06.03.2017
Небоскребы: борьба города с деревней
Деришев
Небоскребы: борьба города с деревней

Валерий Радаев предлагает норму, запрещающую строить дома в центре города выше десяти этажей. Потому как сам пять лет бытует и харчуется в десятиэтажном доме в центре города и не хочет, чтобы кто-то в округе жил и харчевался выше него. “Это все из-за низких частот. Энергетика от Правительства исходящая затухать в торцах будет и не распространится на весь город. Об этом еще радиоизобретатели супруги Поповы-Маркони говорили”, - объяснил всем Валерий Радаев.

Александр Ландо грозно, как мастер Шифу из “Кунг-фу Панды”, спрашивает у главы города Валерия Сараева, почему тот отдал рынок Привокзальный и здание Речного вокзала в частные руки? Валерий Сараев опешил, потому что в то время он лишь отдавал приказы в областном управлении МЧС и немножко у себя дома. Он начал багроветь: “А вы! А вы! Навохудоносор!”

Потом Ландо стал ругаться с бывшим главным архитектором Саратова Владимиром Виричем. Хотя их бывших не бывает. Владимир Вирич взял микрофон, начал вертеть им, как Брюс Ли нунчаками, и крикнул Александру Ландо: “Выходи один на один! Вперед ногами унесут, а я еще два часа петь и танцевать буду!” Александр Ландо грохнулся на стул и заголосил: “Убил! Убил! Убил!”

Депутат госдумы Николай Панков говорил: “Коллеги, давайте корректно! Корректно давайте! У нас самый замечательный исторический центр, такого исторического центра нет нигде в Саратовской области! Даже в России нет нигде такого! Люди приезжают - натурально дара речи лишаются, когда его видят! Надо сохранить наш корректный исторический центр!”

Небоскребы: борьба города с деревней

Это вот так проходил в Саратове всемирный конгресс саратовских застройщиков-целинников, общественников-универсалов, депутатов-земляков и других прихожан Святой Церкви Урбанистов 10-го этажа. Ну я, конечно, малость приукрашиваю, как саратовские лавочники приукрашивают фасады исторических зданий, но все примерно так и было.

Значит, губернатор-капитолиец не хочет, чтобы в центре строили дома выше десяти этажей?! Ну хорошо, что не сказал: и вглубь нельзя больше десяти этажей, а то саратовским застройщикам хоть в Монголию беги вынужденными переселенцами. В Монголии везде можно строить, только не из чего и канализацию долго тянуть. Но шутки в сторону, прибережем их до следующего раза.

Да, кстати, почему губернатор-капитолиец? А все очень в просто: в Америке, в городе Вашингтоне нельзя строить дома выше здания их Государственной думы - Капитолия. Так когда-то порешили мужчины в париках и лосинах. Валерий Радаев хоть и с натуральным покровом и в брюках от саратовского колледжа стрижки и шитья, но хочет быть похожим на капитолийца.

Но мы же не в Вашингтоне! Запоздал губернатор лет на тридцать-сорок. У нас уже понастроили дома выше десяти этажей в этом историческом центре, чего с ними делать-то?! Сносить?

Вот и падре Александру Соломоновичу не нравится небоскреб на Набережной. “Бельмом на глазу” назвал его. Эй, кто там из санавиации, подымите падре на вертолете. Желательно ночью. Пусть сверху глянет на местность в огнях и силуэтах - красотища же!

Почему вообще высокие дома пугают прихожан Церкви Урбанистики 13-го дня? Это дерзновением они, что ли, каким считают, посягательством на небеса, святотатством?

Небоскребы: борьба города с деревней

Автомобили их, значит, не пугают, а высотные дома - нате вам, креститься двумя руками и волнообразно начинают. Автомобиль-то пострашней: бежит резво, а ног, как у коня нету! Дым пускает из зада, как адова печка.

