности на объект недвижимости, расположенный по Набережной, 22?

Крутяков: Конечно, был знаком, потому что когда он мне передавал, мы ещё раз там же его просмотрели перед подачей, то есть на предмет того, полностью пакет документов или нет.

Вопрос: В материалах дела правоустанавливающих документов имеется документ – расписка, которая также вами подписана, о том, что производилась досдача документов, дополнительная досдача документов. И вы сейчас в своих показаниях упомянули о том, что вы доносили часть каких-то документов, в том числе, упомянули протокол. Скажите, пожалуйста, что это был за протокол, о чём и от кого вы получили этот пакет документов?

Крутяков: Насколько я сейчас помню, протокол данный был о сделке, поскольку как Игорь Алексеевич являлся руководителем ООО "Маулид" и одновременно акционером ЗАО "Аркада-С", соответственно сделка была сделкой с заинтересованностью, и на первоначальной подаче пакета документов на это внимание не обратили. Регистратор обратил на это внимание и, соответственно, попросил донести протокол. …. Передал его мне Богданов".

Вернёмся к конструкции обвинения о наличии неустановленной группы лиц, якобы вступившей с Шуляк М.А. в сговор с целью лишения Богданова И.А. имущественного права на 6 принадлежащих ему простых именных бездокументарных акций. Для жизнеспособности этой конструкции, необходимо было, чтобы гособвинение доказало:

1. мотив в действиях "группы неустановленных лиц";

2. факт завладения ими акциями, ранее принадлежавшими Богданову И.А.;

3. возможность 6 акций Богданова И.А., завладение правом на которые вменяется Шуляк М.А., действующей в сговоре с неустановленными лицами, влиять на принятие акционерами решений по распоряжению находящимся на балансе имуществом;

4. необходимость для "неустановленных лиц" вовлечения Шуляк М.А. в "преступную группу";

5. конкретную выгоду, которую неустановленные лица получили от "завладения" этими акциями.

Если брать за основу предъявленное Шуляк М.А. обвинение, то вышеуказанные обстоятельства, становятся обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Однако все они в придуманной следствием "схеме" либо не подтверждены доказательствами, либо прямо опровергаются материалами дела. Так на л. 4-8 обвинительного заключения излагается "первый этап преступной схемы Шуляк М.А. и неустановленных следствием лиц". Для упрощения доказывания несостоятельности этой "схемы" буду приводить контрдоводы после каждого описанного следователем "этапа":

"В первую очередь Шуляк М.А. и неустановленные следствием лица воспользовались намерением акционера ЗАО "Аркада-С" Богданова приобрести нежилое помещение, расположенное на седьмом этаже семиэтажного здания с цокольным этажом, литер АА1 по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22, общей площадью 547,4 кв.м…, находящееся в собственности ЗАО "Аркада-С", для того, чтобы убедить остальных акционеров и третьих лиц в том, что продажа Богданову И.А. помещения – это лишь одна из совокупности взаимосвязанных сделок, направленных на выход Богданова И.А. из числа акционеров ЗАО "Аркада-С", фактически предусматривающих обмен акций на объект недвижимости".

В опровержение это странного умозаключения, хочу обратить внимание суда, что при 6 акциях, т.е. пакете голосов чуть более 12% от общего числа акций, Богданов И.А. мог иметь "намерение приобрести объект недвижимости", но вряд ли смог бы это намерение реализовать, что и подтверждает решение общего собрания внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" от 22.08.2005 года, согласно которому сделка по выходу Богданова И.А. с недвижимостью могла состояться только при условии увеличения им количества принадлежащих ему акций до 30 штук, более или менее эквивалентных по номинальной стоимости балансовой стоимости объекта, который он хотел приобрести. Мной уже приводился состав акционеров ЗАО "Аркада-С". Напомню: согласно выписки из реестра акционеров ЗАО "Аркада-С" по состоянию на 14 мая 2002 года после эмиссии акций (т.2, л.42) уставный капитал ЗАО "Аркада-С" был разделён на 49 акций, распределённых между шестью акционерами: Лосев – 6 акций; Богданов – 6 акций; Яковлев – 6 акций; Литвинова – 10 акций; Бочков – 10 акций; Саушкин – 11 акций. В предъявленном Шуляк М.А. обвинении отсутствует мотивированные и доказанные ответы на возникающие вопросы, становящиеся обстоятельствами, подлежащими доказыванию:

- Кто из перечисленных акционеров "должен был убедить остальных" в совокупной сделке? Где, когда, при каких обстоятельствах этот неустановленный или "неустановленные" это сделали?

- На основании каких доказательств строятся эти выводы?

- Кто из перечисленных входит в "преступную группу", и что он получил в результате продажи акций Богданова И.А. на баланс ЗАО "Аркада-С"?

- Какие функции, не относящиеся к законным, и подпадающие под квалификацию по ч.3 ст.159 УК РФ, выполняла при этом Шуляк М.А.?

- Чем всё это подтверждается?

Цитирую обвинение далее: "во-вторых, для возможности ссылаться на указанные сделки как на их совокупность, необходимо было искусственно увеличить пакет акций у акционера ЗАО "Аркада-С" Богданова И.А., эквивалентный по стоимости нежилому помещению, и с этой целью, зная о дружеских отношениях между акционерами ЗАО "Аркада-С" и Богдановым И.А., необходимо договориться с акционерами о передаче акций Богданову И.А., не ставя последнего в известность о якобы приобретённых им акциях у акционеров ЗАО "Аркада-С"; После достижения договорённости с акционерами ЗАО "Аркада-С", введёнными в заблуждение относительно преступного характера совершаемых сделок, используя особенности законодательства РФ о ценных бумагах и ведении реестра акционеров самим Обществом (!) необходимо тайно от Богданова И.А. без заключения с ним договоров купли-продажи акций, в которых обязательны подписи двух сторон сделки, изготовить фиктивные передаточные распоряжения (!) на передачу акций ЗАО "Аркада-С" от акционеров данного акционерного Общества в пользу Богданова И.А. без уведомления последнего о якобы совершённых им сделках, воспользовавшись той особенностью, что передаточные распоряжения свидетельствуют о волеизъявлении лица, передающего акции, и в передаточном распоряжении достаточно подписи одного лица, предающего акции; на основании подложных документов внести изменения в реестр акционеров ЗАО "Аркада-С"… доступ к которому имела Шуляк М.А."…

Приведённая конструкция не только не выдерживает критики с точки зрения логики, но и опровергается имеющимися в деле доказательствами, которые я приведу ниже. Сейчас хочу обратить внимание на следующее. В обоснование высказанных предположений следователь должен был доказать:

- факт воздействия каких-то неустановленных лиц на Бочкова, Яковлева, Саушкина с целью убедить их передать Богданову свои акций, не ставя Богданова в известность, а также место, время и обстоятельства достижения подобной договорённости. Подобное полностью опровергается показаниями этих свидетелей.

- выгоду от подобного странного "мероприятия" для самих Яковлева, Бочкова, Саушкина, если они своих акций лишались реально, а не фиктивно;

- факт полной изоляции Богданова от Бочкова, Саушкина, Яковлева после переоформления на него акций и невозможность для Богданова И.А. вплоть до 2010 года узнать о том, что акционером ЗАО " Аркада-С" он не является с осени 2005 года. Кстати, отсутствие тесных контактов между Богдановым И.А. и Яковлевым В.В. опровергается представленными самим же следствием в материалы уголовного дела юридическим делом ООО "АЛЕКО и Ко", согласно которому в этой фирме, образованной 02.03.2006 года с уставным капиталом в размере 20000 рублей, 50% принадлежит Богданову И.А., 25% - Яковлеву В.В., 25% Лосеву С.М. и при этом Яковлев В.В. является директором данного общества;

- обосновывать необходимость "создания вида совокупной сделки" путём увеличения пакета акций у Богданова с ничего не решающего в виде 6 штук до контрольного в виде 30 штук. Если мифическая "неустановленная группа лиц" хотела "получить контроль над Обществом", то что мешало этой "группе" приобрести все акции у Саушкина, Бочкова, Яковлева, Лосева и Литвиновой, оставив Богданова с ничего не решающим пакетом акций и не совершая с ним сделку по отчуждению ему объекта недвижимости по цене в 4,5 раза ниже реальной?

- доказать "фиктивность" передаточных распоряжений на акции от Саушкина, Бочкова, Яковлева в контексте того, что почерковедческими экспертизами, назначенными самим следствием, подтверждено, что подписи на передаточных распоряжениях выполнены Саушкиным, Бочковым и Яковлевым, и что сами бывшие акционеры настаивают на совершении данных сделок по передаче ими Богданову И.А. своих акций;

- предоставить доказательства выгоды для самого акционерного общества ЗАО "Аркада-С" от совершения сделки по отчуждению такого объекта недвижимости, как помещения площадью 547,4 кв.м., расположенные на седьмом этаже здания по адресу: Набережная, 22, приносящие обществу стабильный доход и имеющие постоянного платёжеспособного арендатора. Мотивы совершения подобной заведомо невыгодной для ЗАО "Аркада-С" сделки в случае, если бы она не носила характер совокупной сделки, ни органы предварительного следствия, ни Богданов И.А., допрошенный в суде, пояснить не смогли.

Следующий этап описанной следствием и поддержанной гособвинением "преступной схемы": "изготовить подложные документы для придания видимой законности совершаемым сделкам и якобы их совокупности, а именно протокол общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С", на котором якобы принято решение о выходе из состава акционеров Богданова И.А. путём продажи Богдановым И.А. акций самому обществу ЗАО "Аркада-С" и приобретении у ЗАО "Аркада-С" объекта недвижимости – нежилого помещения, расположенного на седьмом этаже семиэтажного здания с цокольным этажом, литер АА1 По адресу: г. Саратов, ул. Набережная, д.22, общей площадью 547,4 кв.м. с условным номером: 64:48:5:0:433:22:АА1:Н5 у ЗАО "Аркада-С" путём заключения договора купли-продажи между ООО "Маулид" в лице директора Богданова И.А. и ЗАО "Аркада-С" в лице генерального директора Шуляк М.А."

В этой цитате речь идёт о протоколе внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" от 22.08.2005 года, на основании которого произошла регистрация права собственности ООО "Маулид" на вышеуказанное нежилое помещение по адресу: Набережная, 22. Если взять за основу данный вывод обвинения и считать, что протокол внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" от 22.08.2005 года является "подложным документом", а также учесть, что Богданов И.А. отрицает факт проведения данного собрания, но не может назвать никакого другого собрания, на котором бы рассматривался вопрос о совершении подобной сделки (являющейся сделкой с заинтересованным лицом, требующей обязательного одобрения в виде решения общего собрания ЗАО "Аркада-С" и решения единственного участника ООО "Маулид" Богданова И.А.), то из этого неминуемо следует вывод и о незаконности самой сделки по отчуждению от ЗАО "Аркада-С" в пользу ООО "Маулид" вышеуказанного помещения по балансовой стоимости. 

Кроме того, хочу обратить внимание, что говоря о "придании видимости законности", обвинение не может доказать "незаконность" подобных совокупных сделок и обосновать мотивы совершения ЗАО "Аркада-С" самостоятельной сделки по отчуждению по балансовой стоимости рентабельного объекта в пользу ООО "Маулид".

Следующий этап "преступной схемы" по мнению обвинения связан с необходимостью для "преступной группы" "поддерживать неосведомлённость Богданова И.А. о наличии подложных документов, в том числе, протокола собрания акционеров, на котором Богданов И.А. якобы изъявил свою волю приобрести в обмен на акции объект недвижимости у ЗАО "Аркада-С"…… для чего изготовить доверенность на представление интересов последнего…" Не говоря уже о том, что данное "умозаключение" противоречит показаниям свидетеля Крутякова А.А., приведённым выше, следствие преднамеренно не даёт оценки тому обстоятельству, что доверенность от имени ООО "Маулид" на имя Крутякова А.А. была выдана самим Богдановым И.А., а Богданов И.А. ни на следствии, ни в судебном заседании не смог пояснить: кто, когда, каким образом и какими методами воспрепятствовал ему реализовать своё право и обязанность как директора ООО "Маулид" на самостоятельную сдачу пакета документов на регистрацию и, главное, на получение этого пакета документов в соответствии с п.5 ст.18 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" в редакции, действовавшей с 01.04.2005 года.

Продолжая изложение надуманной "преступной схемы" гособвинение утверждает, что она как этап включала необходимость "с целью завуалировать свои преступные действия и факт завладения правом на акции, произвести формальный платёж (в качестве оплаты акций по номинальной стоимости по подложному договору купли-продажи акций) с расчётного счёта ЗАО "Аркада-С" на банковский счёт Богданова И.А., доступ к реквизитам которого имелся у генерального директора Шуляк М.А. и подчинённых ей работников бухгалтерии ЗАО "Аркада-С";

- в день поступления денежных средств с расчётного счёта ЗАО "Аркада-С" на лицевой счёт Богданова И.А. произвести снятие указанных денежных средств наличными с лицевого счёта Богданова И.А. без его ведома путём изготовления подложного расходного кассового ордера и подписания его от имени Богданова И.А.".

В обвинительном заключении не содержится объяснения, что следователь и гособвинение понимают под словами "формальный платёж", если денежные средства безналичным платежом в сумме 1680000 рублей с расчётного счёта ЗАО "Аркада-С" были перечислены на личный счёт Богданова И.А., открытый им ещё в 1996 году в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" и используемый им вплоть до апреля 2011 года. Государственным обвинителем не приведены доказательства, подтверждающие каким способом "неустановленные следствием лица" должны были обеспечить факт сокрытия от Богданова И.А. информации о поступлении на его счёт указанной суммы и снятия данной суммы. Более того, следствие пошло на прямую фальсификацию и изъятие из материалов уголовного дела №604040 выписок движения денежных средств по счёту Богданова И.А. за период с 2006 по 2011 год с целью скрыть от суда, обвиняемой и защиты факт систематического использования Богдановым И.А. данного счета. Кроме того, доказательства подделки подписи Богданова И.А. на расходном кассовой ордере №122 ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" от 17.10.2005 года в деле отсутствуют. Многочисленные ксерокопии этого документа, имеющиеся в материалах уголовного дела, не могут быть проверены на предмет достоверности ввиду уничтожения оригинала расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года в связи с истечением срока его хранения.

Указанная далее в обвинительном заключении "преступная схема", в которой якобы участвовала Шуляк М.А., полностью противоречит всем собранным по делу доказательствам, почему-то указанным как доказательства обвинения. Так, согласно обвинительному заключению Шуляк М.А. обвиняется в том, что "в период с августа 2005 г. по 01.09.2005, более точно дата и время не установлены, находясь в неустановленном месте, неустановленные следствием лица, злоупотребляя доверием акционеров ЗАО "Аркада-С" Бочкова А.А., Саушкина В.К. и Яковлева В.В., получили от них согласие на передачу акций в пользу Богданова И.А.". Напоминаю, что в материалах дела полностью отсутствуют доказательства как самого существования "неустановленных" лиц, так и факта ведения подобных переговоров с Саушкиным В.К., Бочковым А.А. и Яковлевым В.А. Более того, подпись Саушкина В.К. как секретаря стоит под протоколом внеочередного общего собрания акционеров от 22.08.2005 года, а Бочков А.А. и Яковлев В.В. подтвердили не только факт продажи своих акций Богданову И.А. по его просьбе, но и намерение Богданова И.А. выйти из состава акционеров и рассмотрение этого вопроса на собрании акционеров.

Увеличение Богдановым И.А. своего пакета акций до 30 штук с целью совершения в дальнейшем совокупных сделок по выходу из числа акционеров с имуществом ЗАО "Аркада-С", намерение Богданова И.А. выйти из ЗАО "Аркада-С" путём мены своего пакета акций на помещение, расположенное по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22, подтверждается следующими доказательствами:

1) Оглашёнными в судебном заседании гособвинителем протоколами допросов свидетеля Бочкова А.А., который 08.08.2012 года ( т.8 л.д.45-51) показал, что у него "были акции ЗАО "Аркада-С" как и у Богданова И.А. На каком-то собрании Богданов И.А. заявил, что желает выйти из состава акционеров ЗАО "Аркада-С", но для этого ему необходимы дополнительные акции для приобретения какого-то нежилого помещения. Для этого я отдал ему свои акции. Кто ещё отдал ему акции, я не помню. Подготовкой документов для передачи моих акций Богданову И.А. я не занимался. Документами занимался Богданов И.А. В какой период было это собрание и где проходило я не помню." На вопрос: просил ли Богданов И.А. передать ему Ваши акции для того, чтобы приобрести нежилое помещение и выйти из состава акционеров ЗАО "Аркада-С", Бочков А.А. ответил: "да он просил у меня передать ему акции и происходило это на собрании акционеров".

Также Бочков А.А. подтвердил, что на передаточном распоряжении о передаче им 10 акций Богданову И.А. стоит его подпись. Он не помнит, кому отдал подписанное им передаточное распоряжение, но, возможно, Богданову И.А. На неоднократно задаваемые следователем вопросы, Бочков А.А. в форме утверждения отвечал, что ему известно, что Богданов И.А. хотел выйти из общества с помещением и для этого ему были необходимы дополнительные акции, в связи с чем он и передал свои акции Богданову И.А. по его просьбе.

Аналогичные показания свидетель Бочков А.А. дал 04.10.2012 года ( т.8, л.д.158-163).

На соответствующий вопрос следователя Бочков А.А. ответил: "вопрос о выходе Богданова И.А. из состава акционеров решался на собрании акционеров ЗАО "Аркада-С", которое проходило в г. Саратове в помещении клуба "Ротонда". Кто из акционеров присутствовал на данном собрании я не помню. Я также не помню, кто ещё находился и находился ли вообще на данном собрании не из акционеров. Присутствовала ли Шуляк на данном собрании не помню. На собрании Богданов сказал, что хочет выйти из состава акционеров ЗАО "Аркада-С", но выйти из состава акционеров с помещением ЗАО "Аркада-С". Каким именно помещением я не помню. В связи с тем, что у Богданова не хватало или денег или акций для обмена на указанное помещение, то я решил продать Богданову свои акции ЗАО "Аркада-С" в том количестве, в котором они у меня имелись…"

После предъявления свидетелю Бочкову А.А. на обозрение протокола №3/п внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" от 22.08.2005 года, он показал: "я не помню, обсуждались ли вопросы, указанные в данном протоколе собрания акционеров. Как я уже пояснил, что на каком-то собрании акционеров я присутствовал, на котором принято решение о продаже мною акций Богданову И.А., но является ли предъявленный мне на обозрение протокол собрания акционеров №3/П именно тем собранием, на котором принято решение о продаже мною акций Богданову, я не помню, так как я уж пояснял выше, что запомнил лишь один вопрос обсуждаемый на собрании, а именно вопрос о продаже мною акций Богданову. Вопрос о выходе Богданова из состава акционеров ЗАО "Аркада-С" обсуждался на собрании акционеров, но так как я не помню, кто именно присутствовал на данном собрании акционеров, я не могу утверждать, кто из акционеров ЗАО "Аркада-С" мог узнать о намерении Богданова И.А. выйти из состава акционеров ЗАО "Аркада-С"".

2) Оглашёнными гособвинителем в ходе судебного заседания протоколами допросов свидетеля Яковлева В.В. Так, на допросе от 10.10.2012 года после предъявления ему на обозрение протокола №3/п внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" от 22.08.2005 года и протокола №4/п внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" от 12.09.2005 года Яковлев В.В. показал: "ознакомившись с указанными документами, я могу пояснить что я присутствовал на данных собраниях акционеров ЗАО "Аркада-С". Какие именно вопросы обсуждались на данных собраниях я не помню, но если в протоколах собраний акционеров указаны вопросы, которые обсуждались на указанных собраниях акционеров, значит такие вопросы обсуждались. (т.8 л.д.187). …Отвечая на вопрос следователя в ходе очной ставки между мной и Богдановым, я думал, что вопрос о продаже акций Богдановым в ЗАО "Аркада-С" обсуждался после того, как я перестал являться акционером данного Общества, так как не помнил, какие вопросы обсуждались на собраниях акционеров из-за давности лет. Но после предъявления мне на обозрение указанного протокола внеочередного общего собрания акционеров №4/п, как я уже пояснил выше, собрание действительно проводилось, на котором принято решение о покупке ЗАО "Аркада-С" акций у своих акционеров в количестве 30 штук. Проводились ли иные собрания акционеров на которых обсуждался вопрос о покупке ЗАО "Аркада-С" акций у акционеров и конкретно у акционера Богданова, я не помню" (т.8 л.д.187)… "Каким образом Богданов хотел выйти из состава акционеров ЗАО "Аркада-С" я не знаю, но предполагаю, о чём сказал выше, Богданов хотел обменять свои акции на объект недвижимости по ул. Набережная, 22 г. Саратова, но так как ему не хватало акций, я продал ему свои акции в количестве 3 штук." (т.8 л.д.188) "Я продал свои акции Богданову, потому что я просто хотел от них избавиться и так как я с Богдановым был знаком, я продал ему свои акции. Денежные средства за проданные акции Богданову я не получил, надеялся получить позже, так как доверял ему из-за приятельских отношений между мной и Богдановым. Акции ЗАО "Аркада-С" Богданову также продал Бочков. Когда именно я об этом узнал и от кого, я не помню, возможно от Бочкова…" (т.8 ст.188).

Также в ходе данного допроса бывший акционер ЗАО "Аркада-С" Яковлев В.В. на вопрос следователя о том, могла ли Шуляк М.А. совместно с иными акционерами принять решение о продаже объектов недвижимости ЗАО "Аркада-С" и с какой целью, а также на вопрос, кто принимал основные решения в ЗАО "Аркада-С", ответил: "решения принимались акционерами на общих собраниях акционеров. Шуляк являлась исполнителем данных решений." (т.8 л.д.189) "исполнителем решений акционеров являлась Шуляк, а решения принимались на собраниях акционеров самими акционерами ЗАО "Аркада-С". (т.8 л.д.190).

Свидетель Яковлев В.В. также ознакомившись с предъявленным ему передаточным распоряжением о передаче им 3 простых именных бездокументарных акций ЗАО "Аркада-С" Богданову И.А., подтвердил, что подпись от имени передающего лица в передаточном распоряжении выполнена им самим, а рукописные записи выполнены не им (т.7 л.д.123).

3) Согласно заключению №4029/1-1 эксперта Косыгина О.А. от 24.12.2012 года "рукописные записи" (за исключением записей в графе, заполняемой регистратором) в передаточных распоряжениях

-Богданова И.А., передающего ценные бумаги по договору купли-продажи ценных бумаг от 12.10.2005 г. на сумму 1680000 рублей в ЗАО "Аркада-С" со служебной отметкой регистратора – 12.10.2005 г.;

-Бочкова А.А., передающего ценные бумаги по договору купли-продажи ценных бумаг от 01.09.2005 года на сумму 560000 рублей Богданову И.А. со служебной отметкой регистратора - 01.09.2005 г;

-Саушкина В.К., передающего ценные бумаги по договору купли-продажи ценных бумаг от 01.09.2005 г. на сумму 616000 рублей Богданову И.А. ;

-Яковлева В.В. , передающего ценные бумаги по договору купли-продажи ценных бумаг от 01.09.2005 г. на сумму 280000 рублей Богданову И.А. со служебной отметкой регистратора - 01.09.2005 г., изъятых 02.03.2012 года в ходе обыска в помещении ЗАО "Аркада-С", выполнены Крутяковым А.А.

4) Допрошенный 02.06.2014 года в ходе судебного заседания Крутяков А.А. и в этой части полностью подтвердил показания, данные им ранее на предварительном следствии (протоколы допроса в качестве свидетеля: т.9 л.д.105-109 от 22.10.2012 г.; т.9 л.д.116-122 от 24.10.2012 г.; т.9 л.д.225-228 от 11.12.2012 г.; т.10 л.д.15-19 от 20.12.2012 г.; т.10. л.д.115-120 от 18.03.2013 г.; протокол очной ставки с Богдановым И.А. от 31.10.2012 года т.9 л.д.123-131). Как я уже отмечала, свидетель Крутяков А.А., будучи неоднократно допрошенным, давал полные, последовательные показания, подтверждаемые экспертным заключением №4029/1-1 от 24.12.2012 года, текст которого приведён выше. Крутяков А.А. пояснил, что к нему, как к юристу ООО "Терминал-2000", в начале осени 2005 года обратился с просьбой Богданов И.А., которого он до этого часто видел, и воспринимал как заместителя директора данной фирмы.

К Крутякову А.А. часто за юридическими услугами обращались представители фирм, располагавшихся в здании по адресу: г. Саратов, Мирный переулок, 4.

Богданов осенью 2005 года обращался к нему с просьбой три раза:

- первый раз - по заполнению передаточных распоряжений на передачу Богданову И.А. 10 акций ЗАО "Аркада-С" от Бочкова А.А.; 11 акций ЗАО "Аркада-С" от Саушкина В.К. ; 3 акций ЗАО "Аркада-С" от Яковлева В.В. всего на передачу ему 24 акций;

- второй раз – по сдаче в ГУ ФРС по Саратовской области от имени ООО "Маулид", единственным участником и директором которого был Богданов И.А., на основании доверенности, выданной и подписанной Богдановым И.А., пакета документов по регистрации перехода права собственности от ЗАО "Аркада-С" к ООО "Маулид" нежилого помещения общей площадью 547,4 кв.м., расположенного по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, д.22.

- третий раз – по заполнению передаточного распоряжения на передачу 30 акций ЗАО "Аркада-С" от Богданова И.А. к ЗАО "Аркада-С".

При этом, давая показания в судебном заседании, Крутяков А.А. подчеркнул, что "эти все события, насколько я помню, по времени были достаточно компактно расположены хронологически". Доверенность на имя Крутякова А.А. сроком на 1 год без права передоверия, выданная и подписанная Богдановым И.А. как директором ООО "Маулид", предоставляла поверенному право только на подачу документов на государственную регистрацию, но не содержала права на получение пакета документов с регистрации (дело правоустанавливающих документов №64-64-01/237/2005-212 т.3 л.5).

5) Показания свидетеля Целик Ю.А., также допрошенной в судебном заседании 02.06.2014 года и в ходе предварительного следствия, полностью согласуются с показаниями Крутякова А.А., подтверждаются заключением №4029/1-1 эксперта Косыгина О.А. от 24.12.2012 года. Кроме того, свидетель Целик Ю.А. в судебном заседании показала, что по просьбе Шуляк М.А. заполняла передаточные распоряжения о передаче 3 акций ЗАО "Аркада-С" от Яковлева В.В. к Гусеву Д.А. по договору купли-продажи от 20.10.2005 года; о передаче 10 акций ЗАО "Аркада-С" от Литвиновой Т.А. к Фейтлихеру Л.Н. по договору купли-продажи от 20.10.2005 года и от Лосева С.М. 6 акций по договору купли-продажи от 20.10.2005 года. Свидетель Целик Ю.А. в судебном заседании, отвечая на заданный ей вопрос, подтвердила, что дата заполнения ею передаточных распоряжений соответствует дате, указанной в договорах купли-продажи акций. Никаких документов "задним числом" она никогда не заполняла.

Кроме того, в 2011 году по просьбе Шуляк М.А. она восстанавливала на бумажном носителе реестр акционеров ЗАО "Аркада-С", который вёлся на электронном носителе и из-за каких-то сбоев в программе был фактически утрачен. Там оставались какие-то обрывочные сведения, и работать с таким реестром акционеров уже было нельзя. Уставный капитал ЗАО "Аркада-С" состоял из 49 простых именных бездокументарных акций, в связи с чем ведение реестра акционеров на бумажном носителе является по закону не обязательным. Для восстановления реестра акционеров ЗАО "Аркада-С" в 2011 году на бумажном носителе Целик Ю.А. была предоставлена папка с документами по акционерам. Основанием для внесения записей в реестр относительно состава акционеров и числа акций, принадлежащих каждому акционеру, являлись для неё подлинники передаточных распоряжений, хранящиеся в предоставленной ей папке. Договоров между физическими лицами в папке не было. Как пояснила Целик Ю.А., договоры купли-продажи акций между физическими лицами не могут храниться у реестродержателя, так как это собственные документы физических лиц. Если бы какие-то документы отсутствовали, то Целик Ю.А., по её утверждению, никогда бы не сделала никаких записей в реестр. Все исправления в реестре на бумажном носителе делались её рукой и были связаны с техническими помарками. Записи делались в тот же момент, когда заполнялся реестр. Никто после окончания составления реестра не просил её вносить в него какие-нибудь изменения или записи.

6) Допрошенный 19.05.2014 года в судебном заседании в качестве специалиста Романов В.П., являющийся ведущим специалистом-экспертом в сфере рынка ценных бумаг, подтвердил показания, данные им на предварительном следствии, где он был допрошен в качестве свидетеля, оглашённые в судебном заседании (т.7 л.д.133-135; т.7 л.д. 223-224; т.8 л.д.139-141). В частности, он пояснил, что в соответствии со ст.8 ФЗ от 22.04.1996 года №39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" реестр владельцев ценных бумаг - это часть системы ведения реестра, представляющая собой список зарегистрированных владельцев с указание количества, номинальной стоимости и категории принадлежащих им именных ценных бумаг, составленный по состоянию на любую установленную дату и позволяющий идентифицировать этих владельцев, количество и категорию принадлежащих им ценных бумаг.

Согласно разделу 2 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утверждённого Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг 02.10.1997 года №27, реестр – это совокупность данных зафиксированных на бумажном носителе и (или) с использованием электронной базы данных, которая обеспечивает идентификацию зарегистрированных лиц, удостоверение прав на ценные бумаги, учитываемые на лицевых счетах зарегистрированных лиц, а также позволяет получать и направлять информацию зарегистрированным лицам. Исходя из этого положения, реестродержатель вправе вести реестр как на бумажном носителе, так и в электронном виде. ( т.7 л.д. 134)

Свидетелю (специалисту) Романову В.П. и в ходе предварительного следствия, и в судебном заседании на обозрение предъявлялся документ, изготовленный свидетелем Целик Ю.А.. при восстановлении утраченного в электронном виде реестра акционеров. И на предварительном следствии, и в судебном заседании Романов В.П. охарактеризовал осмотренный документ как "регистрационный журнал, содержащий совокупность записей, осуществляемых в хронологическом порядке, об операциях регистратора". При этом реестр – это совокупное понятие, включающее в себя совокупность данных и различных документов. Дополнительно должны иметься следующие данные: сведения об эмитенте (юридический адрес, руководитель исполнительного органа, размер уставного капитала); информация о каждом выпуске ценных бумаг эмитента (о виде, категории ценных бумаг, номинальной стоимости одной ценной бумаги, количестве ценных бумаг в выпуске, форме выпуска ценных бумаг).

Фактически регистрационный журнал, составленный Целик Ю.А., содержит только информацию, являющуюся юридически значимой для данного уголовного дела, а именно: данные о зарегистрированных лицах, виде, количестве, категории (типе), номинальной стоимости, государственном регистрационном номере выпусков ценных бумаг, учитываемых на их лицевых счетах. Записи, сделанные Целик Ю.А. на основании предоставленных ей передаточных распоряжений, полностью опровергают показания Богданова И.А. и фабулу предъявленного обвинения, и подтверждают показания подсудимой Шуляк М.А., а также свидетелей Яковлева В.В. и Бочкова А.А. о приобретении Богдановым И.А. накануне отчуждения своего пакета простых именных бездокументарных акций ЗАО "Аркада-С" дополнительного пакета акций в количестве 24 штук у Саушкина В.К., Бочкова А.А. и Яковлева В.В..

Исследованный в судебном заседании регистрационный журнал (Реестр акционеров ЗАО "Аркада-С") также подтверждает то, что пакет акций, принадлежащих Богданову И.А. накануне совершения им совокупной сделки по отчуждению обществу акций ЗАО "Аркада-С" в обмен на передачу ему объекта недвижимости, расположенного по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22, составлял 30 штук простых именных бездокументарных акций ЗАО "Аркада-С" при номинальной стоимости одной акции 56000 рублей. Согласно показаниям специалиста Романова В.П. законодательством не предусмотрены требования к тому, что реестр владельцев акций и регистрационный журнал должен быть подписан единоличным исполнительным органом и заверен печатью общества ( т.7 л.д.134 об.). На вопрос, предъявлялись ли Романову В.П. следователем на обозрение иные документы, кроме регистрационного журнала, входящие в совокупность документов, составляющих реестр акционерного общества ЗАО "Аркада-С", специалист Романов В.П. ответил отрицательно.

7) Допрошенный в судебном заседании 04.06.2014 года эксперт –оценщик Мышляев О.В., полностью подтвердил выводы своего экспертного заключения №7 от 20.08.2012 года и показания, данные им на предварительном следствии (т.18 л.д.229-231). Выводы заключения №7 эксперта Мышляева О.В. от 20.08.2012 года полностью согласуются с позицией подсудимой Шуляк М.А., показаниями свидетелей Бочкова А.А., Яковлева В.В., Крутякова А.А., Целик Ю.А. и специалиста по ценным бумагам Романова В.П. Одновременно данное экспертное заключение опровергает позицию обвинения и потерпевшего Богданова И.А.

Так согласно выводу экспертного заключения №7 от 20.08.2012 года эксперта Мышляева О.В. рыночная стоимость объекта недвижимости – нежилого помещения, площадью 547,4 кв.м., литер АА1, расположенного на 7 этаже здания по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22, проданного Богданову И.А. ЗАО "Аркада-С" за 1800000 рублей по совокупной сделке в обмен на продажу им обществу ЗАО "Аркада-С" пакета акций в количестве 30 штук номинальной стоимостью 1680000 рублей, на 12 октября 2005 года составляла 8460000 рублей, т.е. была в 4,7 выше, чем та, по которой ЗАО "Аркада-С" продало его Богданову И.А. в лице ООО "Маулид".

Отчуждение ЗАО "Аркада-С" в пользу ООО "Маулид" объекта недвижимости, расположенного в престижном месте по адресу: г. Саратов, ул. Набережная, 22, приносящего стабильный доход в виде арендной платы, без совершения с Богдановым И.А. совокупной сделки по приобретению у него принадлежащего ему пакета акций ЗАО "Аркада-С" было бы невыгодно ЗАО "Аркада-С", и являлось бы действием, наносящим ущерб интересам других акционеров. В то же время, номинальная стоимость пакета акций Богданова И.А. в ЗАО "Аркада-С", по которым он никогда не получал дивидендов, составляла 1680000 рублей и была приблизительно эквивалентна сложившейся балансовой стоимости помещения, переданного ООО "Маулид" - 1800000 рублей.

8) В судебном заседании 28.05.2014 года были оглашены показания старшего государственного налогового инспектора Поваровой Н.Б. (т.19 л.д.37-40), которая показала, что с 01.01.2003 года ЗАО "Аркада-С" представляла в ИФНС по Октябрьскому району г. Саратова декларацию по упрощённой системе налогообложения, и иные отчётные документы, как бухгалтерские, так и налоговые ЗАО "Аркада-С" не обязана была представлять в налоговый орган (т.19 л.д. 39). Таким образом, отсутствие у ЗАО "Аркада-С" с 01.01.2003 года балансовой отчётности и баланса как такового не является нарушением закона.

Предлагаю вновь вернуться к фабуле предъявленного обвинения, на котором построена позиция гособвинителя. На л.13 обвинительного заключения говорится: "Так в результате преступных действий Богданов И.А. был лишён права и возможности участвовать в принятии решений общим собранием акционеров ЗАО "Аркада-С" по вопросам отчуждения недвижимого имущества, принадлежащего ЗАО "Аркада-С". А именно, 17.11.2005 года ЗАО "Аркада-С" в лице генерального директора Шуляк М.А. заключило договор купли-продажи недвижимого имущества с ООО "Сильвер" в лице директора – бывшего акционера ЗАО "Аркада-С" Саушкина В.К., согласно которому продало в ООО "Сильвер" нежилое помещение (магазин "Страна подарков"), расположенное на первом этаже 6-ти этажного кирпичного жилого дома, литер А1, общей площадью 204,8 кв.м. с условным номером 64:48:5:0:614:54:А1:Н, расположенное по адресу: г. Саратов, ул. Чапаева, д.54, по цене 1200000 рублей, то есть ниже рыночной стоимости, составляющей 9980000 рублей…. Решение о продаже данного объекта недвижимости принято на общем собрании акционеров ЗАО "Аркада-С" от 10.11.2005 года, на котором Богданов И.А. не имел права голоса и его волеизъявление как акционера Общества не учитывалось, так как на день проведения собрания акционеров он таковым не являлся на основании внесённых 20.10.2005 изменений в реестр акционеров ЗАО "Аркада-С" об отчуждении в пользу ЗАО "Аркада-С" его акций".

Прежде всего, хочу обратить внимание суда на внутреннюю противоречивость заявленного утверждения. Обвинением не приведены доказательства того, что от Богданова И.А. акционеры скрыли факт проведения общего внеочередного собрания 10.11.2005 года. В качестве причины неучастия Богданова И.А. в данном собрании само обвинение указывает то, что он был исключён из числа акционеров ЗАО "Аркада-С" на основании внесённой в реестр акционеров записи от 20.10.2005 года. Но если Богданов И.А. по версии обвинения о своём выходе из состава акционеров не знал вплоть до начала 2010 года, то почему он не посещал собрания и не интересовался хозяйственной жизнью общества, в том числе, годовой отчётностью и распределением прибыли в виде дивидендов?

Кроме того, обращаю внимание суда на то, что сделка по отчуждению объекта недвижимости, расположенного по адресу: г. Саратов, ул. Чапаева, д.54 на момент её совершения не относилась ни к категории крупных сделок, ни к категории сделок, совершаемых с участием заинтересованных лиц. В связи с этим одобрение данной сделки общим собранием акционеров вообще не требовалось. Данное обстоятельство подтверждается справками, имеющимися в деле правоустанавливающих документов по объекту недвижимости, расположенному по адресу: г. Саратов, ул. Чапаева, 54 (№64-64-01/370/2005-181 т.2 л.л.74,75), оглашёнными гособвинителем при предоставлении доказательств обвинения.

Кроме того, следствие настаивает, что Богданов И.А. пакета акций в количестве 24 штук не приобретал, и соответственно, владел только 6 акциями. В связи с этим чуть более 12% голосов, которые соответствовали 6 акциям, не могли оказать влияния на принятие решения по сделке, которую одобряли бы акционеры, владельцы около 88% голосов. Данных, что кто-то из акционеров возражал против совершения этой или иной другой сделки, а присоединение пакета акций Богданова И.А. в количестве 6 штук при голосовании могло повлиять на решение общего собрания, обвинением не предоставлено. Таким образом, вышеуказанный довод о негативных последствиях, наступивших для Богданова И.А в связи с его выходом из состава акционеров ЗАО "Аркада-С" является надуманным, не подкреплённым доказательствами, более того, противоречащим материалам уголовного дела, в том числе тем, на которые само обвинение ссылалось, как на свои доказательства.

Вновь вернёмся к тексту предъявленного Шуляк М.А. обвинения, на котором строится позиция гособвинителя. Цитирую элемент предъявленного обвинения на л.9 обвинительного заключения: "…неустановленные следствием лица, действуя по предварительному сговору с Шуляк М.А., реализуя совместный преступный умысел, в период с 01 сентября по 17 октября 2005 года, находясь в неустановленным следствием месте и при неустановленных следствием обстоятельствах, изготовили подложный договор купли-продажи ценных бумаг между ЗАО "Аркада-С" и Богдановым И.А., датированный 12.10.2005 г., в котором выполнили подпись от имени Богданова И.А. без его ведома и согласия, а также подложное передаточное распоряжение от 12.10.2005 года на передачу акций ЗАО "Аркада-С" в количестве 30 штук от Богданова И.А. к ЗАО "Аркада-С", в котором выполнили подпись от имени Богданова И.А. без его ведома и согласия. В указанные договор и передаточное распоряжение от 12.10.2005 г. неустановленные следствием лица внесли заведомо ложные сведения о том, что Богданов И.А. продал принадлежащие ему 30 акций ЗАО "Аркада-С" общей номинальной стоимостью 1680000 рублей самому Обществу, т.е. ЗАО "Аркада-С".

Поскольку ни одно из обстоятельств, предусмотренных п.1 ч.1 ст.73 УПК РФ, обвинением не доказано (время, место, обстоятельства предварительного сговора, круг лиц, вступивших в предварительный сговор и т.д.), то я остановлюсь на тех доказательствах, которые, по мнению обвинения, свидетельствуют о подделке подписи Богданова И.А. на договоре купли-продажи 30 акций, заключённом между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С" 12.10.2005 года и на передаточном распоряжении Богданова И.А. о передаче им этих акций обществу.

В качестве таких доказательств гособвинение исследовало и ссылается на :

1) Заключение почерковедческой судебной экспертизы №1396/1-1 от 17.04.2012 года (т.10 л.д.135-140). Эксперт Каширина О.Н., стаж экспертной работы по специальности 4 года, объект исследования – передаточное распоряжение на 30 акций от 12.10.2005 года. Вывод: подпись от имени Богданова И.А., "выполнена не самим Богдановым Игорем Алексеевичем, а другим лицом с подражанием подлинной подписи Богданова И.А.". В качестве сравнительного материала использованы только документы, представленные самим Богдановым И.А., исследование проведено по традиционной методике. Отмечено совпадение общего вида, связности, степени выработанности. При этом имеется немотивированное объяснение наличия совпадающих общих и частных признаков: "Отмеченные выше внешнее сходство, совпадения отдельных общих признаков и частных, отражающих наиболее "броские" особенности движений в подписях Богданова И.А., с учётом необычного условия выполнения подписи, объясняются выполнением исследуемой подписи с подражанием подписи Богданова Игоря Алексеевича, и поэтому не влияют на сделанный отрицательный вывод". Полагаю, что сделанный экспертом категорический вывод объясняется небольшим стажем и опытом эксперта, незначительным количеством сравнительного материала, использованного для исследования, ограниченными возможностями применённого традиционного метода исследования;

2) Заключение почерковедческой судебной экспертизы №1816/1-1 от 05.07.2012 года, выполненное экспертом Кашириной О.Н., объект исследования – передаточное распоряжение от 12.10.2005 года. Данное заключение не может рассматриваться в качестве доказательства обвинения, поскольку содержит вывод: "рукописные записи…., расположенные в передаточном распоряжении от 12.10.2005 года о передаче Богдановым И.А. тридцати акций ЗАО "Аркада-С" по договору купли-продажи ценных бумаг от 12.10.2005 г. выполнены не Литвиновой Т.А., не Лосевым С.М., не Саушкиным В.К., не Шуляк М.А., не Чистяковой И.В., не Яковлевым В.В., а другим лицом". (т.10, л.д.168-172). Является доказательством защиты.

3) Заключение почерковедческой экспертизы №1864/1-1 от 21.05.2012 года эксперта Кашириной О.Н. по передаточному распоряжению о том, что "рукописные записи… выполнены Целик Юлией Александровной" , не может рассматриваться как доказательство обвинения, поскольку полностью подтверждает показания Шуляк М.А. и свидетеля Целик Ю.А., допрошенной на предварительном следствии и в суде. (т.10, л.д.186-189). Является доказательством защиты.

4) Заключение №1249 от 22.05.2012 года эксперта Давыдовой А.И., имеющей стаж экспертной работы 9 лет, о том, что "подпись от имени Богданова И.А., изображение которой имеется в копии договора от 12.10.2005 купли-продажи акций между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С", предоставленной свидетелем Шуляк М.А. в ходе допроса 17.05.2012 года – вероятно выполнена не Богдановым И.А., а другим лицом с подражанием его подписи". При оценке степени достоверности выводов данного экспертного заключения следует принять во внимание следующее:

- несмотря на то, что для исследования эксперту было предоставлено 13 сравнительных образцов, в том числе, приоритетно достоверные с точки зрения выполнения подписи самим Богдановым И.А., например, форма №1П- заявление Богданова И.А. о выдаче паспорта с отметкой о его получении от 15.08.2007 года, экспертом было использовано всего два образца, не подлежащие идентификации в целях проверки судом данных выводов на достоверность, указанные в таблице в виде иллюстрации 2 (т.10, л.д.202). Обращаю внимание суда, что судя по элементам оттисков печати, эти образцы не были формой №1П (заявлением Богданова И.А. на выдачу паспорта), а в заключении эксперта отсутствует указание на то, что на использованных сравнительных образцах экспертом сделана какая-либо отметка. В связи с этим идентифицировать документы, использованные экспертом Давыдовой А.И. в качестве сравнительных образцов, не представляется возможным;

- обращаю внимание суда также на следующее утверждение эксперта: "из-за отсутствия оригинала договора от 12.10.2005 купли-продажи акций между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С", копия которого предоставлена свидетелем Шуляк М.А. в ходе допроса 17.05.2012 г., эксперту не удалось исключить факт возможной технической подделки при выполнении подписи (карандашная подготовка, передавливание по штрихам и т.д.) Данное обстоятельство будет учитываться при формулировании вывода". Подлинник договора купли-продажи 30 именных бездокументарных акций от 12.10.2005 года следствием не установлен, а Богдановым И.А. скрывается, в связи с этим, выводы ни одной из проведённых по данному уголовному делу по копии документа экспертиз, где экспертами используются только традиционные методы, не могут считаться достоверными. (т.10, л.200-203)

5) Повторное экспертное исследование: заключение эксперта №4030/1-1 от 26.11.2012 года Денисовой Т.В., стаж экспертной работы 32 года (согласно письму начальника Саратовской ЛСЭ Минюста РФ Шостака Г.С. в адрес суда от 03.06.2014 №1322, эксперт Денисова Т.В. 30.05.2014 года была уволена из ФБУ Саратовская ЛСЭ). Объект исследования: передаточное распоряжение от 12.10.2005 года и электрофотографическая копия договора купли-продажи акций от 12.10.2005 года. (т.11 л.д.182-190). Обращаю внимание суда на следующие обстоятельства:

- эксперт исследовал как оригинал передаточного распоряжения от 12.10.2005 года , так и электрофотографическую копию договора купли-продажи одним методом – традиционным;

- применительно к подписи Богданова И.А. в электрофотографической копии договора купли-продажи от 12.10.2005 года эксперт указывает: "качество ксерокопии подписи в копии договора – ниже среднего, о чём свидетельствуют: неровные (извилистые), нечёткие края штрихов, наличие утолщений в штрихах, прерывистость, совмещение штрихов на отдельных участках. В связи с невысоким качеством ксерокопии провести предварительное исследование подписи на возможную техническую подделку (копирование подписи с какой-то подлинной подписи) не удалось. Однозначно объяснить наличие извилистости в штрихах подписи в копии договора: является ли она следствием необычного выполнения подписи либо результатом плохого качества ксерокопии, невозможно".

- передаточное распоряжение обозначено в заключении №1, копия договора купли-продажи №2. Обращаю внимание на то, что в оригинале подписи (документ №1), выполненной от имени Богданова И.А., эксперт указывает на характерный признак, отмеченный ею также и в сравнительных образцах: "снижение координации движений 1 группы". "Снижение координации движений 1 группы свидетельствует о влиянии необычных факторов на процесс выполнения подписи №1, которые могут носить постоянный (наличие заболеваний, естественное физиологическое изменение организма и пр.) или временный (необычное состояние, необычные "обстановочные факторы, подражание, стремление изменить свой подписной почерк и пр.) (т.11, л.д.186).

Ваша честь! Отвлекаясь на минуту от данного экспертного исследования, хочу обратить Ваше внимание на то, что на "снижение координации движений 1 группы", имеющееся как в исследуемых образцах, так и в сравнительных, указывают все эксперты и специалисты, дававшие свои заключения по делу. Но используя только традиционные методы исследования и не обладая специальными познаниями, почерковеды-графологи не могут комплексно использовать и правильно трактовать подобный признак, ссылаясь на него как на "необычный фактор".

Аргументированное научное объяснение этой особенности почерка Богданова И.А. с позиции особенностей функционирования двигательной системы человека, и использования их для идентификации подписи как выполненной самим Богдановым И.А., представили только эксперты ФБУ "111-й Главный государственный экспертный Центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" Министерства обороны РФ, давшие заключение по делу в качестве специалистов, в том числе, допрошенный в суде специалист-эксперт Верескунов А.М..

Подобные исследования требуют использования более широкого научного инструментария и применения более сложных методик, которыми эксперты почерковеды-графологи, дававшие заключение по делу, просто не располагают.

Вернёмся к заключению № 4030/1-1 от 26.11.2012 года эксперта Денисовой Т.В. Хочу обратить внимание суда, что эксперт Денисова Т.В. единственная из экспертов указала на то, что копия подписи от имени Богданова И.А. на представленной ей на исследование электрофотографической копии договора купли-продажи от 12.10.2005 года "ниже средней", кроме того (т.11 л.186) эксперт отметила при сравнении образцов и исследуемых объектов в качестве общих признаков "внешнее сходство, совпадение транскрипции, степени и характера нажима, сниженной координации движений 1 группы и других общих, а также ряда частных признаков". В этом контексте категорический вывод эксперта Денисовой Т.В. и по электрофотографической копии и по передаточному распоряжению о том, что "подписи от имени Богданова И.А. выполнены не самим Богдановым И.А. а другим лицом (лицами) с подражанием подлинным подписям Богданова И.А." не может рассматриваться как обоснованный.

- в целях оценки достоверности приведённого экспертного исследования № 4030/1-1 от 26.11.2012 года хочу обратить внимание суда и на следующие характерные особенности данного исследования: использованные сравнительные образцы не возможно идентифицировать; судя по фрагментам штампов, надписей и дат на иллюстрациях использованных свободных образцов, экспертом не была использована подпись Богданова И.А. на форме 1П (заявлении на выдачу паспорта от 15.08.2007 года); формулировка в выводе эксперта : "не самим Богдановым И.А., а другим лицом (лицами)"…, свидетельствует о том, что эксперт не сопоставляла исследуемые образцы на предмет выполнения их одним лицом.

6) Заключение почерковедческой судебной экспертизы №4029/1-1 от 24.12.2012 года, выполненное экспертом Косыгиным О.А., не может считаться доказательством обвинения, поскольку его выводы полностью согласуются с показаниями свидетелей Крутякова А.А. и Целик Ю.А. о том, что надписи (за исключением подписи передающего лица и подписей сторон в договоре купли-продажи от 12.10.2005 года) на передаточных распоряжениях Богданова И.А. от 12.10.2005 г.; Бочкова А.А. от 01.09.2005 г.; Саушкина В.К. от 01.09.2005 г.; Яковлева В.В. от 01.09.2005 г.; в договоре купли-продажи от 12.10.2005 г., предъявленные им на обозрение в ходе предварительного следствия и в суде, были выполнены ими. Является доказательством защиты.

7) Заключение комиссионной почерковедческой судебной экспертизы №549/1-1 от 22.03.2013 года, выполненное экспертами ФБУ "Пензенская ЛСЭ" Минюста РФ Беляевой Ю.Н., допрошенной в судебном заседании, и Кожаевой О.Ю.

Прошу суд критически отнестись к выводам данных экспертов по следующим основаниям.

1. Из предоставленных на исследование экспертам 32 свободных образцов подписи Богданова И.А. в фототаблице №1 (исследовалась подпись Богданова И.А. на оригинале передаточного распоряжения от 12.10.2005 года и на электрофотографической копии договора купли-продажи акций от 12.10.2005 года) было использовано только 12, на фототаблице №2, где исследовалась подпись Богданова И.А. на электрофотографической копии расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" только 7 (включая 5 ранее уже использованных в фототаблице 1).

2. На мой вопрос эксперту Беляевой Ю.Н. о том, сколько образцов было использовано экспертами в качестве сравнительных образцов она пыталась уверить, что все, но признала, что в фототаблицах, подтверждающих выводы экспертов, приведены не все. Эксперт пыталась объяснить, что у неё есть, якобы, какие-то черновики, которые она даже пыталась демонстрировать суду, однако данные "черновики" никакими процессуальными документами не предусмотрены.

В итоге в ходе допроса эксперт Беляева Ю.Н. идентифицировала использованные ею в фототаблицах свободные и экспериментальные образцы следующим образом:

Со слов эксперта, не подтверждённых документально и процессуально, ею были использованы в фототаблице 1:

- карточка образцов подписи Богданова за 1996 года при открытии счёта ….4409 (иллюстрации 3, 4);

- трудовой договор №19 от 21.11.2005 года (иллюстрация 5);

- договор №3407 от 30.11.2006 года на выполнение работ и услуг (иллюстрация 6);

-подпись Богданова И.А. в паспорте №63 07 032228 от 15.08.2007 года (иллюстрация 7);

- договор купли-продажи недвижимости от 01.09.2005 года из дела правоустанавливающих документов, лист 54 (иллюстрация 8);

- копия решения участника ООО "Маулид" от 01.09.2005 года лист 97 (откуда эксперт пояснить не смогла)- (иллюстрация 9);

- договор №49 от 16.11.2006 года (иллюстрация 10);

- план техпаспорта на нежилое помещение 7 этаж (иллюстрация 11);

- копия договора купли-продажи акций с исполнением денежного обязательства в пользу третьего лица от 26.10.2000 года (иллюстрация 12);

- экспериментальные образцы (иллюстрация 13, 14).

Со слов эксперта Беляевой Ю.Н., также не подтверждённых документально и процессуально, в фототаблице 2 экспертами были использованы следующие свободные образцы:

- подпись в копии паспорта (иллюстрация 3 идентичная иллюстрации 7 из фототаблицы 1);

- акт приёма-передачи от 01.09.2005 года к договору купли-продажи недвижимости от 01.09.2005 лист 55 (иллюстрация 4);

- дополнительное соглашение к договору аренды, находящегося в федеральной собственности земельного участка, со множественностью лиц на стороне арендатора №248 от 06.08.2004 (иллюстрация 5);

- копия договора купли-продажи акций с исполнением денежного обязательства в пользу третьего лица от 26.10.2000 года (иллюстрация 6);

- экспериментальные образцы (иллюстрация 7,8, те же, что были использованы в фототаблице 1 в иллюстрации 13, 14).

3. Характерно, что эксперт на вопрос о том, по каким критериям она отбирала образцы для исследования и иллюстрации их в фототаблицах, указала, что для этих целей отбирались образцы с наибольшим количеством совпадающих или различающихся признаков.

В этом контексте, следует критически отнестись к отбору экспертом использованных образцов, и соответственно, сделанным экспертами выводам, поскольку анализ представленных иллюстраций позволяет сделать вывод о том, что в качестве экспериментальных образцов (иллюстрация 13, 14 на фототаблице 1 и иллюстрация 7,8 на фототаблице 2) взяты не образцы обычной подписи Богданова И.А., а имитация им подделки собственной подписи по просьбе следователя, что Богданов И.А. подтвердил в ходе допроса в суде при предъявлении ему мной данных образцов на обозрение.

Вот как это отражено в показаниях Беляевой Ю.Н., данных в суде:

- вопрос Сергун Е.Л.: " Использовались ли вами предоставленные следователем экспериментальные образцы подписи Богданова в фототаблице 1 и фототаблице 2, и если да, то по каким критериям вы выбирали именно эти экспериментальные образцы подписей"?

- ответ Беляевой Ю.Н. : "… в первой фототаблице экспериментальный образец в иллюстрации 13,14 и во второй 7 и8. Это экспериментальные образцы Богданова. … Так как мы не можем все представленные образцы указать в фототаблице, мы выбирали те образцы, где можно было большее количество показать различающихся признаков по первой таблице, а по второй, где можно и совпадение и различия показать".

- вопрос Сергун Е.Л.: "Было ли вам известно при проведении экспертного исследования, что использованные вами экспериментальные образцы подписи Богданова в иллюстрацияи 13, 14 фототаблицы 1 и в иллюстрации 7,8 фототаблицы являются не подписями Богданова, а выполненными им имитациями подделки собственной подписи. Если да, то откуда? Кто, когда и при каких обстоятельствах вас поставил об этом в известность"?

- ответ Беляевой Ю.Н. : " Никто меня ни в какую известность не ставил"

- вопрос Сергун Е.Л.: "То есть вы брали эти образцы как обычные экспериментальные образцы подписи Богданова, считая, что так Богданов расписывается"?

- ответ Беляевой Ю.Н. : Здесь указано, что это экспериментальные образцы подписи Богданова… всё.."

- вопрос Сергун Е.Л.: "то есть вы считали, что это подпись Богданова И.А., и так он расписывается"?

- ответ Беляевой Ю.Н. : Да".

4. Тенденциозный подход к отбору образцов для сравнительного исследования экспертами Пензенской ЛСЭ подтверждается и на примере того, что свободная подпись Богданова И.А., выполненная им обычной привычной ручкой в форме П1 в заявлении о выдаче ему паспорта, не была взята в качестве образца для сравнительного исследования, что подтверждается иллюстрациями в фототаблицах и ответами Беляевой Ю.Н. на вопрос о том, каким образцам документов соответствует каждая иллюстрация. При этом подпись на копии паспорта, выполненная непривычной перьевой ручкой и даже визуально отличающаяся от остальных свободных образцов подписей Богданова И.А. на других документах (иллюстрация 7 в фототаблице №1 и иллюстрация 2 в фототаблице 2) была использована для поиска отличий от представленных на исследование образцов.

Заведомый поиск и отбор экспертами наиболее непохожих на исследуемые образцы сравнительных образцов подтверждают ответы эксперта Беляевой Ю.Н. на мои вопросы:

- " Скажите, пожалуйста, с точки зрения достоверности для эксперта, какая подпись является более свободной, та, которая перьевой ручкой выполняется на паспорте, или в произвольной форме на заявлении о выдаче паспорта? Почему вы из двух подписей отобрали именно ту, которая перьевой ручкой выполняется на паспорте, что для любого человека, наверное, не очень свойственно"?

- "Мы взяли эту подпись потому, что здесь на этой подписи было 7 различающихся признаков найдено, то есть мы берём те подписи, где наибольшее число будет совпадающих или различающихся"…

5. Эксперт Беляева Ю.Н. в ходе допроса в суде не смогла чётко ответить на вопросы : "По каким критериям в одну группу для исследования вы объединили предоставленный вам подлинник передаточного распоряжения от 12.10.2005 года на передачу 30 акций от Богданова – ЗАО "Аркада-С" и электрофотографическую копию договора купли-продажи от 12.10.2005 года, заключённого между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С"?

Почему электрофотографическая копия расходного кассового ордера ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" №122 от 17.10. 2005 года о выдаче Богданову денежных сумм в размере 1678320 рублей выделена вами в отдельную группу для исследования"?

Ответ на данные вопросы, свидетельствует о том, что исследование носит не достоверный характер. Ответ Беляевой Ю.Н. на эти вопросы прямо противоречит всем ранее сделанным выводам не только специалистов, но и экспертов: "Дело в том, что вот эти две подписи, о которых вы сейчас спрашиваете, по совокупности признаков они выполнены одним лицом. Третья подпись, предоставленная в качестве копии, которая на расходно-кассовом ордере, здесь нельзя сказать, что она выполнена лицом с теми двумя документами, поэтому мы их разделили на первый пункт и второй". Иными словами, эксперт, фактически не исключает возможности, что подписи на расходном кассовом ордере от 17.10.2005 года выполнены одним человеком, а на договоре купли-продажи и передаточном распоряжении от 12.10.2005 года другим. Повторно обращаю внимание на ограниченность применённых экспертами ФБУ "Пензенское ЛСЭ" методов. В тексте заключения отсутствуют доказательства проведённых исследований по сравнению между собой переданных на исследование объектов.

6. Эксперт Беляева Ю.Н. подтвердила, что при проведении экспертного исследования как оригинала подписи, так и электрофотографической копии применялась одна и та же традиционная методика. Кроме этой методики их экспертное учреждение применяет ещё модельную методику, которая шире традиционной, но в данном исследовании её не применяли, потому что, как пояснила Беляева Ю.Н., "в данном случае здесь не было таких ярко выраженных диагностических признаков, а модельный метод предусматривает ярко выраженные диагностические признаки, поэтому мы применили традиционную методику".

7. Уважаемый суд! Хочу ещё раз обратить Ваше внимание на то, в чём Вы могли убедиться и при допросе пензенского эксперта Беляевой Ю.Н в судебном заседании и при анализе подготовленного ФБУ "Пензенское ЛСЭ" экспертного заключения:

- экспертами не исследовался вопрос о том, не выполнена ли подпись от имени Богданова на электрофотографической копии расходного кассового ордера №122 тем же самым лицом, которое выполнило подпись от имени Богданова на передаточном распоряжении и электрофотографической копии договора купли-продажи от 12.10.2005 года; равно как и не приведено никаких доказательств выводов, что исследуемые объекты на фототаблице №1 выполнены одним лицом;

- на л.4 экспертного заключения применительно к первой группе, исследуемых документов с подписью, выполненной от имени Богданова (передаточное распоряжение и электрофотографическая копия договора купли-продажи акций от 12.10.2005 года), говорится:

"Дальнейшим сравнением исследуемых подписей с подлинными подписями самого Богданова И.А. наряду с внешним сходством и совпадением всех общих признаков, перечисленных выше (кроме наклона), и некоторых частных признаков, установлены следующие различия:

Общие: наклон; в исследуемых подписях №1, №2 более правый, чем в образцах".

В ходе допроса эксперт Беляева Ю.Н. вынуждена была признать, что наклон не совпадает и в объектах исследования (копия договора купли-продажи и передаточное распоряжение), которые по её же собственным выводам выполнены одним и тем же человеком. Обращаю внимание, что в исследуемых образцах согласно выводам эксперта совпали все общие признаки, кроме наклона. При этом наклон в исследуемых объектах не отличается диаметрально от сравнительных образцов, он по выводам эксперта "более правый", а не "левый", например. Тем не менее, эксперты позволили себе не мотивированно сделать категорический вывод только с учётом этого одного общего признака, пытаясь в присутствии суда отрицать в ответе на мой вопрос, что разница в наклоне может определяться, например, разницей в положении руки пишущего, в позе (сидя, стоя), зависеть от подложки, одежды и многих других, в том числе, внешних факторов.

Продолжая эту мысль, хочу напомнить, что отвечая на мои вопросы, эксперт Беляева Ю.Н. вынуждена была признать, что наклон не совпадает и в сравнительных образцах в иллюстрациях 3,4,7,8,11,12,13, 14: " - Совпадают в части такого общего признака, как наклон, сравнительные образцы 3,4,8,11,12,13,14?" Ответ Беляевой Ю.Н.: "Нет, не совпадают".

Сергун Е.Л.: можно говорить о том, что вариативность подписи Богданова высокая?

Беляева Ю.Н. : Можно;

С.: вот совершенно, на первый взгляд, разные подписи в сравнительных образцах на фототаблице 1: иллюстрации 3,7,11,12, 13,14. Какие общие и частные признаки вы в них нашли, что это даёт вам говорить о том, что подписи в сравнительных образцах выполнены одним и тем же человеком?

Б.: высокая степень выработанности.

С: а на исследуемых образцах?

Б: тоже высокая.

С.: то есть и там и там высокая?

Б.: да

С.: и там наклоны в разные стороны, и там наклоны в разные стороны? И в сравнительных, я имею ввиду, и в исследуемых?

Б.: да".

Ваша честь! Я так подробно цитирую состоявшийся на Ваших глазах диалог, чтобы ещё раз подчеркнуть: вывод о различиях в наклоне, как несовпадающем общем признаке, положенном в основу выводов пензенских экспертов, недостоверен.

Перейдём к противоречиям и явным ошибкам экспертного заключения, выявленным в ходе допроса эксперта Беляевой Ю.Н., применительно к частным признакам. Обращаю внимание, что практически все выводы экспертного исследования о различиях в частных признаках, имеющихся в исследуемых и в сравнительных образцах, которые были положены в основу категорического вывода, связаны либо с тенденциозным и не репрезентативным подбором сравнительных и экспериментальных образцов, либо с прямым несоответствием описанных частных признаков фактически исследуемым образцам:

- эксперты указали (л.4 заключения), что в сравнительных образцах нижняя часть росчерка представлена в трёх видах: прямолинейная, угловатая и возвратно-прямолинейная. На мой вопрос, почему в таком случае они категорически исключили возможность выполнения самим Богдановым нижней части росчерка как петлевой, Беляева Ю.Н. объяснила это тем, что в сравнительных образцах подписей Богданова И.А. они обнаружили три варианта выполнения нижней части росчерка, и "не было в предоставленных образцах петлевой части выполнения нижней части росчерка".

С.: то есть вам не предоставили такую, у вас такой просто не было для исследования, да?

Б.: но может быть он её вообще не выполняет.

С: может быть, а может быть и выполняет, а у вас вывод категорический.

Б.: но мы же по предоставленным образцам…".

Хочу ещё раз напомнить в связи с этим, от эксперта Беляевой Ю.Н. мы не получили в ходе допроса основанного на законе ответа, почему не были описаны или использованы все представленные для исследования сравнительные и экспериментальные образцы подписи Богданова И.А.. В материалах дела приложения к экспертизе отсутствуют. Следствие сознательно лишило суд возможности проверить на достоверность слова данного эксперта в части отсутствия подобного росчерка в остальных не проиллюстрированных в фототаблицах образцах. Поэтому данный частный признак, на который указали эксперты, также не может быть положен в основу не только категорического , но и любого вывода, который можно положить в основу приговора.

- следующий частный признак, не получивший подтверждения при допросе Беляевой Ю.Н.: "в исследуемых подписях №1, №2 начальная часть третьего элемента "Б" (отмеченного в фототаблице стрелочкой со значком 2) менее левонаклонная, чем в образцах". Эксперт не смогла объяснить, почему в основу категорического вывода положен признак, не характерный даже для сравнительных образцов подписи Богданова: в отобранных экспертами для сравнительного исследования образцах на иллюстрациях 3, 4, 13, 14 этот элемент в оригинальной подписи Богданова вообще отсутствует; в иллюстрациях 8,11, 12 он имеет характерный изгиб, а в иллюстрации 7 – овальную форму, но при этом подобные различия не вызывают у экспертов сомнения в том, что все эти подписи выполнены самим Богдановым. Из 12 иллюстраций фототаблицы 1 этот признак обнаружен только на 2-х, но именно этот признак эксперты почему-то ищут в объектах исследования, как отличающийся частный признак, а затем кладут его в основу категорического вывода. О какой достоверности экспертного заключения может идти речь?

- ещё один отличающийся частный признак, положенный в основу категорического вывода: на л. 5 экспертного заключения эксперты указали, что "протяжённость движений по вертикали при выполнении нижней петлевой части вертикального штриха, обозначенного стрелочкой с цифрой 3, в исследуемой подписи №1 меньше, чем в образцах".

Беляева Ю.Н. не смогла в суде объяснить, почему данный частный признак положен в основу категорического вывода, несмотря на то, что в исследуемой подписи №2, которая согласно заключению выполнена тем же человеком, что и подпись №1, эта петлевая часть вообще отсутствует. Так же данная петлевая часть отсутствует и в сравнительных образцах на иллюстрациях №№ 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 12, 14. Обращаю внимание, в основу категорического вывода положен частный признак, который даже в иллюстрациях на фототаблице встречается только на одной из двенадцати.

- аналогичная ситуация с частным признаком "протяжённость движений по вертикали при выполнении соединительной части вертикального штриха с росчерком, отмеченного стрелочкой с цифрой 4, которая в исследуемых подписях №1, №2 меньше, чем в образцах". При этом в сравнительных образцах на иллюстрациях 3,4,5,6,7, 8,10, 11,12, 13 и 14 этот росчерк вообще отсутствует, и для сравнения экспертами взят только сравнительный образец на иллюстрации 9. Вряд ли убедительным ответом эксперта на этот вопрос можно считать одну единственную сказанную ей фразу: "Ну, такой вариант есть у Богданова в подписном почерке. Есть".

- обращаю внимание на недостоверность выводов по следующему частному признаку, положенному в основу категорического вывода: "размещение точки окончания движений при выполнении 3-го элемента "Б", обозначенного стрелочкой с цифрой5, который в исследуемой подписи №1 ниже относительно нижней части 1-го элемента "Б", чем в образцах", Подобный частный признак согласно самому заключению отсутствует в исследуемой подписи №2. Напоминаю о выводе экспертов, что обе исследуемые подписи выполнены одним человеком, из чего следует, как минимум, что данный признак для подписи является либо случайным, либо не обязательным. Кроме того, данный признак может быть исследован только при наличии элемента, указанного в вашей фототаблице стрелочкой с цифрой 2.

Для доказывания отличия этого частного признака в образце для исследования №1 для сравнения необоснованно взяты образцы, в которых элемент, указанный цифрой 2 со стрелочкой, вообще отсутствует: иллюстрации 3, 4, 13,14, а написание буквы "Б" в сравнительных образцах на иллюстрации 3,4, 13, 14 отличается не только от исследуемых образцов, но и от всех остальных сравнительных образцов;

- в качестве отличающегося частного признака, положенного в основу категорического вывода заключения, экспертами взято "размещение точки окончания движения при выполнении росчерка, обозначенного стрелочкой с цифрой 6, который в исследуемой подписи №2 ниже относительно верхней части 2-го элемента "Б", чем в образцах". Объяснить этот странный выбор, при условии, что в исследуемой подписи №1, выполненной тем же лицом, этот элемент выше, и аналогичен высоте в образце в иллюстрации 7, 12,14 , а в сравнительных образцах 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 11, 13, выполненных Богдановым, совсем отсутствует, допрошенный в суде эксперт Беляева Ю.Н., не смогла. Обращаю внимание суда и на то, что элементы выполнения этого штриха в иллюстрациях 7, 12, 14 , взятых экспертами в качестве сравнительных образцов, даже визуально существенно отличаются друг от друга. Данное обстоятельство допрошенная эксперт Беляева Ю.Н. также не отрицала, но и объяснить также не смогла.

В итоге, Ваша честь мы разобрали при допросе эксперта и сейчас в моём выступлении ВСЕ , так называемые, общие и частные признаки различий между исследуемой подписью Богданова И.А. на электрофотографической копии договора купли-продажи акций от 12.10.2005 года и передаточном распоряжении от 12.10.2005 года и подписями Богданова И.А. на сравнительных и экспериментальных образцах, указанные в заключении экспертов. Полагаю, что с учётом вышеприведённых доказательств и протокола допроса эксперта Беляевой Ю.Н. говорить о достоверности категорических выводов экспертного заключения в этой части невозможно.

В части фототаблицы 2, в которой образцом для исследования служила электрофотографическая копия расходного кассового ордера №122 ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" от 17.10.2005 года, мы имеем все те же самые признаки недостоверности экспертных выводов. Разница заключается только в том, что самим же экспертом, с учётом крайне тенденциозного и не репрезентативного отбора материала для сравнения, с учётом использования вместо реального экспериментального образца подписи Богданова И.А. образцов, имитирующих подпись Богданова И.А. самим Богдановым И.А., экспертами при абсолютном совпадении всех общих признаков (кроме наклона, о котором я уже подробно говорила выше) выявлено рекордное число совпадающих частных признаков: 12 против 4 несовпадающих. И на фоне этого, эксперты делают вывод о том, что подпись от имени Богданова И.А. вероятно выполнена не Богдановым И.А.. Полагаю, что при таком подходе, более убедительно звучал бы вероятностный вывод о том, что подпись от имени Богданова И.А. на электрофотографической копии расходного кассового ордера вероятно выполнена самим Богдановым И.А.

Приведённые во второй части экспертного исследования доводы о различающихся частных признаках (фототаблица 2) также малоубедительны, как и в первой части заключения.

- как и в первой части исследования, в числе различающихся признаков экспертами указано, что в исследуемой подписи форма движений при выполнении верхней части безбуквенного штриха, указанная стрелочкой с цифрой 1 в фототаблице № 2 , "возвратно-прямолинейная", а в образцах "угловая или дуговая". Эксперт не смогла убедительно пояснить, почему имеющаяся разница в образцах (угловая или дуговая) исключает в качестве возможного варианта выполнение Богдановым подписи с возвратно-прямолинейной верхней частью безбуквенного штриха.

Кроме того, о недостоверности и необоснованности выводов эксперта говорит обстоятельство, которое эксперт Беляева Ю.Н. была вынуждена признать: утверждая, что в сравнительных образцах при выполнении верхней части безбуквенного штриха Богдановым используется угловая или дуговая форма движения, эксперты привели в заключении в качестве примера только одну иллюстрацию 8 в фототаблице №2. Отвечая на мой вопрос в суде: "иллюстрация 8, это какая всё-таки форма- угловая или дуговая?" ,- эксперт пояснила: "угловая". А на следующий мой вопрос: " а дуговая где"?, вынуждена была ответить: "в данном случае в фототаблице мы не иллюстрировали этот признак".

Таким образом, мы имеем ещё одно доказательство того, что выводы экспертов ФБУ "Пензенская ЛСЭ" не могут быть проверены на предмет достоверности.

- не смогла эксперт Беляева Ю.Н. объяснить, по каким критериям был положен в основу вывода о том, что подпись от имени Богданова выполнена на расходном кассовом ордере №122, вероятно, не самим Богдановым, такой частный признак, как росчерк и высота точки его размещения относительно верхней части второго элемента "Б", если в иллюстрациях сравнительных образцов №3, 4, 5, 8 (верхний образец), приведённых в фототаблице №2, этот признак вообще отсутствует, что свидетельствует либо о том, что он не характерен для подписи Богданова И.А., либо о том, что используется им редко.

- прошу суд обратить внимание на ответ эксперта Беляевой Ю.Н. в ходе допроса в суде на мой вопрос: "с учётом общих и частных признаков, выявленных вами в сравнительных и экспериментальных образцах подписи Богданова, представленных вам следователем в качестве сравнительного материала, можете вы показать сейчас те общие и частные признаки подписи Богданова, которые имеются на всех образцах, представленных в фототаблице 1 и 2, и отсутствуют в подписях, представленных вам для экспертного исследования?" Продемонстрировать такой признак на фототаблицах эксперт Беляева Ю.Н. не смогла.

Данный ответ эксперта опровергает уточнённые дополнительные показания Богданова И.А., данные им в судебном заседании 01.07.2014 года.

Вопрос председательствующего Богданову И.А.: "на прошлом судебном заседании вы сказали, что вы изменили подпись, а на сегодняшнем говорите, что основные элементы подписи остались те же. Как вы можете объяснить это расхождение? Изменили или не изменили?"

Богданов: я её не изменял.

Суд: то есть она сама в последующем менялась? С 2005 года по настоящее время у вас та же подпись?

Богданов: ну, практически, да.

Суд: практически или та же?

Богданов: практически, та же. Если там какая-нибудь палка лишняя, или её нету, значения не имеет, есть определённая подпись, по которой можно определить, она или не она"…

Хочу обратить внимание, что вот этой самой особенности или элемента, который бы присутствовал у Богданова И.А. на всех без исключения его подписях, эксперт Беляева Ю.Н. как раз и не обнаружила.

Подводя итоги анализу данного доказательства обвинения, хочу напомнить, что ещё 2 июня 2014 года в ходе судебного заседания судом было удовлетворено моё ходатайство о приобщении к протоколу судебного заседания моих письменных "замечаний по исследованному письменному доказательству, представленному гособвинителем, о наличии признаков недопустимого доказательства в заключении комиссионной почерковедческой судебной экспертизы №549/1-1 от 22.03.2013 года".

В дополнение ещё раз хочу сослаться на материалы, направленные в СО СЧ ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области из прокуратуры Октябрьского района города Саратова (т.16, л.д.86-127), оглашённые мной при исследовании письменных доказательств защиты и подтверждающие факт фальсификации следователем ГСУ Фоминым А.В. постановления о назначении комиссионной судебной почерковедческой экспертизы от 04.03.2013 года в ФБУ "Пензенская ЛСЭ". В частности, на л. 97 (т.16) имеется сделанное защитниками 05.03.2013 года во время ознакомления с постановлением от 04.03.2013 года о назначении почерковедческой комиссионной экспертизы фото постановляющей части данного документа, из которого при сопоставлении с имеющимся в деле постановлением от 04.03.2013 года видно, что текст, касающийся наименования экспертного учреждения и места проведения экспертизы, был следователем в тайне от обвиняемой и её защитников изменён.

Таким образом, ещё раз обращаю внимание суда на следующие признаки недопустимого доказательства, касающиеся заключения эксперта №549/1-1 от 22.03.2013 года:

1. Экспертное заключение ФБУ "Пензенская ЛСЭ" №549/1.1-1 от 22.03.2013 года (т.12 л.д.234-239) не содержит отсылки в приведённых фототаблицах на конкретные документы с подписью Богданова И.А., ставшие образцами для сравнительного исследования.

2. В заключении отсутствует таблица сравнительных образцов для исследования с присвоенными им экспертами условными номерами, поэтому идентифицировать иллюстрации и конкретные образцы с целью проверки заключения экспертов на предмет достоверности невозможно. При этом на л.д. 235 (т.12) указано, что "исследуемые документы и образцы отмечены соответственно оттисками штампов "ФБУ Пензенская ЛСЭ МЮ РФ" и "Образец". Образцов с оттисками "ФБУ "Пензенское ЛСЭ", указанных в приложении к постановлению следователя о назначении экспертизы от 04.03.2013 года, в деле не имеется. Критерии отбора сравнительных и экспериментальных образцов отсутствуют. Судя по словам эксперта и имеющимся фотоиллюстрациям к заключению экспертов, ими в качестве сравнительных образцов выбирались такие подписи Богданова И.А., которые имеют максимальное количество отличий от исследуемых образцов. Так для сравнения с исследуемыми образцами были использованы экспериментальные образцы, представляющие собой не подпись Богданова И.А., а умышленно искажённую им имитацию собственной подписи. При этом эксперты отобрали из трёх страниц предоставленных им экспериментальных образцов для сравнения именно эти подписи, как максимально отличающиеся от исследуемых объектов, и на этом построили свои категорические выводы.

3. При ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы обвиняемой и её защитникам не были предъявлены для ознакомления приложения, указанные в постановлении, представляющие собой сравнительные и экспериментальные образцы подписи Богданова И.А., направляемые на исследование.

4. После получения экспертного заключения обвиняемой и защите было отказано в ознакомлении с приложениями к экспертному заключению, на основании которых проводилось исследование почерка и которые были использованы в качестве сравнительных образцов.

5. Перед ознакомлением обвиняемой и защитников в порядке ст.217 УПК РФ с материалами уголовного дела №604040 следователем было проведено изъятие из материалов экспертного исследования и из уголовного дела №604040 приложений к сфальсифицированному следователем постановлению от 04.03.2013 года о назначении повторной комиссионной судебной почерковедческой экспертизы в ФБУ "Пензенская ЛСЭ".

6. В целях исключения возможности последующей проверки защитой и судом достоверности заключения экспертов ФБУ"Пензенская ЛСЭ № 549/1.1-1 от 22.03.2013 года все приложения к постановлению о назначении экспертизы, являвшиеся образцами для сравнительного исследования подписи Богданова И.А., были возвращены Богданову И.А. (т.3 л.д.97) и в организации, из которых документы для проведения сравнительного исследования истребовались (т.4 л.д.102-106, 111).

Таким образом, экспертное заключение № 549/1-1 от 22.03.2013 года не может быть проверено на предмет достоверности.

Неустранимые нарушения процессуального закона, допущенные экспертами и следователями при её назначении и производстве, невозможность проверить заключение экспертов на предмет достоверности, нарушение права Шуляк М.А. на защиту, являются основанием заявить о наличии признаков недопустимого доказательства в экспертном заключение ФБУ "Пензенская ЛСЭ" №549/1.1-1 от 22.03.2013 года (т.12 л.д.234-239), что исключает возможность использования выводов экспертов в качестве доказательства.

В опровержение как вероятностных, так и категорических выводов экспертов ФБУ "Саратовская ЛСЭ" и ФБУ "Пензенская ЛСЭ", использовавших только традиционную методику как в работе с оригиналами, так и в работе с копиями документов, и считающих при этом, что подпись от имени Богданова И.А. на передаточном распоряжении на 30 акций от Богданова И.А. – ЗАО "Аркада-С" от 12.10.2005 года и на электрофотографической копии договора купли-продажи 30 акций, заключённого между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С" 12.10.2005 года, выполнена не Богдановым И.А., а другим лицом, в дополнение к приведённым мной доказательствам, хочу сослаться на квалифицированное мнение профессиональных экспертов, использовавших при проведении исследований данных документов и более широкие и более современные методики.

Но прежде, чем я перейду к анализу заключений специалистов, как доказательств защиты, я хочу остановиться на процессуальных моментах, характеризующих данные доказательства, как допустимые. Прошу уважаемый суд обратить внимание на следующее:

1. УПК РФ не содержит такого понятия, как лицо, на которое возложена обязанность предупреждать эксперта или специалиста об уголовной ответственности за заведомо ложное экспертное заключение по ст.307 УК РФ. Диспозиция ст.307 УК РФ также не содержит ограничений оснований для наступления уголовной ответственности за заведомо ложное заключение специалиста или эксперта в виде того, что специалист или эксперт должны быть предупреждены об уголовной ответственности конкретным процессуальным лицом.

2. Все имеющиеся в материалах дела заключения специалистов, на которые защита ссылается как на доказательства, содержат подписку специалистов о том, что им известно о наступлении уголовной ответственности в порядке ст.307 УК РФ за заведомо ложное заключение специалиста.

3. Эксперты- специалисты Боровиков Д.С. и Тареев С.Е. были допрошены по всем данным им заключениям на предварительном следствии, предупреждены следователем об уголовной ответственности (что подтверждается записями в протоколах допросов и подписями допрошенных лиц), затем эти специалисты подтвердили свои показания в суде, где также были предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение специалиста. Эксперт-специалист Верескунов А.М., в судебном заседании, предупреждённый под роспись судом об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ, подтвердил выводы заключения и тот факт, что при проведении комиссионного исследования специалистам ФБУ "111-й Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" Министерства обороны РФ было известно об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в порядке ст.307 УК РФ, что на их заключении имеется выполненная ими подписка о данном факте, и что в их экспертном учреждении все бланки, не зависимо от того, проводится ли исследование в качестве эксперта или в качестве специалиста, содержат графу, где эксперт или специалист должен расписаться о том, что ему известно об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ.

4. Хочу обратить внимание так же на оглашённые мной при исследовании доказательств защиты сопроводительные письма в экспертные учреждения и экспертам-специалистам, в которых мной сформулированы вопросы для исследования. На эти документы имеется ссылка в приобщённом к протоколу судебного заседания списке письменных доказательств защиты, поэтому я повторяться не буду. В каждом из этих документов есть фраза, аналогичная содержащейся в письме в адрес руководителя ФБУ "111-й Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" Министерства обороны РФ:

"Прошу разъяснить экспертам (специалистам), дающим заключение, что ст.307 УК РФ предусматривает уголовную ответственность специалиста и эксперта за дачу заведомо ложного заключения" (т. 13, л.д.7-9). См. так же: т.11 л.д.113-115; т.11 л.д.126; т.11 л.д. 148-149.

5. Привлечение специалистов и получение заключения специалистов было осуществлено мной в рамках процессуальных полномочий, предоставленных адвокату (защитнику) п.п.2,3 ч.1 ст.53; ст. 58; ч.3 ст.86 УПК РФ. Адвокат для реализации возложенных на него функций защиты имеет право собирать и предоставлять доказательства, в том числе, привлечь специалиста "для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию". Иное толкование права защитника свидетельствует о нарушении принципа состязательности сторон и реализации обвинительного уклона при осуществлении предварительного следствия и правосудия.

6. Заключения специалистов оформлены в полном соответствии с требованиями закона, подписаны и постранично заверены специалистами, прошиты вместе с предоставленными объектами исследования, а также сравнительными и экспериментальными образцами подписи Богданова И.А., что позволяет проверить их на предмет достоверности, в отличие от вышепроанализированных мною экспертных заключений, приложение к которым сознательно изъято следователями.

7. Все заключения специалистов были приобщены к материалам уголовного дела постановлением следователя в результате удовлетворения им моего ходатайства о приобщении данного доказательства.

Таким образом, законных оснований считать приобщённые по ходатайству защиты к материалам уголовного дела заключения специалистов не допустимыми доказательствами, не имеется. Прежде чем сослаться на выводы специалистов, не только подтверждающие невиновность моей подзащитной Шуляк М.А., но и свидетельствующие об отсутствии в рассматриваемом сейчас деле самого события преступления, мне хотелось бы остановиться на показаниях эксперта ФБУ "111-й Главный государственный экспертный центр судебно-медицинский и криминалистических экспертиз" Верескунова А.М.

Наверное со мной согласится даже сторона обвинения, что выступление Верескунова А.М. как профессионала в своём деле было не просто очень важным для объективного рассмотрения данного уголовного дела, но и весьма познавательным с точки зрения оценки уровня развития современной криминалистики в области почерковедческих исследований. Не в каждом судебном заседании от члена Федерального межведомственного координационного совета по вопросам судебных экспертиз, координирующего деятельность всех криминалистов Российской Федерации, удаётся услышать о формирующихся научно-методических подходах к экспертным исследованиям.

Я не буду сейчас повторять расшифровку диктофонной записи этого судебного заседания, думаю, что мы всё это увидим в протоколе судебного заседания так же, как и показания других допрошенных в суде свидетелей, специалистов, экспертов. Остановлюсь на ключевых позициях:

1. При исследовании электрофотографических копий документов "не достаточно использовать только традиционную методику, которая используется большинством экспертов территориальных подразделений, то есть недостаточно сравнить две картинки… похожи – не похожи, так – не так, то есть нам недостаточно установить совокупность общих признаков, и даже совпадающих и различающихся частных признаков. Мы всегда ещё выходим на третью группу признаков. Не все эксперты это делают, не во всех учреждениях. Мы выходим на признаки, обусловленные локально-свободными движениями на уровне сформированности функциональных двигательных навыков. Я объясню, что это… Это микродвижения…, физиологические штрихи, физиологические движения, микроскопические признаки письма. Что это? Это – рефлекторные росчерки, рефлекторные движения точки начала и окончания письма… То есть то, что наиболее сложно физиологически сделать человеку, и что наиболее сложно потом можно подделать… Я пытаюсь сейчас адаптировать свою терминологию, чтобы всем было понятно…"

2. По итогам экспертного исследования возможны пять вариантов ответов: да, вероятно да, не представляется возможным установить, вероятно нет и нет. Большинство исследований по электрофотографическим копиям проходят путём сравнения изображений на исследуемых документах с представленными образцами на предмет соответствия. "Что касается исследования копий в рамках судебной почерковедческой экспертизы, то мы здесь сталкиваемся с такой очень щекотливой ситуацией с точки зрения криминалистики, я юрист, если мы все вспомним курс криминалистики, то здесь мы нарушаем основной принцип криминалистической идентификации, к сожалению. О чём гласит наш основной принцип криминалистической идентификации? Это подобное сравнивается с подобным . В данном случае мы не сравниваем подобное с подобным. В данном случае мы сравниваем изображение с неким рукописным объектом, то - бишь, это графическое отображение физиологического акта, на который способен человек в результате деятельности". Исходя из этого, при отсутствии подлинника документа и работы по электрофотографическим копиям ни "111-й Главный государственный центр…", ни институт криминалистики ФСБ РФ не дают заключения "им выполнена подпись или не им". Ответ на вопрос звучит: соответствует представленным образцам или нет.

3. Федеральный межведомственный координационный совет по вопросам судебных экспертиз, координирующий деятельность всех криминалистов Российской Федерации, принял решение "настаивать на том, что для всех экспертов страны обязательно, что исследование электрофотографической копии может проводиться в рамках экспертного исследования и заключения специалистов только при наличии прямой, так называемой, копии. То есть, что такое прямая копия, это когда есть документ, с него сделали прямую копию на цифровое изображение, потому что бывали ситуации, особенно в специфических экспертных организациях…, когда у нас нет документов, ну вот нет… Оперативный работник "изымает" документ, снимает на 20 мегапикселей, и предоставляет нам… Вот в таком случае, если мы имеем прямую копию, да, мы исследуем…"

Ваша честь! Я процитировала последнюю фразу эксперта Министерства обороны не для того, чтобы приобщиться к "шпионским играм", а для того, чтобы уважаемый гособвинитель соотнес эти "мегапиксели" с представленными им доказательствами обвинения: ни применительно к копии договора купли-продажи акций от 12.10.2005 года, ни применительно к копии расходного кассового ордера ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" №122 от 17.10.2005 года не только нельзя говорить о цифровом качестве исполнения этих копий в 20 мегапискселей, но сейчас уже абсолютно очевидно установлено, что копии этих двух документов не являются "прямыми" копиями ввиду физического отсутствия их оригинала, с которого они неизвестно когда и неизвестно кем были сделаны. А применительно к расходному кассовому ордеру №122 ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" от 17.10.2005 года, размноженному в неустановленных количествах неустановленными лицами с неустановленной копии, вообще нельзя говорить о допустимости этого доказательства, и, уж тем более, о допустимости использования его очередной электрофотографической копии в качестве объекта для экспертного исследования.

4. В настоящее время, как заявил член Федерального межведомственного координационного совета по вопросам судебных экспертиз эксперт-специалист Верескунов А.М., " категорически будем запрещать в рамках судебной экспертизы, то есть по определениям, постановлениям исследовать электрофотографические копии, потому что мы не можем, когда мы исследуем изображение, мы не можем установить технологические параметры этой подписи, то есть фактически, мы получаем исследования внутренности изображения, которое модифицировано, которое аппарат "переводит", то есть там нет штриха, мы не можем установить ни нажим, ни точки пересечения, мы не можем доподлинно установить точки начала окончания движения, то есть мы теряем очень много графической информации из-за того, что мы получаем это вот изображение, которое уже модифицировано аппаратурой, и, конечно же, это определённое ограничение в исследовании".

5. "Если предоставляется копия высокого качества, то тут надо использовать весь арсенал, который имеется у экспертов, у специалистов, для того, чтобы приблизиться к какому-то из выводов, соответствует она или не соответствует образцам. То есть, естественно, в нашем понимании, нашей организации, наших специалистов, недостаточно, конечно, пользоваться традиционными методиками, которые стандартные, которая используется большинством экспертов территориальных подразделений…"

6. "… экспертная задача состоит в том, чтобы установить наиболее характерные для данного исполнителя комплексы признаков диагностических и идентификационных, то есть это разрешается в совокупности, то есть мы решаем, например, задачи, если эта подпись имеет различия , то могли ли эти различия быть обусловлены: а) умышленным искажением почерка собственно, то есть сам исполнитель искажал его; б) является ли это признаками почерка письма другого человека, если мы исключаем автоподлог. А потом мы переходим уже к другой задаче, то есть смотрим: есть ли признаки снижения координации движения, то есть у нас часто бывают подписи с признаками снижения координации движения. Вот здесь, по-моему, у вас тоже были установлены признаки снижения координации движения второй группы, пространство размещения, и тогда, если мы выявляем первую или вторую группу снижения координации движения, мы должны понять: а чем оно обусловлено? Не просто сказать: "каким-то фактором", как пишут у нас эксперты, а сказать, каким… Дальше нужно установить, каким…

Мы его же (снижение координации движения – Е.С.) обнаружили в образцах, и делаем выводы, что именно эта группа признаков - снижения координации движения, характерна именно для данного лица, что упрощает нам идентификационную задачу. Почему это нам упрощает идентификационную задачу? Потому, что легче всего подделать, подделать проще всего подпись, выполненную ровными, стройными, выработанными штрихами. Сложнее всего подделать подпись со снижением координации движения. Почему, например вот, часто в завещаниях, которые пишут бабушки, часто совершают, причём очень опытные копировальщики, подделыватели, совершают ошибки? Потому что невозможно повторить полностью подпись больного человека. Для этого надо иметь такой же больной организм. А у нас у всех, вот если мы посмотрим сейчас на руку, каждый на свою, у нас нет ни одной похожей руки: разная длина сухожилия, разная длина кости, разные суставы, разное развитие мышц: сгибательные и разгибательные. Вообще письмо – это очень сложный физиологический процесс.

К сожалению, у нас в стране почерковедческая экспертиза во многих ведомствах слабая… Это не в обиду, а просто так, констатация. Люди, которые не могут понять саму суть процесса физиологии письма, они сравнивают две картинки. И вот на этом они останавливаются. А надо понять, один человек это сделал? Что характерно именно для этого исполнителя? Почерк – как отпечатки пальцев, у нас у каждого узоры индивидуальны, у каждого человека, так же и почерк индивидуален у каждого человека. Да, он зависит от многих факторов: замёрзли, выпили- не выпили, переутомились. Да… Но всё равно, даже при наличии вот этой разницы мы должны установить ядро, вычленить всё, и только тогда мы можем приходить к какому-то выводу определённому. К сожалению, копии нам не позволяют это всё сделать до конца. …. У нас вообще это наше направление – психофизиология письма".

7. И непосредственно к доказательственной базе выводов заключения специалистов "111-й Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" Министерства обороны РФ по исследованным образцам подписи Богданова И.А.:

""Установлены совпадения из числа общих и частных, а именно, вот 8 совпадений. А также установлены совпадения характеристик рефлекторных конструктивно -сложных движений, отобразившихся в подписи Богданова, с сопоставимыми характеристиками в образцах собственной подписи. Ниже приведены наиболее значимые совпадения, в особенности совпадения в сопоставимых движениях. Вот видите, наличие конструктивно-сложного возврата петлевого движения в начальной части росчерка, присоединение с предстоящим элементом. То есть, мы взяли участок, который в принципе сложно делается. Сложно делается и с точки зрения физиологии, и с точки зрения графики. У меня есть художественное образование, я вот, как график… мне сложно это сделать. То есть там наличие какого-то участка, который связан с тем, что у человека мышцы разгибательные развиты меньше, чем сгибательные. И вот это отображается в виде какой-то неровности, то есть какого-то сложного участка. То, что обычно при копировании, подделке, вот это теряется, потому что копируются все наиболее броские признаки. То есть копируется транскрипция, связанность копируется, какие-то сложные участки, которые кажутся… То есть это обычно многопетлевые циклические элементы, а вот именно рефлекторные движения точки сброса красителя, постановки пишущего прибора, точки прихода движения из одного в другое, это вот всё теряется, потому что человек не в состоянии полностью повторить, в любом случае. Потому что если бы мы могли повторить любой штрих, и даже самый большой специалист мог бы повторить любой штрих, у нас было бы, не знаю, у нас было бы 150 подсолнухов Ван Гога одинаковых совершенно, которые было бы не отличить друг от друга. Кисть разная, физиология разная, глаза разные. То есть это же очень сложно. То есть зрительный анализатор, графическая информация… потом всё это приходит в движение, это же такой взаимосвязанный процесс, это очень сложно"…

Отвечая на вопрос представителя потерпевшего о количестве совпадающих на исследуемых образцах и сравнительном материале признаков, Верескунов А.М. ответил: "нет, тут не 9 общих и 7 частных… Общие признаки, практически, все совпадают. Здесь у нас идёт 8 частных признаков, вот и ещё 3 признака, которые на основании микродвижения. Многовато… То есть мы можем говорить, соответствует или не соответствует…".

8. Хочу обратить внимание суда также на ответ эксперта Верескунова А.М. на мой вопрос: возможно ли самому подделать или исказить свою подпись таким образом, чтобы с помощью вашей методики это не было установлено?

- можно поставить крестик.

- я имею ввиду именно расписаться, или что-то написать?

- нет, можно исказить подпись. Но если эксперт владеет определёнными познаниями, владеет методикой, которая позволяет ему установить признаки, связанные именно с функциональным письменно-двигательным комплексом данного конкретного лица, и отбросить всё то, что искажается, тогда эта задача вполне решаема, но, естественно, по подлиннику".

А вот теперь, пожалуй, можно перейти и к выводам, к которым пришли специалисты, готовившие свои заключения на основании моих запросов.

Итак, выводы экспертов о том, что подпись на указанных документах выполнена не самим Богдановым И.А. полностью опровергается следующими письменными доказательствами, оглашёнными мной при исследовании доказательств защиты, и указанными в списке доказательств, приобщённом судом к протоколу судебного заседания:

1. Заключением специалистов №258/13 ФБУ "111-й Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" Министерства обороны Российской Федерации" от 25 апреля 2013 года ( т.13 л.д.14-63), согласно которому "подписи от имени Богданова И.А. в электрографической копии Договора купли-продажи от 12.10.2005 года, заключённого между Богдановым Игорем Алексеевичем и ЗАО "Аркада-С" и в электрографической копии передаточного распоряжения от 12.10.2005 г. о передаче 30 обыкновенных именных акций ЗАО "Аркада-С" новому владельцу – ЗАО "Аркада-С" соответствуют представленным образцам собственных подписей Богданова Игоря Алексеевича, т.е., вероятнее всего, были выполнены самим Богдановым Игорем Алексеевичем. Категорические ответы на поставленные вопросы невозможны по причине отсутствия в распоряжении специалиста подлинных документов и производства судебно-почерковедческого исследования по электрографической копии".

(Указанным заключением опровергается вывод эксперта Кашириной О.Н., сделанный ею в заключении №1396/1-1 от 17.04.2012 года о том, что подпись от имени Богданова И.А. в передаточном распоряжении от 12.10.2005 года выполнена другим лицом с подражанием подписи Богданова И.А., и вывод эксперта Давыдовой А.И. в заключении №1249Э от 23.05.2012 года о том, что подпись от имени Богданова И.А. на копии договора от 12.10.2005 года купли-продажи акций между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С" вероятно выполнена не Богдановым И.А., а также выводы комиссионной почерковедческой экспертизы, изготовленной ФБУ "Пензенская ЛСЭ")

2. Заключением специалистов №7 от 01.10 2012 г. Боровикова Д.С. и Тареева С.Е. (т.11 л.д.67-112), согласно которому "не исключается, что подпись от имени Богданова И.А. в представленной на исследование электрофотографической копии Договора купли-продажи от 12.10.2005 года, заключённого между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С" … выполнена самим Богдановым И.А., а не другим лицом. Не исключается то, что подпись от имени Богданова И.А. в представленной на исследование электрографической копии передаточного распоряжения от 12.10.2005 года о передаче 30 обыкновенных акций ЗАО "Аркада-С" новому владельцу – ЗАО "Аркада-С",… выполнена самим Богдановым И.А..

3. Заключением специалиста Боровикова Д.С. №56з/с от 14.12.2012 года (т.11 л.д.119-125), согласно которому экспертное заключение №4030/1-1 от 26 ноября 2012 года эксперта Денисовой Т.В. по уголовному делу №604040 не содержит достоверные выводы о том, кем была выполнена подпись на исследуемых документах от имени Богданова И.А., поскольку нельзя сформировать категорический отрицательный вывод по подписи, не исследовав причин и, не разрешив при этом вопроса о влиянии необычных факторов на процесс выполнения подписи. По заключению специалиста Боровикова Д.С. эксперт Денисова Т.В. при постановке категорического вывода в нарушение методики почерковедческой экспертизы всесторонне не исследовала особенностей письменно-двигательного навыка Богданова И.А.. Кроме того, категорический вывод, сделанный экспертом Денисовой Т.В., не обоснован комплексом различающихся частных признаков.

4. Заключением специалиста НИЛСЭ Межрегиональная общественная организация "Союз криминалистов" (г. Москва) Ефименко А.В. от 19.10.2012 года (т.11 л.д. 133-152) на заключения эксперта №1396/1-1 от 17.04.2012 года, №1674/1-1 от 17.05.2012 года (эксперт Каширина О.Н.), заключение эксперта №1249Э от 23.05.2012 года (эксперт Давыдова А.И.), согласно которому указанные заключения экспертов выполнены с нарушениями ст.ст.8 и 16 Федерального закона "О государственной судебной экспертной деятельности в Российской Федерации" и не соответствуют требованиям методик, установленных для данного вида экспертиз и исследований, а выводы экспертных заключений не обоснованы.

5. Показаниями специалистов Боровикова Д.С. (т.10, л.д.87-91); Тареева С.Е. (т.10 л.д. 92-96), допрошенных и на предварительном следствии и в судебном заседании, где они полностью подтвердили свои выводы и обоснования этих выводов.

6. Содержанием ходатайства эксперта Денисовой Т.В. по экспертизе №4030-1-1 от 21 ноября 2012 г. на имя следователя Фомина А.В., в котором содержится требование о предоставлении ей дополнительных экспериментальных образцов подписей Богданова И.А. на 3-х листах и подлинника договора купли-продажи от 12.10.2005 года, поскольку "идентификационное исследование изображений подписей в ксерокопии документов проводится лишь в исключительных случаях (при утрате, либо уничтожении подлинника), так как в процессе ксерокопирования часть признаков подписного почерка, как общих, так и частных, утрачивается, что делает подписи ограниченно пригодными и непригодными для их идентификации". В материалах дела подлинник договора купли-продажи 30 обыкновенных именных бездокументарных акций ЗАО "Аркада-С" , заключённого между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С", отсутствует". Обращаю внимание суда на то, что методики исследований, применяемые в системе региональных ЛСЭ Министерства юстиции России, исключают возможность достоверных категорических выводов при проведении почерковедческих экспертиз по ксерокопиям документов в случае утраты их подлинников.

Уважаемый суд, сейчас мы рассмотрели доказательства, опровергающие первую часть предъявленного моей подзащитной обвинения, касающуюся якобы имевшего место незаконного завладения акциями ЗАО "Аркада-С" в количестве 6 штук, принадлежащими Богданову И.А., неустановленными лицами, вступившими в неустановленном месте и в неустановленное время в сговор с Шуляк М.А. .

Вторая часть предъявленного обвинения, описывающая версию снятия без ведома Богданова И.А. неустановленными лицами денежных средств со счёта Богданова И.А. в сумме 1678320 рублей, из перечисленных ЗАО "Аркада-С" за выкупленные у Богданова И.А. акции 1680000 рублей, путём подделки подписи Богданова И.А. на расходном кассовом ордере №122 ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" от 17.10.2005 года, вообще отличается полным отсутствием доказательств, которые можно было бы считать доказательствами обвинения без реальной угрозы для их изготовителей быть обвинёнными в преступлении против правосудия.

Рассмотрим представленные стороной обвинения доказательства в части "второго этапа преступления", вменённого моей подзащитной.

Электрофотографическая копия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" имеет все признаки недопустимого доказательства, не является "прямой" копией, которая могла бы быть исследована экспертами на предмет принадлежности подписи Богданову И.А., размножена неизвестными лицами в неизвестных количествах с неустановленной копии, использовалась вне процессуальных рамок ДО подачи заявления Богданова И.А., и не может быть проверена на предмет идентичности оригиналу в связи с его физическим уничтожением. Доказательства этого уже приводились мною при исследовании письменных доказательств и содержатся в приобщённом судом к протоколу судебного заседания списке письменных доказательств защиты. Поэтому, отмечу лишь основное.

1. Согласно запросу начальника отдела Бирюкова М.В. на имя начальника ЭКЦ от 23.01.12 №12/135, направленному ещё до обращения Богданова И.А. с заявлением от 14.02.12 и приобщения им 14.02.12 к своему объяснению копии расходного кассового ордера №122 ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" от 17.10.2005 года, копия этого документа 23.01.2012 года уже находилась в распоряжении Бирюкова М.В. и была направлена на почерковедческое исследование с приложением экспериментальных образцов подписей Богданова И.А., неизвестно когда, кем и при каких обстоятельствах отобранных. Информации о направлении для исследования сравнительных образцов подписи Богданова И.А. не имеется. При этом логично предположить, что эта первая упоминающаяся в деле копия была получена Бирюковым именно от Богданова И.А. (т.1, л.д.16).

2. Давая объяснение о/у Глухову А.В. 14.02.2012 года, Богданов И.А. приобщил к объяснению наряду с другими документами и очередную копию расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО "АКБ "Экспресс-Волга" (т.1, л.д.10-14). Это вторая копия данного документа, распространённая Богдановым И.А.

3. Согласно постановлению о производстве выемки от 18.04.2012 года (т.3, л.д.98) и протоколу выемки от 18.04.2012 года (т.3, л.д.99-100) у Богданова И.А. следователем Масленниковой Г.Е. была изъята ещё одна копия (третья) расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга". Далее цитирую фразу из протокола выемки, на которую прошу суд обратить внимание:

"В ходе выемки фотосъемка, видео-аудиозапись не проводилась. Произведено снятие ксерокопии с письма Богданова Игоря Алексеевича в адрес генерального директора ЗАО "Аркада-С", датированного 04.03.2010 г., подписанного от имени Богданова И.А."

Обращаю внимание суда, что следователем 18.04.2012 года было произведено ксерокопирование только одного документа – письма Богданова в адрес ЗАО "Аркада-С" от 04.03.2010 года. Ксерокопия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года следователем не изготавливалась.

Изъятые у Богданова документы, в т.ч. вторая, представленная Богдановым на предварительном следствии копия расходного кассового ордера (и третья по счёту с учётом переданной Богдановым И.А. до подачи заявления ксерокопии Бирюкову М.В.) "упакованы в отдельные конверты, опечатанные печатью "Для пакетов №4 ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области". Перед началом, в ходе, либо по окончании выемки от Богданова И.А., Ткебучава Р.В., а также понятых Кравцова А.А. и Заломовой И.И. заявления не поступили".

Обращаю внимание суда на то, что в протоколе выемки от 18.04.2012 отсутствует указание на количество конвертов, в которые упаковывали документы, отсутствуют описания данных конвертов, отсутствует указание на то, что на них делались сопроводительные надписи и на то, что кто-либо из участников следственного действия на них расписывался.

4. Очередная ксерокопия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" (в общей сложности, четвёртая) была направлена следователем Масленниковой Г.Е. 02.05.2012 года в адрес председателя правления ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" Дыльнова Д.Г. (т.3, л.д.125) : "направляю в Ваш адрес ксерокопию расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года на выдачу Богданову Игорю Алексеевичу 1678320 рублей, и прошу Вас сообщить, кто из сотрудников банка предположительно мог выполнить подписи в строке "Контролирующий работник", в строке "Бухгалтерский работник", в строке "Кассовый работник" вышеуказанного расходного кассового ордера. Приложение: ксерокопия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года".

Обращаю внимание суда, что согласно протоколу выемки от 18.04.2012 года до упаковывания в конверт и опечатывания изъятого у Богданова расходного кассового ордера №122 от 17.10.2012 года его ксерокопирование следователем не производилось. Процессуальное происхождение направленной в банк ксерокопии не известно. Тем не менее, как я уже отметила, это говорит о существовании в деле уже четвёртой ксерокопии.

5. Доказательством физического отсутствия оригинала и невозможности идентифицировать имеющиеся в деле многочисленные копии расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" (что исключает возможность рассматривать их как допустимое доказательство), является ответ председателя правления ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" Дыльнова Д.Г. от 17.05.2012 года на запрос следователя Масленниковой Г.Е.:

"Поскольку в архиве Банка отсутствует подлинник расходного кассового ордера №122 от 17.10.2012 года на выдачу Богданову Игорю Алексеевичу 1678320 рублей по причине истечения срока архивного хранения данного рода документов, а приложенная к запросу копия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 не заверена ЗАО АКБ "Экспресс-Волга", определить происхождение и подлинность данного документа, а также идентифицировать лиц, подписавших его, не представляется возможным".

6. Согласно протоколу осмотра документов от 17.07.2012 года (т.4 л.д. 102-106) документы, осмотренные как изъятые 18.04.2012 года в ходе выемки у Богданова И.А. следователем Масленниковой Г.Е. (т.4 л.д.104 об.–106), в том числе, ксерокопия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга", подлежат признанию их недопустимыми доказательствами.

Основанием для этого является следующее:

в качестве документов, изъятых в ходе выемки у Богданова И.А. 18.04.2012 года (л.104 об – 106), осматривались четыре конверта:

В протоколе осмотра (т.4 л.д.104 об.–106) имеется описание четырёх осмотренных в присутствии понятых следователем конвертов белого цвета с размерами сторон 315х224 мм, опечатанных отрезком бумаги с одним оттиском круглой печати "Для пакетов №4" ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области с двумя подписями понятых, с двумя подписями участвующих лиц, и с подписью следователя. На каждом из конвертов имеется соответствующая пояснительная надпись:

- "Уголовное дело №604040 договор от 12.10.2005 г. купли-продажи ценных бумаг 30 акций ЗАО "Аркада-С", в котором продавцом указан Богданов И.А., а покупателем – ЗАО "Аркада-С", изъятый 18.04.2012 г. в ходе выемки у свидетеля Богданова И.А.". Ниже имеются четыре подписи. На момент осмотра упаковка повреждений и нарушений не имеет.

- "Уголовное дело №604040 копия платёжного поручения №118 от 17.10.2005 г. на сумму 1680000 рублей, плательщик - ЗАО "Аркада-С", получатель – Богданов И.А., назначение платежа – "Оплата за акции по дог б/н от 16.05.2001 г.", заверенная подписью, прямоугольным штампом "Копия верна" и оттиском круглой печати ЗАО "Аркада-С", изъятая 18.04.2012 г. в ходе выемки у свидетеля Богданова И.А.". Ниже имеется пять подписей. На момент осмотра конверт повреждений и нарушений не имеет.

- "Уголовное дело №604040 ксерокопия расходного кассового ордера ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" №122 от 17.10.2005 г. о выдаче Богданову И.А. 1678320 рублей, изъятая 18.04.2012 г. в ходе выемки у свидетеля Богданова И.А. Ниже имеется пять подписей. На момент осмотра конверт повреждений и нарушений не имеет. С торцевой стороны конверт опечатан отрезком бумаги с тремя оттисками прямоугольного штампа "ФБУ Саратовская ЛСЭ Минюста России".

- "Уголовное дело №604040 почтовый конверт с почтовой квитанцией, с почтовой карточкой уведомления о вручении почтового отправления с описью вложения и с письмом, отправленным 04.03.2010 г. Богдановым И.А. генеральному директору ЗАО "Аркада-С" по адресу: г. Саратов, ул. Чапаева, д.54, почтовая квитанция от 04.03.2010 г. и опись вложения в заказное письмо от 04.03.2010 г., изъятые 18.04.2012 г. в ходе выемки у свидетеля Богданова И.А.". Ниже имеется пять подписей. На момент осмотра конверта повреждений и нарушений не имеет".

Обращаю внимание на разницу в количестве подписей на конвертах, которые, якобы, упаковывались в одно и то же время, во время одного и того же следственного действия 18.04.2012 года , и в присутствии одного и того же состава участников. Однако главным является то, что описание конвертов в протоколе осмотра документов от 17.07.2012 года, в которые якобы упакованы документы, изъятые у Богданова И.А. в ходе выемки 18.04.2012 года следователем Масленниковой Г.Е., не соответствует описанию конвертов в протоколе выемки от 18.04.2012 года, составленном следователем Масленниковой Г.Е., что делает данные доказательства недопустимыми и исключает возможность ссылаться на них в качестве доказательств.

Так, документы, изъятые в ходе выемки 18.04.2012 года у Богданова И.А. в служебном кабинете №505 ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области по адресу: г. Саратов, ул. Чернышевского, 88 (т.3, л.д.99-100) были изъяты следователем Масленниковой Г.Е., и ею же каждый из документов, в том числе, ксерокопия расходного кассового ордера ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" №122 от 17.10.2005 г., упакованы в конверты с печатью "Для пакетов" №4 ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области". Из протокола выемки у свидетеля Богданова И.А. от 18.04.2012 года следует, что выемка производилась с участием понятых Кравцовой А.А. и Заломовой И.И., а также с участием свидетеля Богданова И.А. и его адвоката Ткебучавы Р.В. Протокол удостоверен их подписями. Замечаний к протоколу ни у понятых, ни у свидетеля Богданова И.А. и его адвоката Ткебучава Р.В., не имелось. В протоколе выемки от 18.04.2012 года нет записи о том, что конверты скреплялись подписями понятых и других участников следственного действия, а также, что на конвертах делались какие-нибудь пояснительные надписи (т.3 л.д.100). Количество конвертов, в которые упакованы изъятые документы, а также их размеры, и цвет в протоколе выемки от 18.04.2012 года не указаны.

Согласно ч.4 ст. 166 УПК РФ "В протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии. В контексте требований ч.4 ст.166 УПК РФ в протоколе выемки от 18.04.2012 года (т.3 л.д.99-100) должны были быть указаны количество конвертов и все надписи на каждом конверте, в который упаковывались документы, изъятые у Богданова И.А., если такие надписи делались. Судя по протоколу, кроме печати "Для пакетов" №4 ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области" ни подписей участников следственного действия, ни надписей пояснительного характера на конверты не наносилось.

Таким образом, в соответствии с ч.4 ст.106 УПК РФ в случае нанесения соответствующих пояснительных надписей на конверты следователем Масленниковой Г.Е. 18.04.2012 года, они должны были быть ею описаны в протоколе следственного действия. Описание конвертов в протоколе выемки от 18.04.2012 года не соответствует описанию данных конвертов в протоколе осмотра от 17.07.2012 года. В связи с этим приобщенные к уголовному делу (т.4 л.д.109-110) следователем Горюновым В.Ю. в качестве вещественных доказательств:

-договор купли-продажи ценных бумаг от 12.10.2005 года, между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С";

-копия платёжного поручения №118 от 17.10.2005 г. на сумму 1680000 рублей;

-ксерокопия расходного кассового ордера ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" №122 от 17.10.2005 г.,

-почтовая квитанция "Почта России г. Саратов- Почтамт Касса серийный номер 3423597 от 04-03-2010 16:42;

-опись вложения в заказное письмо, почтовый конверт в упакованном виде, запечатанный клейкой лентой "УФПС Саратовской области филиала ФГУП "Почта России" отправленный Богдановым И.А. генеральному директору ЗАО "Аркада-С" с приклеенной почтовой квитанцией,

-письмо генеральному директору ЗАО "Аркада-С" 410600, г. Саратов, ул. Чапаева, д.54 от Богданова Игоря Алексеевича, опись вложения в заказное письмо, адресованное ЗАО "Аркада-С",

получены с нарушением процессуального закона и в силу ч.4 ст.166, ч.3 ст.7, ч.1 ст.75 и ч.2 ст.88 УПК РФ, подлежат признанию недопустимыми доказательствами.

Косвенным доказательством повторных произведённых манипуляций, противоречащих требованиям УПК РФ, с якобы опечатанными в ходе выемки 18.04.2012 года конвертами, является появление у следователя 02.05.2012 года очередной ксерокопии расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года, который, согласно протоколу выемки от 18.04.2012 года, она не копировала до опечатывания конверта.

7. Также доказательством отсутствия оригинала расходного кассового ордера №122 ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" от 17.10.2005 года является ответ председателя правления ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" от 17.05.2012 года (т.5 л.д.2-3) на запрос следователя от 05.04.2012 года (т.5, л.д.1): "В архиве Банка отсутствует подлинник расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года на выдачу Богданову Игорю Алексеевичу 1678320 рублей по причине истечения срока архивного хранения данного рода документов…. Запрашиваемый расходный ордер №122 от 07.10.2005 года относится к первичным кассовым документам, срок хранения которых 5 лет, уничтожен в соответствии с вышеуказанным законодательным обоснованием и действующим в банке организационно-распорядительным документом – Актом о выделении к уничтожению документов, не подлежащих хранению от 03.02.2011 г. – прилагается".

8. До проведения уже исследованного заключения экспертов ФБУ "Пензенская ЛСЭ" №549/1-1 от 22.03.2013 года по электрофотографической копии расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" было проведено экспертное исследование в ФБУ "Саратовская ЛСЭ". Речь идёт о заключении эксперта Кашириной О.Н. №1674/1-1 от 17.05.2012 года (т.10, л.д.153-158), сделавшей категорический вывод о том, что "подпись от имени Богданова И.А. выполнена не самим Богдановым И.А., а другим лицом с подражанием подлинным подписям Богданова И.А".

При этом экспертиза проведена, а категорический вывод сделан не по "прямой" копии расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года, при физическом отсутствии оригинала документа, при использовании экспертом только традиционного метода исследования, и при указании самим экспертом на то, что "вопрос о получении этого изображения на исследуемом документе не решался, т.к. установление факта монтажа и др. способов переноса изображения подписи или её частей с других документов выходит за пределы компетенции эксперта-почерковеда".

Полагаю, что об уровне квалификации эксперта Кашириной О.Н., позволяющем усомниться в достоверности сделанного ею вывода, свидетельствует и её запрос на имя следователя (т.10 л.д.148), в котором эксперт просит предоставить ей в качестве сравнительного образца подписи Богданова И.А. электрофотографическую копию подписи, сделанную Богдановым И.А. в паспорте, а затем использует эту копию для поиска отличий в иллюстрации 5 в таблице иллюстраций (т.10, л.д. 157). Об особенностях, выполняемой перьевой ручкой подписи в паспорте, уже шла речь выше, потому повторяться я не буду. Но в связи с вышесказанным, прошу отнестись критически к данному экспертному заключению.

9. Особенностью имеющихся в материалах уголовного дела электрофотографических копий расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года является не только то, что их невозможно проверить на предмет достоверности в связи с уничтожением оригинала, но и то, что по материалам дела невозможно установить, какая из этих копий та, которая была передана Богданову И.А. председателем правления ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" весной 2010 года.

В подтверждение доводов защиты, обратимся, как обычно, к протоколу допроса свидетеля обвинения Дыльнова Д.Г. от 13.06.2012 года (т.7, л.д.237-240), оглашённому гособвинителем:

"С Богдановым я знаком примерно с 1996 года, при этом я познакомился с ним в ходе работы в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга"… Я предполагаю, что Богданов имел какое-то отношение к руководству банка, он очень часто находился в банке, однако каких-либо должностей в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" Богданов не занимал. … Примерно весной 2010 г. ко мне в банк ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" на ул. Мичурина г. Саратова пришёл Богданов, который пояснил, что хочет прояснить вопрос по поводу перечисления на его лицевой счёт в 2005 году денежных средств. ….. я пояснил, что для поиска необходимой ему операции нужны конкретные данные. На что Богданов пояснил, что в 2005 г., якобы, на его лицевой счёт ЗАО "Аркада-С" перечислило денежные средства в размере 1 миллиона 680 тысяч рублей".

"Богданов попросил меня забрать указанную копию расходного кассового ордера. Так как копия указанного документа имела отношение непосредственно по лицевому счёту Богданова, то я не возражал, чтобы он забрал данную копию, но я пояснил Богданову, что ему лучше сделать официальный запрос и получить данный документ официально. Богданов забрал с собой копию указанного расходного кассового ордера и сказал, что в случае необходимости он сделает соответствующий запрос. На этом мы расстались, и по данному поводу я ни с Богдановым, ни с кем-либо другим не общался. … Оригинала указанного выше расходного кассового ордера я лично не видел…. Впоследствии, в 2012 году обрабатывая запрос полиции о предоставлении оригинала указанного кассового документа, я узнал, что данный документ, как и многие другие, по истечении срока хранения были уничтожены".

Хочу отметить, что показания свидетеля обвинения Дыльнова Д.Г. опровергают сразу несколько утверждений потерпевшего Богданова И.А., изложенных в его заявлении о возбуждении уголовного дела и в его показаниях, например, утверждение о том, что он не открывал счёта, на который ему перечислили денежные средства, не знал о его существовании, узнал о нём от сотрудников банка, когда пришёл проверить другие счета, а также показания Богданова И.А., впервые данные в суде, что якобы официальный запрос в банк о получении заверенной копии расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года впоследствии направлял его адвокат Ткебучава Р.В., но в предоставлении этой копии ему было отказано сотрудниками банка.

Богданов И.А., отвечая в ходе допроса в судебном заседании на вопрос своего представителя сказал:

"Харитонов Л.Ю. -Выясняем, сколько копий. Копии снимались с данного расходного?

Богданов И.А. -Да , для милиции. Меня попросили копии снять, я снял.

Х-Предоставились непосредственно к делу?

Б -Да, к делу".

 

На мои вопросы, в том числе о количестве копий и о том, где сейчас находится копия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2010 года, полученная от Дыльнова Д.Г., потерпевший Богданов И.А. ответил следующее:

"С – Скажите, пожалуйста, до подачи заявления вы передавали оперативным сотрудникам копию расходного кассового ордера?

Б -Не помню.

С -Не помните. А сколько копий вы всего делали?

Б -Тоже не помню. Меня просили, я делал.

С -А кто просил, когда просили, для чего, при каких обстоятельствах просили?

Б -Для меня это не особо важно было, поэтому я не запоминал. Какие обстоятельства, кто. Нужно для дела копию, я её снял.

С -Это всё в рамках возбуждённого уголовного дела, или до возбуждения уголовного дела?

Б- Без понятия, не помню.

С -А вам что-нибудь известно о том, проводились ли экспертные исследования по копии расходного кассового ордера до того момента, как вы обратились….

Б -Не известно….

С -Я ещё вам вопрос не задала, а вам, значит, уже не известно..

Б –Ну, вы же задали вопрос.

С -Нет, я ещё не всё сказала… до того момента, как вы обратились с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Б -Нет, не помню, я хронологию эту не помню, до возбуждения или после возбуждения.

С -Скажите пожалуйста, а почему вы, когда получили от Дыльнова копию расходного кассового ордера, отказались официально удостоверить со стороны банка данную копию?

Б -А почему я отказался?

С -Я вас спрашиваю, почему вы отказались?

Б -Я пытался, мне не удостоверили.

С -А как вы пытались?

Б -У меня юрист связывался с юристом банка.

С -Когда это было, при каких обстоятельствах, фамилия юриста и фамилия юриста банка.

Б -Я не помню, я не знаю. Не я же с ним связывался.

С –Ну, тогда вы помните, кому вы поручали связаться? Тогда назовите фамилию своего юриста, который связывался, и когда это было?

Б -Как раз после того, как я забрал копию с банка.

С –Ну, а когда вы её забрали? Скажите, пожалуйста, вы писали официальное заявление? Когда Дыльнов вам передал копию, вы попросили его заверить данную копию?

Б -Нет, я даже не думал об этом.

С - Чего не думали?

Б -Я юридически не подкован. Если б я был подкован, как вы, я бы конечно всё сделал, как надо.

С -А вы предъявляли какие-нибудь претензии к банку, вот там выясняется: поддельные подписи, что-то такое произошло, у вас кто-то снял деньги…С какими-нибудь претензиями к банку вы обращались?

Б -Нет, не обращался. Я на тот момент не знал, что мне делать в этой ситуации.

…..

С - Поясните пожалуйста, вы Глухову, когда он брал у вас заявление, после подачи вами заявления о совершении преступления, передавали копию расходного кассового ордера?

Б -При подаче заявления?

С –Ну, когда он отбирал у вас объяснения.

Б –Да, конечно, я дал копию договора и копию.

…..

С -Тогда скажите, предоставляли ли вы кому-нибудь копию расходного кассового ордера до подачи вами заявления?

Б –Да, я в самом начале вам ответил на этот вопрос, что я предоставил копию документа в момент подачи заявления и объяснения.

С-Глухову?

Б -Кому там, кто был.

С -Глухов. А скажите, пожалуйста, когда выемка следователем проводилась, и у вас изъяли ещё одну копию расходного кассового ордера, это что за копия расходного кассового ордера была?

Б -Не знаю.

С -То есть у вас в выемке документы не изымались?

Б -Почему, изымались. Я же вам сказал, я не помню перечень документов, какие изымались.

С -А сколько раз вы копировали копию расходного кассового ордера?

Б -Не помню.

С -Но вы её копировали?

Б –Конечно, копировал.

С –Скажите, пожалуйста, а где та самая оригинальная копия, которую вам Дыльнов дал, она где находится?

Б -Не помню.

С-Она может находиться у вас? Ваша честь, в деле у нас три, как минимум, копии и все оригинальные. Вот я поэтому и хочу выяснить, какая же из них, какая. И все официально изъяты. Так всё-таки, сколько раз вы копировали эту копию? А сейчас может находиться та копия, которую вам Дыльнов передал, у вас дома, например?

Б -Дома у меня нет.

С -Дома нет, а где может находиться не в рамках уголовного дела?

Б -Не знаю".

Таким образом, в результате этого "мучительного" диалога с Богдановым И.А. в суде, всё же удалось выяснить, что Богданов И.А. сам не знает, где та копия расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга", которую он получил от Дыльнова Д.Г. Полагаю, в связи с этим, что вопрос о копии расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" на сумму 1678320 рублей как о возможном "доказательстве" обвинения полностью исчерпан, и многочисленные "копии" данного документа не могут быть признаны допустимым доказательством.

Для того, чтобы окончательно продемонстрировать полную надуманность данного "этапа" "преступных действий" мифической "преступной группы", в очередной раз в подтверждение доводов защиты сошлюсь на показания свидетелей, указанных в обвинительном заключении, в качестве свидетелей обвинения.

При оценке действий моей подзащитной и доказательств обвинения, прошу учесть как доказательства защиты показания свидетелей обвинения, опровергающие факт получения денежных средств в сумме 1678320 рублей в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" 17.10.2005 года третьим лицом за Богданова И.А., а также саму возможность осуществления подобной операции в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" по схеме, изложенной в версии следствия и Богданова И.А..

Такими свидетелями являются: Дыльнов Д.Г. (т.7 л.д.237-240), Юрина О.Е. (т.7 л.д. 246-249; т.9 л.д. 132-137; 205-209; 245-247); Фисенко Е.В. (т.8 л.д.101-103; т.10 л.д.80-85); Коровин Е.Г. (т.8 л.д. 172-175); Ахметова Г.К. (т.9 л.д. 152-155); Коленченкова Е.А. (т.9 л.д.157-162; 231-235); Хармач О.В. (т.9 л.д. 166-172; 199-203); Зубаков Е.Г. (т.9 л.д.188-195); Абрамова Т.В. (т.9 л.д.221-224).

При этом свидетели Юрина О.Е., Фисенко Е.В., Ахметова Г.К., Коленченкова Е.А., Хармач О.В., Зубаков Е.Г. были допрошены в суде и полностью подтвердили свои показания в судебном заседании, в которых исключили саму возможность получения третьим лицом не принадлежащих ему денежных средств с подделкой подписи лица, с чьего счета денежные средства снимаются.

Фактически опровергает версию обвинения тщательно, и не побоюсь этого слова, преступно скрываемый следствием, но доказанный в суде факт движения денежных средств по счёту Богданова И.А. до и после события перечисления ему на счёт 1680000 рублей.

В судебном заседании 23.05.2014 года государственным обвинителем в качестве доказательства обвинения были представлены и исследованы:

1. Протокол выемки от 20.03.2012 в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" (т.3 л.д. 69-73), согласно которому в банке о/у по ОВД отдела по ПЭООГ и ПС УЭБ и ПК Глуховым А.В. были изъяты выписки по счёту Богданова И.А. №42301810700100004409 за период с 01.01.2004 года по 06.04.2011 года.

2. Основанием для изъятия стало постановление судьи Октябрьского районного суда от 11.03.2012 года: "Разрешить производство выемки в ЗАО "АКБ "Экспресс-Волга" документов на открытие лицевого счёта, карточек с образцами подписей за период с момента открытия и по 11.03.12 года по лицевому счёту на имя Богданова И.А. № 42301810700100004409; платёжных документов (платёжных поручений, расходных и приходных кассовых ордеров и др.) о движении по счёту денежных средств, подлинников документов, подтверждающих внесение на счёт и получение со счёта наличных денежных средств" ( т.3 л.д.65).

3. Протокол осмотра документов от 17.07.2012 года в части документов, изъятых в ходе выемки от 20.03.2012 года в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" (т.4 л.д. 102-106), содержащий на л.д. 103 описание изъятых и осмотренных выписок по счёту Богданова И.А. №42301810700100004409 за указанный период.

Из протокола осмотра документов от 17.07.2012 года следует, что по данному счёту на протяжении всего периода его функционирования происходило движение денежных средств:

На 01.11.2004 года входящий остаток составлял 428.60 руб.; на 31.12.2004 года - 428.68 руб.;

На 01.01.2005 года - 0.00; на 31.12.2005 года 379.10 руб. (Общий приход составил 1680429.10 руб., общий расход – 1680050.10 руб.);

На 01.01.2007 года - входящий остаток 7918.75 руб.; общий приход составляет 7567,58 руб.; исходящий остаток на 31.12.2007 года – 15.486,33 руб.;

На 01.012008 года входящий остаток составлял 15486,33 руб., общий приход составил 15122,42 руб., исходящий остаток на 31.12.2008 года составил 30608, 75 руб.;

На 01.01.2009 года входящий остаток 30608, 75 руб., общий приход составил 35759,63 рубля; общий расход 66367,59 руб, остаток на 31.12.2009 года – 0,79 руб.;

На 01.10.2010 года входящий остаток 0,79 руб; общий приход 13759 руб; общий расход 13621,41 руб.; исходящий остаток на 31.12.2010 года 138.38 руб.;

На 01.01.2011 года входящий остаток 138,38 руб.; исходящий остаток на 06.04.2011 года (очевидно, на дату закрытия счёта Богдановым И.А.) – 0.00 руб.

Прошу суд обратить внимание на то, что следователем Горюновым В.Ю. умышлено не был произведён осмотр изъятой в ходе выемки 20.03.2012 года в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" выписки движения денежных средств по счёту Богданова И.А. за 2006 год.

Несмотря на это, приведённая выше информация о движении денежных средств по счёту Богданова И.А. уже опровергает его утверждение о том, что он счёт не открывал, им не пользовался; что о зачислении ему денежных средств в счёт оплаты за акции ЗАО "Аркада-С" в сумме 1680000 руб., а также о снятии с его счёта денежных средств в сумме 1678320 руб. он узнал только в 2010 году.

Операции по счёту №42301810700100004409, принадлежащему Богданову И.А. после снятия 17.10.2005 года денежных средств в сумме 1678320 рублей осуществлялись не только в виде пассивного пополнения счёта денежными средствами, но и в виде снятия этих денежных средств, в том числе, в 2009 году в сумме 66367,59 руб. При этом следствием с момента возбуждения уголовного дела №604040 предпринимались активные попытки скрыть данный факт, подтверждающий признаки заведомо ложного доноса в заявлении и показаниях Богданова И.А..

Так постановлением о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 18 июля 2012 года следователь Горюнов В.Ю. постановил: признать и приобщить к уголовному делу №604040 в качестве вещественных доказательств документы, изъятые в ходе выемки 20.03.2012 года в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" по адресу: г. Саратов, ул. Мичурина, 166/168, а именно, выписку по счёту ЗАО "Аркада-С" №40702810600000003984 за 17.10.2005 года и выписку по счёту Богданова И.А. №42301810700100004409 за период с 01.01.2005 года по 31.12.2005 года."

11.09.2012 года я как защитник заявила ходатайство об истребовании в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" и приобщении к материалам дела выписок движения по счёту Богданова И.А. за период с 2005 по 2011 годы. (т. 14л.д. 140-141). Постановлением от 12.09.2012 года следователя Горюнова В.Ю. моё ходатайство было удовлетворено (т.14 л.д.142). 19.09.2012 года с учётом закона о банковской тайне я заявила ходатайство об ознакомлении с датами операций по счёту Богданова И.А. за период с 2005 года по январь 2011 года в истребованных выписках о движении по его счёту (т.14 л.д.161).

Постановлением следователя Фомина А.В. от 21.09.2012 года мне было отказано в удовлетворении заявленного ходатайства со ссылкой на то, что я смогу ознакомиться с данными документами при осуществлении мероприятий, предусмотренных ст.217 УПК РФ (т.14 л.д.162-163). Несмотря на это до окончания предварительного расследования по уголовному делу №604040, согласно сопроводительному письму следователя Горюнова В.Ю. от 13.06.2013 года в адрес ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" (т.5 л.д.232-233) выписки по счёту Богданова И.А. за 2004 г. и за период с 2007 по 2011 годы были возвращены в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга". При этом процессуальная судьба изъятой в банке выписки о движении по счёту Богданова И.А. за 2006 год документально в материалах дела не отражена, что свидетельствует не только об обвинительном уклоне следствия и нарушении положений ч.2 ст.6 УПК РФ, но и о фальсификации следствием доказательств обвинения путём сокрытия доказательств, опровергающих виновность Шуляк М.А.

В соответствии с запросом, сделанным судом по моему ходатайству в ходе данного судебного разбирательства, из ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" была получена выписка о движении денежных средств по счёту № 42301810700100004409 на имя Богданова Игоря Алексеевича, 05.08.1962 года рождения, за период с 01.01.2006года по 31.12.2006 года, умышленно сокрытая следователем Горюновым В.Ю. при составлении протокола осмотра документов от 17.07.2012 года в части документов, изъятых в ходе выемки от 20.03.2012 года в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" (т.4 л.д. 102-106).

Из данной выписки следует, что 13.02.2006 года согласно заявлению Богданова И.А. от 13.02.2006 года со счёта 6025 0401 2700 0572 на указанный счёт Богданова И.А. была зачислена сумма 37000,00 рублей. В тот же день данная сумма была конвертирована. Конверсия в данной ситуации, это расходная операция по конвертированию суммы 37000 рублей в валюту. Подтверждением этого является снятая со счёта Богданова И.А. банком комиссия по тарифу в сумме 25 рублей.

Таким образом, Богданов И.А. давал ложные показания о том, что данным счётом он не пользовался. А активное использование Богдановым И.А. этого счёта уже в декабре 2006 года исключало возможность того, что он не знал, что по данному счёту 17.10.2005 года была произведена денежная операция в виде зачисления и снятия крупной денежной суммы за проданные им ЗАО "Аркада-С" 30 акций.

Доводы прокурора о том, что нет доказательств, что в и в последующем сам Богданов И.а. пользовался этим счётом, не только выглядят малоубедительными и не основанными на доказательствах. Ещё раз в этой связи обращаю внимание как суда, так и прокурора на наличие признаков должностного преступления в действиях следователя Горюнова И.А., который при осмотре изъятых в банке выписок сознательно скрыл доказательство, опровергающее версию обвинения.

О заведомой ложности показаний Богданова И.А. свидетельствует также ответ от 20.11.2012 года заместителя председателя правления ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" (т.5, л.д.65-67), согласно которому: "В октябре 2005 года следующие лица, из числа указанных Вами в запросе, совершали операции через сектор персонального обслуживания частных лиц: Богданов Игорь Алексеевич: счёт № 42301810700100004409, открыт 03.04.1996 года, закрыт 06.04.2011 года". Таким образом, подтверждается, что указанный счёт, на который Богданову И.А. были перечислены денежные средства за проданные им акции, был открыт им ещё в 1996 году и закрыт только в 2011 году.

При этом документы, изъятые в ходе выемки 20.03.2012 года в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" по адресу: г. Саратов, ул. Мичурина, 166/168 ( т.4 л.д.107-108) и приобщённые следователем к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств, а именно:

1.Выписка по счёту ЗАО "Аркада-С" №4070280600000003984 от 17.10.2005 года о перечислении 1680000 рублей на лицевой счёт Богданова в счёт оплаты за акции.

2.Выписка по счёту Богданова И.А. №42301810700100004409 за период с 01.01.2005 года по 31.12.2005 г., подтверждающая зачисление на его счёт денежных средств в сумме 1680000 рублей, а также снятие с расчётного счёта 1678320 рублей.

являются доказательствами защиты, и подтверждают факт выполнения ЗАО "Аркада-С" своих обязательств об оплате Богданову И.А. 30 простых именных бездокументарных акций по договору купли-продажи ценных бумаг от 12.10.2005 года, заключённому между Богдановым И.А. и ЗАО "Аркада-С".

Допрошенная в качестве свидетеля обвинения в судебном заседании 21.05.2014 года Чистякова И.В., чьи показания были также оглашены по ходатайству гособвинителя, подтвердила данные ею ранее (протокол допроса от 18.05.2012 года т.7 л.д.230-232 ) показания о том, что ей "известно об одном счёте на имя Богданова И.А., который был открыт в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга", и именно на этот счёт ЗАО "Аркада-С" в октябре 2005 года перечислило 1680000 рублей за продажу им акций ЗАО "Аркада-С". На тот же счёт, на который ЗАО "Аркада-С" перечислило Богданову И.А. в октябре 2005 г. 1680000 рублей, ЗАО "Аркада-С" ранее возвращало в несколько этапов (несколькими платёжными поручениями) заёмные средства, предоставленные Богдановым И.А. обществу "Аркада-С" по договору займа от 2001 г. Какая сумма была возвращена Богданову И.А. по договору займа 2001 г." она не помнит. Также не помнит "заключались ли с Богдановым помимо договора займа от 2001 года иные договоры займа. Возможно, были и иные платежи на счёт Богданова И.А., поскольку он являлся замдиректора ЗАО "Аркада-С" и получал заработную плату".

Несмотря на то, что подробностей и обстоятельств допрошенный в судебном заседании потерпевший Богданов И.А. вспомнить не мог, он не отрицал, что предоставлял ЗАО "Аркада-С" как акционер денежный заём, который ему гасился путём перечисления денежных средств со счёта ЗАО "Аркада-С" на его счёт в банке.

Вышеизложенное также является ещё одним доказательством ложности информации, указанной Богдановым И.А. в своём заявлении от 14.02.2012 года, о том, что счёт №42301810700100004409 в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" он не открывал и денежные средства с него не снимал.

Более того, в ходе допроса в судебном заседании Богданов был вынужден пояснить применительно к данному счёту:

"Я же уже объяснял, что это, скорее всего, счёт, куда перечислялись дивиденды с банка"…

Одним, из так называемых "доказательств", которые не только положены в основу обвинения, но и на основании которых в отношении моей подзащитной избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, стала фонограмма прослушивания телефонных переговоров Шуляк М.А. с 01.03.2012 года по 18.05.2012 года.

Прежде, чем я приведу признаки недопустимого доказательства, присущие этому "результату ОРМ в виде ПТП", я хочу обратить внимание суда на то, что независимо от признания или непризнания данной фонограммы недопустимым доказательством, она вообще не является доказательством, ввиду неотносимости её содержания к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. В сущности всё, что было предъявлено для прослушивания Шуляк М.А. и свидетелям, можно поделить на два блока:

1.Запись телефонных переговоров Шуляк М.А. во время обыска в её квартире 02.03.2012 года;

2.Запись телефонных переговоров Шуляк М.А. с родственниками и сотрудниками банка, связанных с возможностью снятия денежных средств с её личного счёта её родной сестрой Гуткиной Г.А. для оплаты дорогостоящего лечения супруга сестры весной 2012 года.

Первый блок, по мнению следователей, должен был доказать, что Шуляк М.А. скрывает документы, связанные с незаконным завладением акциями Богданова И.А. и причастна к якобы имевшему место преступлению, а второй, доказать, что в одном из банков Саратова в 2012 году существовали нарушения кассовой дисциплины, которые почему-то должны подтвердить факт выдачи денег третьему лицу со счёта Богданова И.А. в банке ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" в 2005 году.

Как ни странно, но опровержением фантазий следствия по первому блоку телефонных переговоров является сам протокол обыска (выемки) в квартире Шуляк М.А. от 02.03.2012. Согласно протоколу, обыск был начат в 9.00 и длился до 10.25. Именно в это время Шуляк М.А. узнала о том, что обыск связан с ЗАО "Аркада-С" и акциями Богданова. Цитирую протокол: "Предложено выдать Шуляк М.А. документы, предметы, имеющие отношение к ЗАО "Аркада-С". Указанные предметы, документы и ценности выданы добровольно. В ходе обыска ничего не изъято".

Мне трудно соотнести друг с другом смысл двух последних фраз, но из протокола их, как говорится, не выкинешь. Далее, согласно протоколу, поступило заявление Шуляк М.А. Содержание заявления: "документы ЗАО "Аркада-С" находятся в бухгалтерии по адресу: Мирный переулок, 4 у гл. бухгалтера Чистяковой И.В.". как видим, сам по себе протокол обыска - доказательство того, что Шуляк не скрывала обстоятельств покупки акций у Богданова. (т.2, л.д.224-228).

Однако и содержание прослушанных в это время оперативниками телефонных переговоров Шуляк М.А. говорит само за себя: подсудимая до 9.00, т.е. до того момента, когда узнала причину обыска, ни разу не упомянула фамилии или имени Богданова И.А., не произнесла слова: ЗАО "Аркада-С", акции, 2005 год или что-то подобное, дающее возможность привязать её слова к периоду, связанному с событиями 2005 года. Она честно на вопрос сотрудников полиции назвала местонахождение документов, касающихся ЗАО "Аркада-С". Все последующие её телефонные переговоры во время обыска в помещениях ЗАО "Аркада-С" велись в присутствии оперативных сотрудников.

Прошу обратить внимание, ваша честь, на то, что Шуляк М.А. добровольно предоставила органам предварительного следствия все имеющиеся документы, в том числе, копию договора купли-продажи акций от 12.10.2005 года и оригинал передаточного распоряжения от 12.10.2005 года. Если бы Шуляк М.А. была уверена, что подписи Богданова И.А. на этих документах поддельные, зачем бы ей было не только хранить эти документы в связи с претензиями Богданова И.А., высказанными им ей в 2010 году, но и предоставлять подобные доказательства "преступной деятельности" оперативникам и следователю?

Что же касается второго блока телефонных переговоров, то неотносимость их содержания к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, по-моему, очевидна для всех. Я не буду останавливаться подробно на объяснениях, данных "свидетелями обвинения" Гуткиной Г.А., Хармач О.В. и моей подзащитной Шуляк М.А..

Кроме того, я уже приводила список доказательств защиты по данному вопросу, поэтому просто переадресую к таким письменным доказательствам, как доверенность от 15.05.2012 года, выданная Шуляк М.А. на имя Гуткиной Г.А. на получение денежных средств со счёта Шуляк М.А., заверенная банком, сроком действия до 13.12.2012 года. Никаких нарушений ни в действиях Шуляк М.А., ни в действиях сотрудников банка в 2012 году следствию установить не удалось. Более того, даже снятия денежных средств со счёта Шуляк М.А. на лечение родственника, возможность которого обсуждалась в телефонных переговорах, не производилась в связи с тем, что эта надобность отпала.

То, что на самом деле предпринималось в отношении сотрудников банка, ранее работавших в ЗАО АКБ "Экспресс-Волга", было попыткой давно забытого в современном праве "объективного вменения", взятого на вооружение следователями Фоминым А.В. и Горюновым В.Ю., действовавшими (так и просится на язык), "по предварительному сговору с группой вполне установленных по делу оперативных сотрудников".

Запугивание, угрозы, обыски, в ходе которых не было изъято ни одного доказательства, поводом для которых стали надуманные рапорты оперуполномоченного Глухова А.В. со ссылкой на не менее надуманные "оперативные источники", нарушение конституционных прав граждан... Доказательства всей этой совокупности признаков незаконного и тенденциозного метода расследования приведены мной в приобщённом к протоколу судебного заседания списке письменных доказательств защиты.

Я не питаю никаких иллюзий на тот счёт, что "допрошенный" защитниками следователь Фомин А.В., так же, как и следователь Горюнов В.А., добросовестно фиксировавший этот "допрос" в протоколе допроса обвиняемого от 29.05.2013 года (т.16, л.д.192-196), понимают, что такое "объективное вменение", и почему этого делать нельзя.

Я не понимаю другого: почему те, которые понимают, что обвинение "шито белыми нитками", что дело заказное, и что на скамью подсудимых отправлен невиновный человек, позволяют всему этому происходить? Откуда берутся "пензенские эксперты", готовые писать не выдерживающее никакой критики заключение? Почему все эти "следователи" убеждены, что их "прикроют", а потому теряют уже не только остатки скудных знаний, но и остатки совести от безнаказанности? Почему при очевидных процессуальных нарушениях всё это дело наполнено многочисленными "отписками" вышестоящих и контролирующих должностных лиц, призванных навести порядок и гарантировать соблюдение закона?

Почему очевидную "пустышку", озаглавленную по недоразумению или чьей-то прихоти "обвинительное заключение", утверждает один очень неглупый заместитель прокурора, а затем другой не менее умный заместитель прокурора поддерживает? Что всеми вами движет? Неужели "полтановщина" стала нормой жизни наших правоохранительных структур?

Я хочу, чтобы судом была дана оценка ответам начальника отдела СЧ ГСУ Сатинова А.Ю. от 26.04.2013 (т.16, л.д.83, 86-89) и заместителя начальника ГСУ Агарёва А.В. от 03.06.2013 года (т.16, л.д.147-149), действиям начальника ОБОП УУР Никифорова А.В. в виде отказа предоставить в материалы уголовного дела постановление судьи, на основании которого производилось ПТП (т.15, л.д.105-106), также как и действиям многих "бойцов невидимого фронта" в лице оперативных сотрудников и их начальников, "ваявших" это уголовное дело.

Ситуация с сокрытием оперативниками от обвиняемой, защиты и даже следователей даты вынесения и самого постановления №121 заместителя председателя Саратовского областного суда Журавлёва В.К., на основании которого осуществлялись прослушивание и запись телефонных переговоров Шуляк М.А., полностью отражает произвол и беззаконие, которые воцарились в последние годы в саратовской полиции.

Постановление судьи, на основании которого осуществлялись ОРМ по ПТП, было предоставлено в суд только по требованию суда, рассматривающего уголовное дело по существу. Почему так долго скрывали это постановление – очевидно. Постановление судьи датировано 08.02.2012 года, т.е. датой, предшествующей не только возбуждению уголовного дела, но и дате обращения Богданова И.А. с заявлением. Основанием для постановления судьи послужило постановление заместителя начальника ГУ МВД России по Саратовской области Неяскина С.Д., из которого следует, что "гражданка Шуляк М.А. осведомлена о преступной деятельности членов преступных группировок, действующих на территории г. Саратова, и возможно причастна к данной деятельности". Интересно, а откуда сам Неяскин С.Д. осведомлён об этом? Уж не от того ли самого о/у Глухова А.В., знакомого Богданова И.А., чьей "оперативной информацией" со ссылкой на загадочные "источники" забито всё уголовное дело, но которая ни разу не подтвердилась?

Так в т.13 на л.д.129 имеется совершенно "замечательный" очередной рапорт Глухова А.В., датированный 18.05.2012 года с визой его начальника Бирюкова М.В., на который я ссылалась при оглашении доказательств защиты:

"по имеющейся информации гр. Шуляк М.А., оставаясь на свободе, может предупредить других соучастников преступления, а также скрыть либо уничтожить документы ЗАО "Аркада-С", имеющие значение по уголовному делу, а также предпринять попытку скрыться от органов следствия и суда. Учитывая вышеизложенное, считаю необходимым довести данную информацию до следователя, осуществляющего расследование указанного уголовного дела, для принятия решения об избрании меры пресечения в отношении подозреваемой Шуляк М.А."

Суть "имеющейся информации" и её источник, а также то, кого и о чём в мае 2012 года могла бы предупредить уже неоднократно допрошенная и давшая подробные и последовательные показания Шуляк М.А., какие конкретно документы могут быть ею уничтожены применительно к версии преступления, изложенной Богдановым И.А., после того, как она ещё в марте передала следователю все имеющиеся документы, Глухов А.В. не раскрывает. Сопроводительная надпись Бирюкова М.В. : "довести до следователя".

Там же в т.13 на л.д. 137 и л.д.151-153 имеются собственноручные заявления Шуляк М.А., где она описывает, как 18.05.2012 года в 10.15 без соответствующего поручения следователя она была незаконно задержана Глуховым А.В. и другими оперуполномоченными, и также незаконно доставлена в ГСУ. После чего была принудительно подвергнута незаконному морально-психологическому давлению со стороны заместителя начальника полиции по оперативной работе Полтанова С.А. с целью получения от неё оговора в отношении крупных акционеров и руководителей предприятий, условно входящих в холдинг "Группа компаний РИМ". Эти заявления были мной оглашены при исследовании письменных доказательств.

Возвращаясь к "осведомлённости Шуляк М.А. о деятельности преступных группировок, действующих на территории Саратова", хочу обратить внимание суда на то, что с февраля 2012 года по сегодняшний день эта информация не получила никакого подтверждения не только применительно к Шуляк М.А., но, видимо, и к "преступным группировкам"… Кстати, на эту тему Шуляк М.А. ни разу допрошена не была, что подтверждается протоколами всех имеющихся в деле следственных действий. В связи с этим возникает вопрос, до каких пор оперативные подразделения, действуя исключительно в собственных интересах, будут вводить суды в заблуждения? Может до тех, пока для них это будет оставаться безнаказанным?

Поистине проявлением творческого подхода к изготовлению документов являются слова заместителя начальника саратовской полиции Неяскина Д.С., на которые есть ссылка в постановлении суда, о том, что "в отношении Шуляк М.А. , о которой имеются недостаточные для возбуждения уголовного дела сведения о её возможной причастности к совершению тяжкого преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, проводятся оперативно-розыскные мероприятия…".

Интересно, как это Неяскин С.Д. ещё 4 февраля 2012 года догадался о том, до чего Богданов И.А. и следователи додумались только в мае 2013 года? Я имею ввиду ч.3 ст.159 УК РФ. Может Неяскин С.Д. к моменту предоставления в суд данного постановления просто забыл, что в феврале 2012 года дело по заявлению Богданова И.А. было возбуждено в связи с хищением у него права на 30 акций на сумму 1680000 рублей, а не 6 на сумму 336000 рублей, т.е. квалификация давалась по ч.4, а не по ч.3 ст.159 УК РФ?

Совершенно замечательным образом в постановлении Неяскина С.Д. от 04.02.2012 года появилось и упоминание о том, что телефон, которым пользовалась Шуляк М.А., был зарегистрирован на ООО "Сеул". Остаётся, правда, загадкой, почему эту информацию следствие в рамках уголовного дела узнало только 13.09.2012 года из ответа ООО "Вымпелком" на запрос следователя от 11.09.2012 года (т.5, л.д.84,85). При этом никаких поручений на прослушивание данного телефонного номера следователь никому не давал, в суд для получения разрешения на производство ПТП не обращался.

Складывается ощущение, что следователь в нашем регионе - самостоятельное процессуальное лицо только в версии УПК РФ, а на самом деле очень даже зависимое от пожеланий и интересов оперативных структур. Вот они-то на самом деле не просто абсолютно самостоятельны, но и абсолютно свободны от закона в принятии собственных решений. В связи с вышеизложенным, прошу суд при постановлении судебного решения не использовать в качестве доказательства результаты ОРМ по ПТП в отношении Шуляк М.А. в связи с их недопустимостью и не относимостью к обстоятельствам, подлежащим доказыванию.

И в завершение краткий анализ трансформации показаний самого потерпевшего Богданова И.А. от абсолютной уверенности в собственной безопасности за заведомо ложный донос, до осторожной забывчивости, продемонстрированной им во время допроса в судебном заседании. Это особенно показательно на фоне уже данного мной анализа всех доказательств, собранных по делу.

1.В постановлении о возбуждении уголовного дела по заявлению Богданова И.А. от 24.02.2012 года в отношении неустановленных лиц по ч.4 ст.159 УК РФ, говорится о незаконном завладении принадлежащими Богданову И.А. после увеличения уставного капитала ЗАО "Аркада-С" 30 акций на сумму 1680000 рублей ( т.1, л.д.1-2);

2.В заявлении Богданова И.А. от 14.02.2012 года говорится, что Богданову И.А. в 2005 году поступило предложение продать обществу 30 акций от генерального директора Шуляк за 1680000 рублей и она предоставила ему для подписания договор купли-продажи. Счёт в банке, на который поступили деньги, он, якобы, не открывал, и о его открытии узнал в 2011 году; деньги с этого счёта не снимал (т.1, л.д.9)

3.В своём объяснении, данном Глухову А.В. после подачи им заявления 14.02.2012 года, Богданов И.А. полностью подтверждает то, что было написано в заявлении и передаёт копию расходного кассового ордера №122 от 17.10.2005 года ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" наряду с другими документами (приложение на 4 листах) – т.1 л.д.10-14.

4.В постановлении о признании Богданова И.А. потерпевшим от 16.05.2012 года говорится, что "Богданов И.А. заявил, что принадлежащие ему акции ЗАО "Аркада-С" в количестве 30 штук он не продавал обществу, денежные средства от продажи акций в сумме 1680000 рублей не получал". Утверждение о 30 акциях подтверждает достоверность показаний Яковлева В.В. и Бочкова А.А. о продаже ими Богданову И.А. своих акций и формировании у Богданова совокупного пакета акций в количестве 30 штук. Постановление доведено до Богданова И.А. под роспись (т.7, л.д.67)

5. В протоколе допроса свидетеля от 22.03.2012 года Богданов И.А сообщает заведомо для него ложные сведения, полностью опровергаемые материалами уголовного дела: л.51 " о том, что я не являюсь акционером ЗАО "Аркада-С" я узнал из платёжных поручений, которые получил в ОАО АКБ "Экспресс-Волга", когда пришёл узнать о движении денежных средств по счетам, открытым в данном банке, где пояснили, что у меня имеется ещё счёт. Я решил узнать движение денежных средств по данному счёту, где увидел, что 17.10.2005 г. по платёжному поручению №118 мне перечислены денежные средства от ЗАО "Аркада-С" на мой счёт №42301810700100004409 денежные средства в сумме 1680000 рублей за оплату акций …. Также из движения по расчётному счёту я увидел, что мною якобы 17.10.2005 года сняты денежные средства в сумме 1678320 рублей по предъявленному мной паспорту.. Я попросил у сотрудника банка копии платёжного поручения и расходного кассового ордера, которые получил и предоставил сотрудникам полиции… Никаких указанных денежных средств за продажу якобы мною акций ЗАО "Аркада-С" я не получал, также не открывал указанного счёта. Кто мог открыть расчётный счёт на моё имя не знаю". л.51. (т.7, л.д. 48-52).

6.В протоколе допроса свидетеля от 04.04.2012 года Богданов И.А. показал: "Осмотрев вышеуказанную карточку счёта №003711901/4409 ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" на моё имя, могу пояснить, что поскольку начало записей в этой карточке датировано 04.04.1996 г., я затрудняюсь вспомнить, мной ли выполнены подписи, расположенные на лицевой стороне 1 листа карточки, в графе "Образец подписи" и в строке "С условиями вклада ознакомлен". По этой причине я не могу утверждать категорически, что эти подписи на карточке выполнены мною". (т.7, л.д.62-63)

Допрошенный в суде Богданов пояснил, что свою подпись в карточке об открытии данного счёта 1996 году в судебном или ином порядке никогда не оспаривал.

В заключение мне бы хотелось несколько слов сказать о содержании показаний лиц, которых сам Богданов И.А. в силу близости по делам и бизнесу воспринимает как своих доверенных лиц. Речь идёт о показаниях партнёра Богданова И.А. с 2006 года по ООО "АЛЕКО и Ко" - Лосева С.М., имеющего долю в размере 25% (Богданов И.А. – 50%). Все показания Лосева С.М., уклонившегося от явки в суд, и оглашённые в судебном заседании сводятся к формуле "не знаю", "не помню". Причём это касается и абсолютно общеизвестных, очевидных вещей, которых Лосев С.М. не мог не знать.

Кроме того, к таким лицам следует отнести и подчинённого Богданова И.А. по ресторану N&B, Тихона Д.Д. В своих показаниях от 02.08.2012 года (т.8 л.д.31-33) Тихон Д.Д. показал: "Я не помню, приходила ли Шуляк М.А. в период с декабря 2009 г. –января – февраля 2010 г. и приносила ли какие-либо документы для Богданова в связи с большим поступлением документов в наше заведение…. В настоящее время я не помню, чтобы кто-то из представителей ЗАО "Аркада-С" от имени Шуляк, либо сама Шуляк мне передавали какие-либо документы для Богданова. …"

Данные показания свидетельствуют о правдивости показаний Шуляк М.А., утверждающей, что передала документы в декабре 2009 – феврале 2010 года лично Богданову И.А., и опровергают его показания.

Ваша честь! Мне, пожалуй, впервые приходится в судебных прениях давать столь подробный и развёрнутый анализ доказательств защиты, изложенный на 50 листах. Но и с подобным делом, в котором всё перевёрнуто с ног на голову и подчинено корыстным устремлениям и карьерным амбициям, разменной монетой за которые становится жизнь и здоровье ни в чём не виновного человека, я сталкиваюсь впервые.

Кто-то, наконец, должен остановить то беззаконие, которое являет собой это надуманное и не основанное на доказательствах и законе дело.

Да, я сознательно закладываю в основу позиции защиты подробнейший анализ всех собранных по делу доказательств, потому что суд в приговоре, каким бы он ни был, должен или согласиться с доводами защиты, или мотивированно их опровергнуть. Я убеждена, что законный судебный акт будет построен на представленных мной доказательствах, потому что мотивированно опровергнуть их невозможно.

Ваша честь! Учитывая полное отсутствие по делу доказательств, как события преступления, так и наличия признаков состава преступления в действиях моей подзащитной, прошу Шуляк Марину Александровну, в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, оправдать"

лента
новостей
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную