Фантазеры
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
-Михаил Деришев
#109 Репортерский отряд NEW: Саратов - Третий Рим
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
СВОБОДА СЛОВА   10.02.2011 | 15:49
Фантазеры
Просмотров: 139
Версия для печати

без названия«Я вас, журналистов, побаиваюсь, поговоришь с вами вроде по-человечески, душу выложишь, а потом напишете такое!..» - опасливо говорит председатель Саратовской областной организации профсоюза работников народного образования и науки РФ Николай Тимофеев. ИА «Версия-Саратов» встретилось с ним, чтобы побеседовать о проекте нового закона «Об образовании», общественное обсуждение которого завершилось 1 февраля. Теперь разработчикам предстоит внести возможные правки. В начале разговора отмечаю, что против закона вроде бы высказывался даже Премьер Владимир Путин.

- Он высказался немного о другом, - поправляет Николай Николаевич, - речь шла о стандартах. Он сказал, что предложенные Федеральные государственные образовательные стандарты поспешно вводить нельзя. Но и в законе «Об образовании» тоже ведь говорится о стандартах.

- У вас, как у представителя профсоюзов, какие претензии к этому закону?

- Недавно в областной думе было обсуждение этого закона и все говорили об одном и том же – о том, что этот нормативный акт, конечно, назрел. Мы в профсоюзе тоже считаем, что против цели, поставленной разработчиками, трудно что-то сказать. Разработчики считают, что в новом законе должна отразиться реальность, которая сложилась на сегодняшний день в системе образования, а также должен быть использован принцип преемственности. Тут мы совсем не возражаем.

- У нас последние принципиальные изменения в образовании были, наверное, в восьмидесятых.

- Да нет. У нас образование постоянно находится в стадии реформирования. Но эти изменения – очень серьезные. Профсоюз волнуется за социальную направленность этого закона, насколько будет защищен педагогический работник. И если рассматривать проект закона с этой стороны, то цель разработчиками не достигнута. Социальная составляющая только ухудшается. И мы никак не можем согласиться с этим.

- А что конкретно ухудшилось?

- Первое – в компетенции Правительства РФ больше нет утверждения типовых положений об образовательных учреждениях: о школе, о дошкольных учреждениях и т.д. Сейчас все это отменяется и часть типовых положений вошла в сам закон. Он стал огромным и нечитаемым – 240 страниц! В то же время из положения очень многое не взято. Например, в положении о школе говорилось об установления учебной нагрузки учителя, теперь этого нет. То есть ту часть, в которой давались гарантии трудовой деятельности и заработной платы учителя, ликвидировали. Мы  предлагаем  типовые положения  оставить. Они обеспечивают единое правовое поле в системе образования.

Второе – мы возражаем против путаницы в терминологии. Вместо понятия «образовательное учреждение» появляется понятие «образовательная организация». Но фактически в разных главах сохраняются оба понятия. Путаницы нельзя допускать, потому что с ними – наименованиями – связаны все льготы и гарантии. Если, к примеру, при досрочном выходе учителя на пенсию, не дай бог, не так сформулируют наименование учреждения, то выплат не будет. Этого допустить нельзя. К тому же придется потратить впустую очень много денег на изменения в  документах.

Далее. Нас категорически не устраивает проект в части определения  социального положения студентов. Можно сказать, что правительство как бы уходит от социальной составляющей студенчества. Устранено понятие социальной стипендии. Сейчас в законе определены средства на материальную помощь студентам в размере 25 % от месячного стипендиального фонда, ее убрали. В действующем законе говорится, что плата за общежитие не должна превышать 5 % от стипендии – в законопроекте этот пункт  убрали. С этим согласиться нельзя. И потом, может быть, это оплошность (хотя, скорее всего, нет!) – помощник Президента говорит, что стипендия студентам и не нужна, их нужно трудоустраивать. Профсоюз  против таких подходов к студенчеству.

Волнует тот факт, что в законопроекте четко не прописаны социальные льготы и гарантии педагогов, воспитателей. Мы ждали, что упорядочится система оплаты труда, ведь сейчас идет полная вакханалия – в одних школах она одна, в других – другая. Зарплата учителя связана с количеством учеников в классе, то есть с фактором, который совершенно не зависит от учителя в период демографического спада. Учитель  должен получать деньги за вложенный труд! Профсоюз требует, чтобы был прописан конкретный должностной оклад по каждой квалификационной группе, чтобы нижняя планка окладов не была ниже МРОТ.

Ухудшается еще одно положение – выплата компенсации на книгоиздательскую продукцию. Она у нас сложилась в размере 100 рублей. Разработчики должны понимать, как сложно сейчас работать учителю – требуется применение информационных технологий, электронных видов связи, Интернета, различных программ… это все стоит денег. Вместо того, чтобы установить порядок и размер компенсации, написали расплывчато «имеют право». Профсоюз предлагает конкретно установить компенсацию в размере не менее 10 процентов от минимального размера оплаты труда.

Тревожит положение сельских учителей. У них есть льгота – право на бесплатную квартиру с отоплением и освещением. И это положение на 100 % сегодня соблюдается. Теперь же устанавливают льготу в размере 50 процентов коммунальных услуг. Это резко ухудшает положение учителей, работающих на селе.

