Никита Высоцкий: "Песни живут, пока их поют"
КУЛЬТУРА   14.12.2010 | 13:11
Никита Высоцкий: "Песни живут, пока их поют"
Просмотров: 175
Версия для печати

Сын Владимира Высоцкого Никита впервые приехал в наш город, чтобы принять участие в работе фестиваля "ТелеПрофи", а заодно сыграть в телеигру "Маркиза" и встретиться со зрителями. Первое, что бросилось в глаза артисту помимо уютной саратовской архитектуры - заводской лозунг, который уже давно не висит ни в каких городах: "Слава труду!"

"Странная у вас студия - одни женщины. Я понимаю, что уже не в том возрасте, но когда-то я производил впечатление на женщин", - артист решил было немного пококетничать, и дамы тут же выразили бурное несогласие с его "низкой самооценкой". Бабушкино любимое стихотворение "Жираф" Льва Гумилева стало для него "матримониальным" - он читал его всем своим девушкам и они становились его женами. Никита Владимирович готовился и дальше читать произведения поэтов Серебряного века, но зрителей больше интересовала его творческая биография и малоизвестные факты из жизни отца, поэтому прибез названияшлось с ходу менять формат встречи.

Артист погорелого театра

- Актерская профессия - это самое счастливое дело, которым может заниматься человек. Я вырос в актерской семье, достаточно удачно стартовал, хорошо учился и неплохо играл. Пришло время, я сделал свой театр ("Современник-2" – прим. авт.), и этот театр сгорел. Был 1993 год - время, когда горело все. Так получилось, что я из актерской профессии ушел. Не то, чтобы я обиделся - мне было неприятно, что наша работа оказалась ненужной. Я продолжал сниматься в картинах у своих товарищей, но было ужасно то, что труппа распалась, хотя с другой стороны, ничего страшного не произошло - в масштабах российской культуры. Я отдаю себе отчет - не получилось, ничего страшного, у меня, как выяснилось, есть другое предназначение. Я должен делать для своей семьи то, что я делаю - сохранять наследие отца. Я очень люблю профессию актера, играю иногда, что-то получается. В "Современнике" недавно была премьера, я сыграл главную роль, меня даже хвалили, но это уже не то... Мне много лет, и такой успех мне не интересен. Мой успех в том, что у меня прекрасные дети и, как кто-то подсказывает, жены (смех в зале). Я сделал выбор - пришел в музей своего отца и не жалею: это важно и так надо было сделать.

Шемякин поставил памятник Высоцкому

- Это не самая лучшая его работа, скорее некий акт. Этот памятник не должен был стоять в Самаре, вначале он хотел поставить его в Ярославле. Михаил Шемякин - выдающийся художник, я к нему очень хорошо отношусь, хотя он человек более чем тяжелый и более чем сложный, и в памятнике все это проявилось.

Отец не посвящал маме стихов

- Мама (Людмила Абрамова – прим. авт.) - самый близкий для меня человек. Они с отцом познакомились еще детьми, когда находились в эвакуации под Оренбургом. Она была рядом с ним в тот период, когда он из никому неизвестного безработного артиста превратился в того Высоцкого, которого мы все знаем и помним. У нее есть несколько его писем, есть двое детей - Никита и Аркадий - и я думаю, что ей достаточно.

Меня "случайно" назвали в честь Хрущева

- Старшего брата назвали в честь Аркадия Стругацкого - родители дружили со Стругацкими. Все были настолько рады - родился первенец, что никто не возражал. Меня хотели назвать Борисом, но тут вмешались все родственники. Решили тянуть жребий. Было семь вариантов имен, среди которых Борис, Сергей, Николай. Мой брат своей ручкой вытащил Никиту, которого вписали "до кучи" - Хрущева все шестидесятники очень любили. Сейчас это имя очень распространено, а тогда на меня пальцем показывали - я был единственным Никитой на всей улице. Меня обзывали "Никита Кожемяка", "Никита Хрущев". Не имя было, а кличка.

Я профессионал без харизмы

- Я хорошо учился и считаю себя актером, другое дело, что так жизнь сложилась. После института прослужил в армии два года, потом мы хорошо работали в "Современнике". Мы были настолько успешными ребятами, что когда я выходил из театра, меня рвали на кусочки, как солиста "Ласкового мая". Но все развалилось, значит - не судьба, значит - не время, и некого тут винить... Актер - это не только профессия, это еще и востребованность. Сейчас говорят: "Никто не пишет ничего хорошего". Но ведь никто и не читает! Когда я пришел в институт, моим педагогом был Андрей Мягков, он сказал: "Я могу вас научить быть хорошими актерами, но я не могу сделать вас знаменитыми". У меня много товарищей, которые более знамениты, чем я, но гораздо менее профессиональны. Я многое в своей профессии могу - могу хорошо двигаться, танцевать, петь и читать. Они могут гораздо меньше и, тем не менее, они воспринимаются и востребованы. Харизма, наверное… Но я не завидую, а дружу с людьми гораздо более успешными в профессии - с Мишей Ефремовым, Сережей Гармашом, хотя можно было бы и посоревноваться.

Отношение к трибьютам с песнями Высоцкого

- Песни живут, пока их поют. Во времена войны было много гениальных песен. Их забыли потому, что их перестали петь. Коль скоро есть интерес к песням Владимира Семеновича, то их нужно воспроизводить, и я это поддерживаю.

"Спасибо, что живой"

- Я четыре года занимался работой над художественном фильмом о Высоцком с рабочим названием "Спасибо, что живой". Мы почти заканчиваем, кроме того, что я написал сценарий, я еще и креативный продюсер - эдакий наблюдатель за съемочной группой. Я с тревогой жду - боюсь не того, что меня обругают, хочу чтобы было услышано то, что я хочу сказать. Я живу с этой историей более тридцати лет, и мне нужно "разрядиться". История очень простая, мне ее рассказал друг отца Всеволод Абдулов, она меня поразила своей ясностью. Владимир Семенович был очень ясным человеком: он не просто формулировал правильно, он думал правильно, легко и внятно. В этом смысле я его сравниваю с Есениным и с Пушкиным. У Высоцкого в 1979 году была клиническая смерть на концерте в Бухаре, из этого состояния он нам вынес стихотворение "Мой черный человек в костюме сером...", которое долго не мог дописать. Когда его не стало, я разговаривал с самыми близкими людьми - смерти Высоцкого не ожидал никто, а он знал абсолютно точно: "Уйду я в это лето в малиновом плаще..." Он был настолько обаятельным в своем "все будет хорошо", что ему верили. Я к нему пришел за несколько дней до смерти, он весело посмотрел на меня: "Никита, успокойся, все будет нормально!" Если б я знал...

При воссоздании образа мы пошли по пути абсолютного сходства. Смысла нет называть исполнителя главной роли, не имеет значения, кто это (Сергей Безруков – прим. авт.), потому что образ создавался всеми возможными способами: грим, голос, свет, компьютер. Мы показали трейлер на Московском кинорынке, и нам сказали: "Зачем вы нам показываете хронику?". Если люди примут, то нас ждет успех, который никакому "Ночному дозору" не снился, а если отвернутся, то мы проиграли по-настоящему. Я думаю, что тогда я проиграл всю свою жизнь.

Не спетая песня про друга

- Если бы я умел, то написал бы песню про Мишу Ефремова, хотя если бы я это сделал, то он бы засмеял и зачморил меня. Я считаю, что я его старший брат: когда с ним что-нибудь случается, я иду и вступаюсь, а он считает, что он вытаскивает меня за шиворот из неприятных ситуаций. Все наши знакомые считают, что мы два закомплексованных человека, которые переживают друг за друга.

Если бы отец был жив...

- Я бы тогда не пошел в артисты, во-вторых, я был бы гораздо более счастливым и комфортным человеком, в третьих, наша страна получила бы еще несколько десятков-сотен песен Высоцкого, но такие люди вовремя рождаются и вовремя умирают. По-другому и быть не может. Я хотел, чтобы в картине было понятно — все, что хотел, он сказал. Ему дали еще один год, чтобы доделать, и он допел, додумал, дорешал. Такие люди не двигают прогресс, они двигают сознание. Самое желанное, что есть в жизни - это талант.

Все зависит от журналиста

- Я, наверное, дал интервью раз в тридцать больше, чем Владимир Семенович - у него-то интервью никто и не брал. Всегда чувствуется, когда человек отрабатывает редакционное задание, а когда ему интересно и он хочет что-то для себя выяснить - тогда его обмануть невозможно. Самое главное - это искренний интерес и любовь к предмету, о которым вы спрашиваете. Станиславский, как известно, повторял: "Не верю!", так вот, вера и любовь движут всем, в том числе и в вашей профессии.

 

Байки из школы-студии

 

- В ГИТИСе была бурятская студия. Однажды народный артист, профессор Леонидов (он был огромного роста) поднимался по ступеням и в его живот врезался человек, который съехал вниз по перилам. Леонидов поднял его двумя пальцами, рассмотрел и сказал: "Здесь вам не Золотая Орда!"

Если бы наш театр "Современник-2" не сгорел, то...

- Я бы был только дважды женат (смех в студии). Ефремов был бы народным артистом и главным режиссером какого-нибудь театра, а я был бы профессором МХАТа. Наверное, мы были бы счастливы, но я не жалею и никого не виню, хотя иногда мне кажется, что мы чего-то недооценили, не поняли, недолюбили.

О любви

- Надо, чтобы обязательно в жизни была любовь. Говорят, что это свет, бог, но это общие слова - она либо есть, либо ее нет. Любовь как бы смотрит на нас и думает: "А ну-ка упаду я на загривок вот этому молодому человеку", я ее спрашиваю: «Почему не ко мне? Почему к нему?» Ответа нет.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную