Потерпевший по делу Лысенко: "Каждый судит в меру своей испорченности"
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Виктория Гиндес
Многоуважаемый штамп
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
04.09.2014 | 13:36
Потерпевший по делу Лысенко: "Каждый судит в меру своей испорченности"
Просмотров: 477
Версия для печати

Участники судебного процесса по уголовному делу в отношении Михаила Лысенко перешли к стадии реплик. Перед началом заседания судья Александр Дементьев напомнил присутствующим о том, что принять участие в репликах могут все участники процесса. Первым слово взял прокурор Эдуард Лохов. В общей сложности гособвинитель выступал более часа.

В своей речи он отметил, что доводы защиты о том, что Лысенко не знал членов банды, несостоятельны. По мнению Лохова, подсудимый использовал злоумышленников, давая им указания через Нефедова. Особенно подробно прокурор остановился на обстоятельствах убийства вора в законе Николая Балашова: "Труп Балашова действительно тащили, его вытаскивали из машины, перекладывали на носилки и несли в морг. Возможно, именно тогда и был надорван воротник". По словам Лохова, эксперт не нашел посмертных повреждений на теле убитого, а потому говорить о том, что кто-то стрелял в труп, бесполезно. Также прокурор заявил, что "не слышал ранее о том, чтобы Лысенко обсуждал с Самородовым вопрос губернаторства".

"Что касается Новокрещенова, то он был знаком с Нефедовым задолго до устройства на работу. Они знали про прошлое друг друга, встречались, по телефону общались. Да и Новокрещенову все же купили дом - правда, в Пензенской области. Неужели он заработал на это, трудясь обычным охранником?" - обратился Лохов к присяжным. Комментируя расхождения в показаниях некоторых свидетелей, прокурор заявил, что "детали вспомнить сложно" и истинные подозрения вызывает "заученная речь". Вспоминая эпизод похищения П., Лохов напомнил, что супруга похищенного не бездействовала, а обратилась к своему брату-казаку. Говоря о роли Гутиева в перевозке оружия, прокурор упомянул, что подсудимый не смог показать, где находится ящик, потому что оружие закапывал не он.

В ходе выступления Лохов упомянул, что адвокаты подсудимых в ходе прений использовали доказательства, которые не были исследованы в суде, что вызвало возмущение судьи Александра Дементьева. "Какие именно доказательства, приведенные в прениях адвокатами, не были исследованы? Предоставьте мне том, лист дела. Не оценку, а именно доказательства. Назовите том и лист дела", - заявил судья. В итоге после непродолжительного диалога председательствующий попросил стороны быть внимательнее.

Коллега Эдуарда Лохова Ольга Фролова в своей речи заявила, что, в отличие от подсудимых, обвинение никогда не допускало фраз "давайте представим" и "если бы". По словам прокурора, сторона обвинения исследовала факты, а не предположения. Также Фролова сообщила коллегии, что никогда не говорила, что "Борисов и Кремнев под диктовку писали заявления о привлечении Лысенко к уголовной ответственности". "Я лишь говорила, что эти заявления идентичны", - заявила Фролова. Характеризуя позицию подсудимого Новокрещенова, Фролова назвала ее "неудобной", поскольку "только он признался в совершении тяжкого преступления".

Настоящей неожиданностью для стороны защиты стало участие в прениях потерпевшего Михаила Венецкого. "Защита Лысенко не привела ни одного доказательства моей корысти. Это голословное утверждение. Почему я якобы избрал Лысенко? Вспомните, что говорил Самородов обо мне: что я от него копейки не брал. И вспомните великого друга Лысенко, который обобрал своих друзей на 92 миллиона. Что касается моей зависти к Лысенко, то чему мне было завидовать? Тому, что люди говорят, как он их побрал? У меня есть два друга, которые занимали должности выше его. Вывод напрашивается сам: они меня не расстреливали. Каждый судит по другим в меру собственной испорченности", - рассказал Венецкий.

лента
новостей
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную