Александр Галкин: "Сильно тогда пытались надавить на суд, повлиять на решение, в том числе и звонками, и этими публикациями"

2 сентября 2010, 17:34
Александр Галкин: Сильно тогда пытались надавить на суд, повлиять на решение, в том числе и звонками, и этими публикациями

Онлайн-журнал «Русский репортер» опубликовал статью под заголовком "Судите сами". В этом материале приводится беседа корреспондента "РР" с тремя бывшими судьями. Один из интервьюируемых - бывший председатель Саратовского областного суда Александр Галкин. Александр Иванович раскрыл много скандальных подробностей из работы судебной системы нашего региона.

В частности, журналист спросил у Галкина: может ли рядовой судья быть независимым от председателя райсуда или председателя облсуда?

"Нет, это миф, - ответил Александр Иванович. - Такая зависимость всегда существовала. Просто раньше ею не злоупотребляли. У председателя есть рычаги влияния - кнут и пряник. Ведь кто определяет размер премий судьям? Председатель. И если недобросовестный председатель будет давать указания по приговорам, а они не будут выполняться, он найдет, за что объявить дисциплинарное взыскание. Поэтому сегодня судью с толку может сбить даже такой звонок от председателя, в котором тот ничего не попросит, просто поинтересуется ходом дела. Судья сразу же задумается: чего хочет председатель? Он ночи не будет спать, будет думать, какое решение нужно председателю".

На вопрос о том, давал ли Александр Галкин лично какие-либо указания судьям, тот ответил: "Если бы давал такие указания, то до сих пор бы работал. А я ушел. Потому что устал бороться за независимость".

По поводу звонков с пожеланиями о том или ином принятии решения экс-облсудья сказал: "У меня было правило: я это все выслушивал, но судье ничего не говорил... Как правило, звонили люди высокого ранга. Есть ведь и городской депутатский корпус, и областной, и другие властные структуры. И, наверное, у них накапливалось раздражение, что они звонят, звонят, а их не воспринимают. Копилась, копилась критическая масса — и вот накопилась".

Далее собеседники коснулись темы нападок на саратовского бизнесмена, оппозициионного гордепа Леонида Фейтлихера. Когда Галкин еще был председателем Саратовского областного суда, Фейтлихер проходил как подсудимый по делу о клевете. Стоит отметить, что за незаконное преследование гордепа по этому делу потом извинялись прокурорские работники. Однако на тот момент разбирательства еще продолжались, и кто-то из власть имущих, похоже, был сильно заинтересован в том, чтобы Фейтлихер в суде проиграл. Тогда же и начали появляться статьи в пропартийных газетах о том, что между Галкиным и Фейтлихером есть некие связи.

"Сильно тогда пытались надавить на суд, повлиять на решение, в том числе и звонками, и этими публикациями, — вспоминает Галкин. — Хотя я сразу в открытую заявил: не буду я ничего делать, пусть суд идет как идет, ошибется районный судья — мы подправим в областном".

Однако кто именно звонил председателю облсуда с просьбами, он рассказывать не стал: "Я мог бы называть фамилии. Но вопрос очень деликатный: у меня нет для этого доказательств, я не записывал эти звонки на диктофон. Если я вам сейчас это все скажу, вы опубликуете, то они обратятся в суд о защите своей чести и достоинства, в наличии которых я сомневаюсь, а я должен буду доказывать, что это так и было. А потом до меня дошла информация, что, раз не получается повлиять на меня публикациями и звонками, надо присмотреться к моей личной жизни. Последить, куда езжу, с кем встречаюсь, что там делаю и так далее. Следили в итоге или нет, не знаю: люди, которые этим занимаются, наверняка ведь профессионалы, их не увидишь", - отмечает Галкин.

"Иногда думаю: может, еще нужно было посражаться? Но потом понимаю: снова появилось бы какое-нибудь политическое дело, и началось бы все сначала. Просто не дали бы нормально работать. А ушел — и получил полную независимость. Выращиваю на даче помидоры и вполне счастлив", - завершил беседу Александр Иванович.