Конституционный суд разрешил изъятие органов для трансплантации без согласия родственников умершего

Конституционный суд разрешил изъятие органов для трансплантации без согласия родственников умершего

Конституционный суд (КС) подтвердил презумпцию согласия при изъятии органов для трансплантации после смерти человека – это допускает и Конституция РФ, и международное право. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на соответствующее официальное определение, опубликованное на сайте КС.

Презумпция согласия "на изъятие в целях трансплантации органов и (или) тканей человека после его смерти, сама по себе не является неясной или неопределенной, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан", указано в определении КС. Если родственники умершего против изъятия органов, они должны обратиться с соответствующим заявлением в медицинское учреждение.

Ранее с жалобой в Конституционный суд обратились родственники 19-летней московской студентки Алины Саблиной, которая в январе 2014 года скончалась в результате ДТП в городской клинической больнице имени Пирогова. Знакомясь с материалами уголовного дела месяц спустя, мать погибшей из заключения судмедэкспертизы узнала, что у девушки были изъяты некоторые органы в целях трансплантации. Мать девушки обратилась в суд с требованием взыскать с больницы компенсацию морального вреда, поскольку, по её мнению, нормы, позволяющие изымать органы умерших для трансплантации без согласия родственников, нарушают конституционные права граждан. Однако суд отказал в удовлетворении исковых требований.

"Как видно из текста жалобы, существо требований заявителей фактически сводится к необходимости перехода от существующей в России модели презумпции согласия на изъятие органов человека после его смерти к системе испрошенного согласия", - указано в решении КС. По мнению Конституционного суда, и модель презумпции согласия, и система испрошенного согласия, при которой врачи обязаны спрашивать согласие родственников перед изъятием органов на трансплантацию, основаны на принципах международного права, а решение о выборе одной из них не входит в компетенцию КС.