Кавээнщик Александр Гудков: "Я уверен, что на сцене должен быть даже Петросян, потому что моя мама ухохатывается"
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Кирилл Кашкин
Достучался до небес
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
КУЛЬТУРА   13.07.2010 | 18:08
Кавээнщик Александр Гудков: "Я уверен, что на сцене должен быть даже Петросян, потому что моя мама ухохатывается"
Просмотров: 637
Версия для печати

без названияПеред концертом, в "Mon Cafe", пятеро веселых и находчивых молодых ребят, которых все знают как команду КВН "Федор Двинятин", дали пресс-конференцию.

Каждого из них представляли публике, называя не только имя и фамилию, но и фразу, выражающую жизненное кредо, или дающую краткую характеристику личности. Вот Женя Шевченко живет под девизом "Минимум Жени - максимум движений", красавица-блондинка Марина Бочкарева - это "одно слово: фаворитка", Александр Гудков -  "фронтмен команды", его сестра Наташа Гудкова -  "глава ступинского муниципального округа", а большой и немногословный Андрей Палыч Стецюк - "единственный плотник в коллективе" (и, заметим в скобках, чемпион команды "Мегаполис").

Ребята были искренне удивлены и обрадованы тем, что приглашены участвовать в 7-м фестивале документальной мелодрамы "Саратовские страдания", которые состоятся 11-17 сентября, и обещали себя показать. "Это местный жанр любовных припевок", - пояснила суть фестиваля его директор Татьяна Зорина. 

Едва сев за стол, "Фёдоры" стали шутить и смеяться над собой. На вопросы журналистов они честно пытались отвечать серьезно, но это не очень-то получалось, поэтому опустим ремарку "смех в зале". Взрывы хохота сотрясали кафе практически после каждой фразы, превращая встречу в вечер, а точнее - в день юмора и импровизации.

- Ребята, проверяли ли вы свой IQ? Он не зашкаливает?

Александр Гудков: Вообще-то да. Если взять всех нас впятером и нашего звуковика Александра, то мы -  мощь!

- Судя по тому, как вы хорошо знаете школьную программу по русской литературе...

Женя Шевченко: Это да - у всех были книжки краткого содержания.

Александр Гудков: У меня была красная книжка с кратким содержанием всех произведений, но я не все читал.

Марина Бочкарева: Я только Обломова не читала краткое содержание - как назло, мне досталось отвечать именно его...

Женя Шевченко: ...и ты написала краткое сочинение.

Александр Гудков: Написала: он лежал на диване. И все. Это плохо. 

Женя Шевченко: Плохо раскрыта тема - "три".

- Вы буквально ворвались в мир КВНа, стали открытием 2008 года, а что для вас было самым трудным?

Женя Шевченко: Самым трудным было есть один и тот же завтрак в гостинице.

Александр Гудков: Опять блины с семгой! 

Марина Бочкарева: Были разные периоды. Тяжелее было до Высшей лиги, а потом мы стали другими, и нам было попроще.

Александр Гудков: Мы были удивлены легкостью начальных игр Высшей лиги.
Марина Бочкарева: В Премьер-лиге каждая игра была битвой с редакторами, битвой за каждую шутку, вообще за все была битва какая-то, и конкурсы были сложными. А в Высшую лигу пришли, вставили все, что было в Премьер-лиге, и все хорошо прошло.

Женя Шевченко: Мы не врем  - правда!

Андрей Стецюк: Никаких терний не было, все было гладко и просто.

- Кто главный в КВН?

Марина Бочкарева: Последнее слово за Александром Васильевичем Масляковым, он решающий.

- Он поменял вам слова в песне про медведя?

Александр Гудков: Нет, он сказал, что это шлягер.

Марина Бочкарева: Это единственный конкурс одной песни, которую показали всю до конца, в остальных мы меняли слова по 6-8 раз. До песни про Леонтьева у нас было 5 вариантов песенных номеров, но нам все повырезали.

Александр Гудков: Леонтьева мы принесли за день до выступления и редакторы сказали: "Ну ладно, оставляйте".

- Давайте теперь мы у вас что-нибудь спросим - как вам Саратов? Похож на Краснодар?

Женя Шевченко: На Ялту.

Марина Бочкарева:  На Сочи - чистота, порядок, зелень кругом.

Александр Гудков: Губернатор один...

- Вам часто приходится импровизировать на сцене? Когда возникают курьезные моменты, как вы выходите из положения?

Марина Бочкарева: Когда мы выступали в Канаде, наш звукач Саша, который находит все песни, все дурацкое, что у нас звучит, не смог включить фонограмму. А Наташа в "Пушкине" должна долго катиться со сцены, а не под музыку очень глупо это делать. И вот Наташа произносит фразу, пауза затягивается, я уж думала петь начать, чтобы ей катиться не в тишине, но Саша наконец что-то включил.

Александр Гудков: Самое смешное было, когда мы выступали в Питере в финале Высшей лиги, и Саша прыгал с "декабристами", то у него на первой секунде порвались штаны, и видно только нам голые ягодицы... пересказать это невозможно. Все выступление прошло в слезах. Нельзя было смеяться, приходилось отворачиваться.

Женя Шевченко: Я позвал Маслякова - у него было очень красное лицо...

Марина Бочкарева: Когда показывали Леонтьева, Саша бегал-бегал вокруг, а на словах: "так и останусь бродяга один..." слышу звук странный -  Саша лежит и что-то докрикивает. Он поскользнулся, ударился сильно, а все подумали, что так и надо.

Александр Гудков: Мы импровизируем постоянно, подтруниваем иногда на сцене. У меня есть "косяк" - я плохо выговариваю слова, эти ржут сзади, я понимаю, что все очень плохо, и сам смеюсь.

- Как помогает в жизни то, что вы умеете выкручиваться из щекотливых ситуаций?

Александр Гудков: В общественном транспорте не надо расплачиваться.

Женя Шевченко: Я помню, мне как-то не хватало на обувь. Главный по залу смотрит на меня, а я говорю: "Вы знаете, мужчина, мне не хватает на обувь. Можете мне в долг дать? Я вам завтра верну". Высшая сила телевидения помогла.

Наташа Гудкова: Если надо подписать важную бумагу, идти к злой тетеньке в администрации -  все посылают меня. Я начинаю что-то говорить, а она: "Ой, я тебя по телевизору видела! Что там нужно подписать?"

Александр Гудков: Раз -  и квартиру свою на тебя подписала!  (Смех)

- Какая у вас основная работа?

Наташа Гудкова: (скороговоркой): Я - главный специалист отдела по делам молодежи комитета по физической культуре,  спорту и работе с молодежью администрации Ступинского муниципального района.

Александр Гудков: А еще она - логопед.

Наташа Гудкова: Я - муниципальный служащий, единоросс. У нас в администрации все единороссы, иначе премии не будут платить. (Смех) Недавно я стала почетным работником в сфере молодежной политики. У меня теперь есть орден.

Женя Шевченко: Не расскажу ничего. А что мне говорить? Что я асфальт укладываю?

Марина Бочкарева: Мы работаем творчески -  пишем сценарии, еще иногда я свадьбы делаю, но сейчас уже довольно редко.

- Вы все время смеетесь. На ком проверяете свои шутки?

Марина Бочкарева: Друг на друге, на родителях.

Александр Гудков: Мы можем просто смеяться, без всяких шуток, есть такой грешок...

- Как ваши родители относятся к тому, что вы играете в КВН?

Марина Бочкарева: Родители болеют за нас, ходят на все игры.

Александр Гудков: У нас полярные родители. У Марины и Жени вообще отлично относятся. А наша мама с  Натальей -  очень скептически. Не очень ей нравится то, чем мы занимаемся, мне кажется, что в душе она гордится нами, но скрывает это.

Наташа Гудкова: Сказала: "Пошли работать на ступинскую металлургическую компанию!"

Александр Гудков: Она впервые пришла на концерт к нам в Ступино и сказала: "Я не думала, что КВН может быть таким смешным". Там была еще ярославская команда, они в шапках выступают. Мама говорит: "Там были ребята смешные и были ребята в шапках", - такую вот иерархию дала.  Команда РУДН ей понравилась: "Как же они поют, - говорит, - не то, что вы: я все поняла".

- Правда, что вы больше не будете играть в КВН?

Александр Гудков: В 2010 году - нет, а дальше -  апокалипсис.

Марина Бочкарева: На будущее не загадываем, как получится. Есть несколько факторов... Один из которых — финансовый —  он, к сожалению, имеет очень большое значение. В КВНе без спонсора очень сложно, мы были в долгах, как в шелках, и не очень хочется к этому возвращаться, если получится со спонсором решить вопрос - то мы пойдем играть.

- Комитет по физкультуре и спорту не может помочь?

Наташа Гудкова: У комитета нет столько денег! У нас 34 муниципальных учреждения.

Марина Бочкарева: В премьер-лиге мы все жили в одной комнате, на маминых котлетках, готовились в стрессовых условиях, а в вышей лиге у нас были спонсоры и работать было легче.
Наши спонсоры решили подождать и решить вопрос с финансированием в следующем году. Мы сами не заявились в этом году - устали от марафона, решили немножко отдохнуть. Быть в постоянной подготовке - не простое дело.

Александр Гудков: Зато сейчас мы цветем и пахнем. На лаврах почиваем!

- Есть смысл делать юмор бизнесом?

Женя Шевченко: - Есть интерес сделать что-то новое, необычное, чего еще нет, но пока мы этого не придумали. Есть идеи, но нет возможности, нет поддержки. В России еще не готовы к некоторым шокирующим вещам, не все нам позволяется.

без названия- Вы лично знакомы с Федором Двинятиным?

 Александр Гудков: Я стоял с ним в очереди, в магазине "Седьмой континент". Мне говорят: "Давай, подойди к нему", а он огромный такой, в  пальто, я постеснялся. Он просто посмотрел на меня и ушел.
На Федора Никитича мы выходили через своих друзей в Питере, он преподает у них в ЛГУ, была задумка его вытащить в КВН. Федор Никитич знает о существовании команды-тезки, но он ответил: "Выходить я на телевидение не буду, я человек не публичный, весь в науке..."

Марина Бочкарева: На наши игры он не ходит. Александр Друзь нас хорошо знает и пересказывает ему, что происходит в нашем творчестве, думаю, ему просто от этого весело и он не будет ходить и отстаивать право на использование своего имени и все такое.

- Вы не считаете, что стали популярней самого Двинятина? В Яндексе вы занимаете пять первых ссылок.

Александр Гудков: Это все телевидение виновато. Я считаю, что Федор Никитич должен стоять с нами на равных, надо поговорить с Яндексом.

- У вас здорово получается изображать ведущего программы "Максимум", вы с ним знакомы?

Александр Гудков: Это Малахова, что ли? А, Пьяных! Нет, не знаком, он, мне кажется, человек злой...

- Кого легче всего изображать?

Александр Гудков: Нам нравится изображать звезд эстрады, наша бизнес-элита дает темы для шуток, бытовуха. 

Марина Бочкарева: Нам не близка политика и социалка.

- На политическую тему и шутить опасно...

Марина Бочкарева: Да не то, что опасно, но у нас не идет - мы ничего не можем придумать. У нас получается утрировать жизненные ситуации.

- А сюжеты по Чехову и Пушкину?

Александр Гудков: Нам нравится взять классическую основу и перевернуть ее так, как никто не делал.

- Марина, говорят, что у вас несчастная любовь, это из-за того, что вы все  время в разъездах?

Марина Бочкарева: У меня очень счастливая любовь - она рядом (кивает на Женю Шевченко) Ой, не говорите никому!

Женя Шевченко: Ну вот, все узнали, теперь в песнях образ страдалицы у тебя не получится.

- У вас в группе есть хоть один строгий человек?

Женя Шевченко: Да мы его специально пригласили - он за кадром.

Марина Бочкарева: Нас пять человек, мы все разные, много придумываем, а через две недели начинается самокопание: "То не смешно, это не смешно" - и много хорошего юмора из-за этого повылетало. Мы позвали Тимофея Куцай из сборной Санкт-Петербурга как режиссера-редактора. Он смеялся и называл себя кризис-менеджером. Тима помог нам мобилизоваться, и нам это очень нравится.

- Говорят, смех продлевает жизнь. Вы замечали, что привычка шутить укрепляет здоровье, что с вами не происходит ничего плохого?

Марина Бочкарева: Наверное, да, позитивный человек положительно и мыслит, и общается, не задумывается о возрасте, ни о каких серьезных вещах. Если и случаются неприятные ситуации, то лучше их не драматизировать, а обратить все в шутку. Мне кажется, так правильнее жить.

- Над чем вы сами смеетесь? У вас есть любимые юмористы и коллективы?

Александр Гудков: Над собой смеемся -  наш коллектив нас веселит.

Женя Шевченко: Мне нравятся все фильмы братьев Цукеров и актер Чарли Шин.

Наташа Гудкова: Мне нравится Иван Ургант. В любом исполнении - и как мужчина, и как юморист, и вообще.

Марина Бочкарева: Сергей Светлаков, из "Камеди" ребята многие очень талантливы. Мы увлекаемся зарубежными сериалами, Тина Фей отличная актриса.

Александр Гудков: Алек Болдуин в комедийных ролях великолепен.

Женя Шевченко: Комик-группа "Монти Пайтон", "Маски-шоу".

Александр Гудков: Мультики очень хорошие стали показывать на канале "2х2": South Park, Гриффины, Сипмсоны. Там затрагивают темы, которые чужды нашей славянской культуре. К примеру,
"Союзмультфильм" никогда не выпустил бы мультик про какашку.

Андрей Стецюк: Мы слишком замкнуты. В России есть много тем для юмора, которые нельзя поднимать.

- Хотя, если посмотреть на истоки славянской культуры, там найдется такой юмор...

Женя Шевченко: Эх, березонькой, да по попочке...

Александр Гудков: Это не юмор - это баня.

Наташа Гудкова: А еще нам советские фильмы нравятся, которые мы по десятому разу смотрим: "Любовь и голуби", "Москва слезам не верит", "Служебный роман".

Марина Бочкарева: Советские фильмы - это кладезь юмора.

- С «Квартетом И» вы знакомы?

Марина Бочкарева: Немножко, но знакомы, не друзья конечно....

- А они вам сказали, что вы молодцы?

Марина Бочкарева: Да, они так и сказали: "Вы молодцы!"

Александр Гудков: Так все говорят: "Следим за вашим творчеством".

Женя Шевченко: Я с ними лично не знаком, но фильм мне понравился.

Марина Бочкарева: Там есть юмор, который не везде пускают...

- А какой сейчас новый юмор, который не везде пускают?

Женя Шевченко: В фильме с немцами смелая неформатная тема была.

Александр Гудков: А как же "Самый лучший фильм"? Там же чересчур все смело?

- Вам нравится "Сomedy club"?

Марина Бочкарева: Смотрим и на заметку берем. Я смотрю, когда там выступают мои друзья. Новый формат мне нравится больше, чем предыдущий.

Александр Гудков: Когда он был новым, было очень круто. Мы считаем, что должен быть и такой юмор, и какой-то другой. Чем больше будет разного, тем интереснее жить. Все должно иметь право на существование.

- И даже Петросян?

Александр Гудков: Я уверен, что должен быть даже Петросян, потому что моя мама ухохатывается. Я говорю: "Мам, как ты можешь?", а она: "Я смеюсь, уйди". Мама искренне смеется.

Наташа Гудкова: Мы можем сидеть в последней комнате (у нас их три), а мама на кухне, и мы слышим все, как она смеется.

Александр Гудков: Есть яркие примеры, когда приезжает, скажем, "Кривое зеркало" и они реально собирают залы. Там у людей естественный смех, чем же они берут? Мы, наверное, помоложе, не понимаем этого юмора...

Женя Шевченко: Может быть, если бы не было их, не так смешно было бы у нас.

- Как охраняются авторские права на ваши шутки?

Александр Гудков: В КВНе есть защита прав, мы отправляем все наши выступления в ТТО "АМИК".

- То есть, все ваши шутки принадлежат Маслякову?

Марина Бочкарева: Точнее, его компании, но это нас защищает, если другая команда пошутит нашей шуткой, то ей будет уже не до шуток.

Александр Гудков: Это касается только телевизионных передач, то, что мы показываем на концертах - все наше. Они на это право не имеют. Такую систему, как КАВ, должно что-то сдержать. Александр Васильевич придумал систему. Мы подписывали контракт, нас показывали по Первому каналу, мы обязуемся выполнять какие-то условия. Все это лояльно.

Марина Бочкарева: Лояльно, потому что мы не получаем за это денег. Нас "раскручивают" - дают возможность показать себя по телевизору, а мы в обмен отдаем свои права.

Александр Гудков: И обязуемся в течение определенного времени не участвовать в других телевизионных проектах. Мы выступаем как команда КВН.

- К другим командам как относитесь?

Марина Бочкарева: Ходим на их выступления и болеем.

Александр Гудков: Отлично. Если бы все были такими как мы, мы были бы классиками. Нужно, чтобы все были разными, ведь чем больше отличий, тем больше интересного и завораживающего. И тогда шоу получается без всякого шоу.

 

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
22 июня 2012, 18:50

ответить
на главную