Не надо бояться высоких домов в городе. Они для городов придуманы. Особенно таких, которые хотят стать мегаполисами и деловыми центрами: народу становится больше, кислорода меньше, решили когда-то не вширь расти, а ввысь. В девятнадцатом веке люди типа Валерия Васильевича и Александра Соломоновича кричали “ужас!”. А теперь эти города с высокими домами на буклетах и панорамах, люди с речки на их фоне фотографируются.

Просто высокие дома - они, как автомобили - бывают уродливыми, а бывают красивыми, что глаз не оторвать. Красивыми - это когда автомобили делают дизайнеры, уродливыми - когда госкомиссия. Красивые высокие дома - когда архитекторы, уродливые (типа Правительства) - проектировщики. На то в Саратове есть Главархитектор, чтобы не давать застройщикам строить уродливые дома, а бить их книжкой "Архитектура для чайников".

И какой исторический центр нужно сохранить в Саратове? Вот когда они так говорят, то возникает ощущение, что застройщики-имбецилы хотят снести здание Радищевского музея (первородное) и построить там дом по югославской модели. Когда вы были последний раз в музее?! То-то же. А в квартиры, небось, каждый день люди ходят. Что нужней - югославский дом с мусоропроводом или картины?

Или биржу… пардон муа - здание высших пулеметных курсов госслужащих - ПАГСа снести имбецилы-застройщики хотят, и построить там шестиподъездную панельную десятиэтажку буквой “Г” - чуть на Театральную площадь придется заступить, но ерунда?

Нет, не хотят музей и ПАГС застройщики? Хм… Странно. Но ведь картины и на проспекте можно посмотреть за бесплатно и они там гораздо ярче, чем в Радищевском музее. А высшие пулеметные курсы госслужащих можно и уплотнить.

Небоскребы: борьба города с деревней

Какой же тогда канонический исторический центр страшно трогать в виду риска того, что Саратов потеряет звание самого красивого города земли на 51-й параллели?! Бендешки вот эти рахитные по Кутякова, Гоголя или Киселева? Когда-то они были красивые, но жилтоварищества круто с ними обошлись во времена социализма. Ничего не поделаешь, реанимации не подлежат. Был исторический центр, а теперь фрагменты одни. Задавили Регпалатой и домами быта.

Воля ваша, но тут я согласен с боевым архитектором Владимиром Виричем, который не стал все же трогать Ландо, а сказал прихожанам: “Город — это не музейный экспонат. Его нельзя накрыть колпаком, он постоянно меняется. А мы, находясь внутри него, часто воспринимаем это изменение негативно, но это естественный процесс. Мы говорим "сохранить лицо". Да нельзя сохранить таким, каким он был 100 лет назад. А может 200, а может 300. А может до изб дойдем? Это же еще историчнее”.

А где тогда строить эти чертовы дома-то в Саратове? Тут, куда ни глянь - везде заповедные места: ой-ой, здесь нельзя строить, тут Волга близко. Тьфу на вас, будьте прокляты, не трогать Волгу-мать! Тут не моги строить, тут Кумысная поляна, дар Богов, легкие Евразии, чтобы вы провалились, пшли прочь! Ай-ай, здесь тоже нельзя, здесь тоже Кумысная поляна, но с другой стороны, дети в лес ходят по грибы-ягоды, ненавижу! Эй-эй, куды - никак тут нельзя, здесь холерно-тифозное кладбище было, прахи дедов-страстотерпцев. Души в вас нет, кто строит на кладбище, вурдалаки! Там речка течет подводная, наяды в ней плещутся!

Но без паники, прихожане, общественники-универсалы и мирные жители! Грядет большое событие: в мае в Саратове состоится уже Вселенский Собор Урбанистов 10-го и всех последующих этажей, по итогам которого будет выпущена энциклика, согласно которой будет развиваться и хорошеть любимый город Саратов. Имена гостей такие, что если их вслух произнести на улице, то исторический центр сам по себе обрушится.
Валерий Радаев сказал, что к встрече гостей "абсолютно все должны быть задействованы". Вот я и задействовался — за небоскребы.