23.07.2017
Оптовая база запретных плодов
Лев Гурский
Оптовая база запретных плодов

Сегодня самое модное поветрие в России – околокультурные запреты. Люди, прямо или косвенно причастные к художественному творчеству, каждое утро первым делом лезут в новости и в соцсети, переписываются между собой, перезваниваются, переглядываются. "Тебя еще не запретили, старик? – Вроде нет пока. А тебя? – Тоже нет. Ждем".

Мода эта не появилась вдруг, а назревала долго, как фурункул. Было ясно, что после запретов массовых митингов и уличных шествий, испанского хамона и турецких курортов, польских яблок и французских поцелуев, беспокойные чиновничьи руки, в конце концов, дотянутся до киноэкранов, театральных подмостков и библиотечных стеллажей. И вот уже в Архангельской губернии из районных библиотек выдергивают сотни книг, отмеченных страшной каиновой печатью Фонда Сороса, а в столице дирекция Большого театра вдруг объявляет об отмене премьеры балета, посвященного знаменитому танцовщику Нурееву

То есть нам, конечно, скоро объяснят ненатурально бодрыми голосами, что классиков и современников удаляют с полок вовсе не окончательно, а так, до особого распоряжения. Пока, мол, спецкомиссия из педагогов, участкового и батюшки не проверит: повлиял ли роковой штамп "Открытого общества" на содержимое книг Чехова, Достоевского или Льва Толстого? (Не поубивали ли там внутри сестры Прозоровы братьев Карамазовых? Не усыновил ли Свидригайлов Филиппка? Не переадресовал ли свое жалобное письмо Ванька Жуков, например, в Европейский суд по правам человека?)

Но мы догадываемся, что даже если опасную литературу перепроверят и переосвятят, она вряд ли вернется обратно на библиотечные полки. То же и с несостоявшейся премьерой Кирилла Серебренникова в ГАБТ. Похоже, она отложена навсегда. Вот если бы, допустим, спектакль про того же Нуреева поставили Станислав Говорухин или сам Никита Михалков, с правильных патриотических позиций, – это куда ни шло. Или если бы, скажем, тот же Серебренников срежиссировал героический балет о жизни и подвигах, предположим, Павлика Морозова – это тоже было бы терпимо. Но трудная тема плюс трудное имя режиссера – явный перебор. Боливар Минкульта не выдержит двоих…

К чему это я? Да к тому, что модные тренды со временем добираются и до наших краев. Раз уж даже столичная штучка мадам Реновация, сойдя с поезда № 9, для начала забила стрелку на привокзальной площади, прочие гости тоже наверняка не заставят себя ждать и явятся всей толпой. Совсем скоро до Саратовской губернии долетят и упомянутые выше запретительные ветры. А поскольку врио губернатора крайне чуток ко всему новому (или плохо забытому старому), какие-нибудь явления местной духовной культуры будут наверняка брошены на алтарь Отечества. Какие именно? Делайте ваши ставки, господа!

Думаю, в зоне риска – тюзовский спектакль "Капитанская дочка". Поставил его режиссер с подозрительной фамилией Шапиро и с нехорошим именем Адольф. Кто такой Емельян Пугачев, представленный на театральной сцене не без симпатии? Экстремист, организатор массовых флэшмобов, человек, который не просто раскачивал лодку (как его старший коллега С. Т. Разин), но и обманным путем пытался пролезть во власть. Какой пример подается молодежи? Эдак каждый двоечник, насмотревшись богопротивного театрального действа, начнет выдавать себя за царствующую особу, осаждать крепости и подвергать "стокгольмскому синдрому" морально нестойких патриотов и патриоток?

Или возьмем, к примеру, памятник Николаю Вавилову на одноименной улице. Человек он конечно, был великий, но вот памятник… О чем он ежедневно напоминает проходящим мимо саратовцам? О том, что знаменитый генетик стал одной из жертв массовых репрессий и его уморили голодом в саратовской тюрьме? И это – в те времена, когда организатор и вдохновитель этих самых репрессий по популярности уже перегнал нынешнего главу государства.

Эдак ведь нашим согражданам придется решать, на чьей они стороне: тех, кто сидел, или тех, кто сажал? А это утомительно – делать выбор. Нужен ли опасный раздрай в головах соотечественников, когда Россия и так окружена расширяющимся во все стороны НАТО и гражданам так отчаянно нужен позитив? Сдается мне, скоро Вавилов незаметно исчезнет с пьедестала, а его место займет бронзовый сноп пшеницы. Оно и близко по теме (Вавилов изучал пшеницу), и вполне нейтрально...

Следующий пункт в списке "на вылет" – консерватория. Собственно, против музыки как таковой чиновники ничего не имеют (даже любят попеть под гармошку), но вот "подправить", говоря словами Жванецкого, консерваторию снаружи захотят многие. Скорее всего, здание будет реконструировано до неузнаваемости. Ведь даже название архитектурного стиля, – псевдоготика – в наши тревожные времена выглядит сущей прокламацией.

Первая часть слова, то есть "псевдо", как будто нарочно намекает на репутации многих российских начальников, заполучивших "корочки" кандидатов и докторов всевозможных наук. Что же касается "готики", то это – безусловный намек на некую популярную молодежную субкультуру, перпендикулярную образу жизни добрых "мажоров". Захотят ли вечно разочарованные и вечно минорные "готы" идти служить в ОМОН, маршировать под стягами, аплодировать партвождям, пополнять ряды "Молодой гвардии "Единой России"" и пестрою толпою втискиваться в социальные лифты? Конечно, нет. Стало быть, чем меньше в этой жизни будет "готических" моментов, тем спокойнее окажется существование начальников…

Почти необъятное поле для будущих запретов – художественный музей имени Радищева. Живописцы, графики и скульпторы несколько столетий занимались так называемым самовыражением и потеряли уже всякий страх. Только в основной экспозиции – подпольный дилер "приворотного зелья", древнегреческие мифологические алкаши и развратницы, и даже, страшно сказать, Лжедмитрий, присягающий польскому королю Сигизмунду.

Хотя начнут, разумеется, с "ню". Ведь уже на первом этаже, недалеко от входа, бесстыдно предается сну абсолютно голая мраморная гражданка. А ведь мимо ходят дети, между прочим! Кстати о детях: прямо на лестнице они – тоже неодетые и с крылышками – высовываются из мраморных барельефов, провоцируя тайных педофилов. Думаю, со всеми этими статьями УК РФ, запечатленными на холстах, высеченными из бронзы и отлитыми в граните, будет вестись бескомпромиссная борьба – вплоть до заключения картин и статуй в дальние хранилища без права переписки…

Да, чуть не забыли о самом главном! Несколько десятилетий назад московский поэт написал опасные стихи, подрывающие наш Семейный кодекс. Московский композитор написал хорошую музыку на эти стихи. Московский режиссер поставил популярный фильм, где прозвучала злополучная песня про золотые огни и неправильную любовь. Эта песня первой будет изъята из обращения. Тогда-то рифма "Саратова – женатого" окажется погребена на свалке истории. Ну или хотя бы к слову "женатого" – для соблюдения приличий – добавят, наконец, отрицательную частицу "не".