Трендоиды и тендроиды
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
-Михаил Деришев
#109 Репортерский отряд NEW: Саратов - Третий Рим
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
РЕПОРТАЖ   18.10.2010 | 18:20
Трендоиды и тендроиды
Просмотров: 122
Версия для печати

В Ипатьевской слободе по улицам водят коня.
На улицах пьяный бардак;
На улицах полный привет.
А на нем узда изо льда;
На нем - венец из огня;
Он мог бы спалить этот город -
Но города, в сущности, нет.

Борис Гребенщиков

Что общего между тендерами и трендами? Что такое «власть искусства» и «искусство власти»? Как Саратов из города превратился в слободу? Почему уличные скамейки без спинок создают среду, враждебную человеку? Куда перенести  памятник святым Кириллу и Мефодию? На эти и другие вопросы пытались ответить участники межрегиональной научно-практической конференции «Искусство и власть в городском пространстве», проходившей в Саратове 15-16 октября.

Любовь зла

Попытки местной интеллигенции наладить пресловутый «конструктивный диалог» с чиновниками обычно не увенчиваются успехом. Так произошло и на прошедшей конференции. Несмотря на то, что среди ее организаторов значилось областное министерство культуры, представители искусства и представители власти в пространстве так и не пересеклись. Малочисленная группа чиновников была представлена замминистра культуры Баркетовым, начальником городского управления культуры Комаровым и несколькими неопознанными работниками минкульта. Их участие в конференции свелось к прослушиванию нескольких докладов и последующему ретированию.

У представителей творческой интеллигенции и ученых, судя по всему, оказалось больше времени, а главное - желания поговорить о прошлом, настоящем и будущем Саратова. Участники конференции рассуждали не только о новом типе людей – «трендоидах», ориентирующихся в своем поведении только на тренды, и о том, что «искусство становится властью, а власть искусством» (профессор ПАГС Татьяна Черняева), не только об истории взаимоотношений художников и власти в Саратове в XX веке (заведующий отделом русского искусства Радищевского музея Ефим Водонос) и, конечно, не только о том, что последний вавилонский царь Валтасар – лох (художник, журналист Алексей Трубецков), но и обсуждали практические вопросы.

Пожалуй, наиболее  злободневно прозвучали доклады профессиональных архитекторов. По мнению доцента кафедры архитектуры СГТУ Ларисы Тарасовой, в Саратове, «с его катастрофически нарастающей слободской ментальностью» общественные пространства — площади, скверы, проспекты — воспринимаются не как общее достояние, а как ничьи. Среди главных тенденций, определяющих нынешний облик города, - запустение и коммерциализация общественных пространств, стремление оградить решетками все, начиная с комплекса правительственных зданий до чахлого газона. Публичные места в городе используются не по назначению: на Театральной площади торгуют картошкой, а на площади Столыпина припаркованы машины. «В Саратове, потенциал которого с точки зрения системы общественных пространств очень высок, сегодня создается среда, враждебная человеку и ориентирующая его на асоциальное поведение», - резюмировала Лариса Тарасова.

Другой архитектор - Нина Фурман проанализировала саратовские памятники. «Чиновники часто игнорируют то, что над монументом должен работать не только скульптор, но и архитектор, - отметила Нина Викторовна. - Власть зачастую просто пытается как-то себя закрепить в пространстве города, не спрашивая мнения людей». На взгляд архитектора, памятники святым равноапостольным Кириллу и Мефодию, а также Юрию Гагарину необходимо приподнять метра на два – им не хватает высоты для того, чтобы производить впечатление монументальности. А памятник влюбленным, который портит прекрасный вид на Волгу, вообще следовало бы убрать.

В свою очередь завотделом музея им. Радищева Ефим Водонос рассказал, как во время установки памятника влюбленным один из чиновников подошел к нему с довольным видом и спросил: «Ну что, специалист, скажешь?» «Теперь я понимаю, что любовь зла», - ответил ему Ефим Исаакович. Рассказав эту историю, заслуженный деятель искусств заключил: «Разница отношений с властью сегодня и в советское время в том, что раньше тебя бы заткнули, а теперь тебя выслушивают».

«Скорее хоспис, чем больница»

О том, как добиться, чтобы власти не только выслушивали мнение научного сообщества, но и считались с ним, участники конференции спорили на «круглом столе». Известный саратовский ученый, профессор кафедры социальных коммуникаций ПАГС Тамара Фокина призывала коллег найти ту организационную форму, которая бы смогла стать эффективной в общении с чиновниками. «Ведь в городе есть эксперты по многим вопросам, которые могут рассказать, например, правильно ли висят вывески, правильно ли расставлены скульптуры и организовано образно-символическое пространство города. Я уже не говорю о Генплане», - подчеркнула Тамара Петровна.

Коллеги Тамары Петровны отметили, что для начала неплохо было бы найти общий язык и договориться о терминах с чиновниками, однако вся проблема в том, что они не приходят на встречи с учеными. «На конференции мы создаем общее концептуальное поле. Когда мы говорим слово «город», мы понимаем, что за этим словом стоит не только площадь, не только границы и даже не только люди, которые в нем живут, но и что-то, что составляет городской дух, городскую метафизику, городское искусство и т. д., - отметила Татьяна Черняева. - Это все стоит за словом «город», и власть за ним тоже стоит, вот только, может быть, впереди него, а не за ним. Она, по-моему, впереди всех бежит и навязывает нам способы размышления о городе».

Вскоре философские размышления ученых по поводу произвола чиновников перешли во вполне практические прения. «А как конкурсы проводятся! - включился в обсуждение скульптор Андрей Щербаков. - В нарушение всех технологий! Не приглашаются профессиональные эксперты, и в результате побеждает не всегда самый сильный проект». «Всегда не самый сильный», - поправил его Ефим Водонос, постоянный член различных конкурсных комиссий. По мнению Щербакова, слово  «искусство» и чиновничий принцип «как можно дешевле» не совместимы.  В качестве примера скульптор рассказал, как проходил конкурс на проект памятника жертвам локальных конфликтов. Голосующих чиновников оказалось больше, чем голосующих экспертов. В результате победил проект, за который не проголосовал ни один профессионал. «Они провели конкурс профессионально в том смысле, что заранее знали кто и что победит», - добавил Ефим Водонос.

Тендеры наряду с трендами оказались самыми актуальными терминами на научно-практической конференции. «На заседании нашей секции мы придумали новый термин по аналогии с трендоидами — тендероиды. Это те, кто выигрывают в конкурсах», - пошутила Тамара Фокина. Председатель регионального отделения Союза художников России Павел Маскаев предложил вместо проведения открытых конкурсов возродить старую систему заказов профессиональным союзам: «Это наиболее правильный, проверенный подход, где у представителей власти нет возможности манипулировать ходом конкурса и исключается коррупционная составляющая».

Дискуссия о тендерах несколько отвлекала собравшихся от  главной темы обсуждения -  создания некой переговорной площадки для экспертов и чиновников. «Судя по вашей улыбке, вам есть что сказать по этому поводу», - желая вернуть разговор в прежнее русло, обратилась Тамара Фокина к Алексею Трубецкову. «Я боюсь, что обманул вас, Тамара Петровна, своей улыбкой, - ответил Алексей, -  потому что у меня от двухдневного заседания достаточно мрачное впечатление». В представлении художника на конференции «достаточно разрозненное и виртуальное сообщество, которое понемножечку занимается анализом города, с удовольствием собралось перед помирающим пациентом и начало задумываться: хорошо бы его причесать и вообще позаботиться о духовном развитии его личности». Тем временем, по мысли Алексея, «мы уже ближе к хоспису, чем к больнице», о чем говорится и в нашумевшей статье «Саратов должен быть разрушен». «Не бойся,  слухи о смерти Саратова сильно преувеличены», - успокоил художника Ефим Водонос. «Чтобы разрушить Саратов, нужен проект, а это стоит безумных денег!» - иронично заметила Тамара Фокина.

Однако вопрос об экспертном совете так и остался висеть в воздухе. Лариса Тарасова решила внести в разговор долю конструктива и предложила начать с одноразовых небольших акций, например, росписи стены на набережной саратовскими художниками. «Вот мы говорим о гибели Саратова, а у меня перед глазами стоят зеленые скамейки без спинок, которые множатся по городу. И мы тут все сидим такие умные и образованные и не скажем власти, что это безобразие. Мы должны это сказать», - призвала всех к активным действиям Лариса Николаевна.

Однако чиновники уже давно привыкли к разного рода официальным обращением и предложениям в свой адрес. Первый директор Дома-музея Павла Кузнецова Игорь Сорокин предложил пойти путем эпатажа и «сдвинуть сознание» чиновников неожиданной формой предложений. «Например, если предлагать комиссию по памятникам, то это должна быть не та комиссия, которую ожидает власть. Надо предложить комиссию, которая будет уничтожать плохие памятники в Саратове. Власть встрепенется: а что это за люди пришли с нами биться?» - пояснил свою мысль Игорь Владимирович. «А не пойти ли нам сейчас всем Кирилла и Мефодия снести?» - в тон ему спросил кто-то из участников конференции. И после нескольких подобных шутливых замечаний эту дискуссию, а вместе с ней и научно-практическую конференцию «Искусство и власть в городском пространстве», вскоре свернули.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную