Дело о пропавших самоварах: потерпевшая заявила, что давала ложные показания по совету юриста и следователя

2 февраля 2017, 18:16
Дело о пропавших самоварах: потерпевшая заявила, что давала ложные показания по совету юриста и следователя
потерпевшие Александр Чербаев и Александра Ермолаева

В Октябрьском районном суде Саратова завершился допрос потерпевшей Александры Ермолаевой. Напомним, женщину допрашивали в ходе процесса по уголовному делу в отношении Александра Титенева, а также двух братьев - Дмитрия и Максима Чербаевых. В качестве еще одного потерпевшего проходит отец двух из подсудимых — Александр Чербаев.

После того, как Ермолаева озвучила свою позицию, адвокат Дмитрия Чербаева Елена Сергун заявила ходатайство об оглашении показаний потерпевшей, которые та давала в ходе следствия. Оказалось, что они противоречат нынешним показаниям. Суд удовлетворил это ходатайство.

Сначала был зачитан протокол допроса потерпевшей от 17 декабря 2013 года. В нем Александра Ермолаева заявляет, что Александр Титенев являлся собственником земельного участка с частным домом в центре Саратова. Она нашла его по объявлению и обратилась с предложением купить недвижимость, после чего сделка состоялась.

Сейчас же потерпевшая утверждает, что была знакома с Титеневым до этого и якобы совершила с его участием фиктивную сделку, чтобы скрыть свое имущество от собственной сестры, которая дала ей крупную сумму в долг.

Такое расхождение в показаниях Александра Ермолаева объяснила тем, что ей якобы посоветовал давать ложные показания юрист Татьяна Солдатова, с которой они ходили на допрос к следователю в декабре 2013 года. "Я боялась, что в ином случае суд, который в то время шел по гражданскому делу о признании права собственности на участок с домом, встанет на сторону Титенева", - пояснила свои действия потерпевшая.

Однако после этого был оглашен протокол дополнительного допроса от 14 октября 2014 года, в котором Ермолаева, уже без участия юриста и после положительного для себя решения суда, снова сообщала ранее озвученные факты. В частности, о том, что собственником недвижимости действительно был Титенев.

"Следователь мне сказал, что так будет лучше для дела. Что необходимо, чтобы показания были похожими на предыдущие. Я потом писала заявление в прокуратуру на следователя за то, что он грубо общался", - рассказала Александра Ермолаева. Интересно, что ни в своих прежних показаниях, ни в сегодняшней речи в суде, потерпевшая не называла Дмитрия Чербаева как одного из участников якобы произошедших мошеннических действий, хотя именно он, наравне с Титеневым, обвиняется по этому эпизоду.

Что же касается истории с самоварами и прочими вещами, которые якобы были похищены из квартиры дома на улице Чапаева в Саратове, то здесь к потерпевшей также было много вопросов у участников процесса. Напомним, по версии следствия, пока Александр Чербаев отбывал наказание в местах лишения свободы, его сыновья вывезли в неизвестном направлении около сотни антикварных самоваров, диктофоны, мясорубку и прочее.

Ермолаева сообщила, что как только ее сожителя отправили за решетку, его сыновья якобы стали делать невыносимой жизнь в квартире, на тот момент официально принадлежавшей бывшей жене Чербаева-старшего. Тогда она решила съехать и вывезла детскую мебель, оставив в квартире некоторые вещи. Среди прочего, она не стала забирать оттуда полмиллиона рублей, которые, по словам потерпевшей, лежали в сейфе, спрятанном в шкафу. Ключ от сейфа у нее имелся. Когда же ее сожитель освободился, выяснилось, что сейф был взломан, а также исчезли куртка, соковыжималка и прочие вещи.

"Вы видели у кого-нибудь из подсудимых эти вещи? Они совершали какие-то крупные покупки?", - уточнила Елена Сергун у потерпевшей. "Нет", - ответила она. "Почему вы решили, что это именно подсудимые совершили кражу? Есть какие-то доказательства?" "Это мое предположение", - заявила Ермолаева.

Позже аналогичный вопрос о доказательствах причастности Чербаевых к преступлению еще раз был адресован потерпевшей, однако председательствующий судья Сергей Сотсков снял его, отметив: "Она уже отвечала, что это лишь ее предположение".

Следующее заседание по делу назначено на 9 февраля.