Ожидалось, что в законе будет более четко прописано финансирование дошкольных учреждений, потому что прошел всероссийский форум работников ДОУ, в нем участвовали депутаты Государственной думы, представители Министерства образования РФ. Там вроде бы все пришли к выводу, что дошкольное образование должно быть первой ступенью общего образования. И финансировать дошкольные учреждения в таком случае нужно так же, как общеобразовательные, то есть из бюджета субъекта федерации. В законопроекте финансирование по-прежнему установлено из муниципальных бюджетов. Местные администрации часто отвлекают выделенные средства на другие нужды.

Профсоюз не согласен с тем, что законом фактически устраняется уникальная сеть ПТУ. Теперь начальное профессиональное образование будет структурным подразделением среднего профессионального образования. Может быть, где-то это нововведение и даст результаты, но материальная база средне-специальных учреждений не настолько хороша, чтобы «потянуть» еще и начальное профессиональное образование.

- Сейчас много критикуются предложенные образовательные стандарты, мы уже обмолвились парой слов на эту тему. Как вы относитесь к этому проекту?

- Мы считаем, что их придумали фантазеры, которые опираются не на действительное положение дел в образовании, а на какие-то свои иллюзии. Идет оптимизация, сейчас сокращаются социальные педагоги, школьные психологи, потому что сверху постоянно требуют сокращения штатов. А в стандартах  как раз   роль этих специалистов повышается. Ну и, конечно, мы не безразличны к нашумевшей ситуации с обязательными предметами, когда русский язык и математика вдруг вошли в разряд необязательных.

- Да. Зато ОБЖ – обязательный.

- Ну, я думаю, что в этом виде проект не пройдет.  Общественное мнение по этому поводу сформировано вполне определенно. И во власти понимают, что принимать такой стандарт нельзя.

Кстати, вот что еще я хотел сказать о новом законе: нас очень беспокоит судьба малокомплектных школ. Только в прошлом 2010 году закрыто более 40 школ.

- А сколько школ закрывается ежегодно?

- Последнее время много закрывается. На конец прошлого года в области осталось 1 002 школы, а в 2009-м было 1 055, в 2008-м – 1 312. И это началось с 2007 года. То есть за три года мы потеряли более 300 школ. При ликвидации образовательного учреждения на селе обязательным условием является решение схода. Иногда сход защищает свою школу. Законопроект упрощает эту процедуру. Предлагается возможность ликвидации «решением представительного органа», то есть поселковым советом. Судьбу школы в деревне будут решать пять-шесть человек. В законе не дается определение малокомплектной  школы.

- То есть, как я понимаю, теперь любую школу можно будет признать малокомплектной?

- У нас в области есть закон, определяющий малокомплектность. Средняя – меньше 120 детей, основная – меньше 98 человек, начальная – меньше 50 человек. В других областях иначе. В Пензенской области, допустим, малокомплектной признают школу, если в ней меньше 50 учеников. Подход разный, а должен быть единый для всей страны.

Так что, если просматривать все социальные вопросы, затрагиваемые проектом закона, то положение педагога ухудшается резко, и с этим согласиться нельзя. Сейчас мы направили во все инстанции свои предложения – в Госдуму, Президенту, в Правительство РФ. Центральный Совет нашего профсоюза ведет переговоры и, разумеется, принятие закона без рассмотрения мнения профсоюза недопустимо.

- А если все-таки к мнению профсоюза не прислушаются?

- Ну, нет. Сейчас будут выборы и депутаты, конечно, будут более внимательны ко всем предложениям.

- Так могут же отложить на время и принять после выборов.

- Я думаю, что это может привести к коллективным действиям. Уже первый этап коллективных действий прошел, по всей России мы проводили «легкие» мероприятия. В Саратове состоялся пикет у правительства и у областной думы. Мы требовали, чтобы на наше мнение обратили внимание. Так что поживем - увидим. В феврале будет принято решение о дальнейших действиях. Профсоюз не будет пассивен, т.к. не может допустить резкого ухудшения социального положения учителя.

- Тем более, что и так статус педагога невысок. Если ухудшится, люди вообще не пойдут в учителя.

- А так оно и есть. В педагогические вузы идут для того, чтобы получить высшее образование, а  не для того, чтобы работать в школе. Самый низкий балл по ЕГЭ требуется от поступающих в педагогический институт. Перед системой образования ставится задача совершить чуть ли не культурную революцию, значит, статус учителя необходимо поднять.

- Николай Николаевич, развейте сомнения, как в законе прописаны платные услуги?

- Там четко прописано, что среднее образование – бесплатное. Но по стандарту. То, что сверх стандарта – за деньги. Вот, если захочешь учить второй язык (в стандарте один), придется заплатить. Все предметы, определенные стандартом, будут изучаться бесплатно. Потом будет серия бесплатных кружков, и они тоже будут оплачиваться из бюджета. Человек, который не может платить за элитное образование, все же сможет получить добротное образование бесплатно по стандарту.

- Не останутся ли с принятием закона без работы учителя? Это же тоже очень серьезная проблема.

- Закон – нет, а стандарт об этом говорит. За счет сокращения числа предметов уменьшится, конечно, и число педагогов. Я, по крайней мере, не увидел в самом законе ничего, что привело бы к массовым сокращениям. Хотя, разумеется, приведет к увольнениям вхождение начального профессионального образования в структуру среднего.

- Если профсоюз будет выражать недовольство, то какими методами?

- В рамках рассмотрения коллективного трудового спора. То есть выработка требований, вручение их оппоненту и ведение переговоров. Если требования не выполнены, профсоюз может приостановить работу на один-два часа, можем провести пикет или митинг. Крайняя мера – забастовка. И у нас это когда-то было.

- Насколько я помню, последняя крупная забастовка была в 2004 году, где-то так?

- В 2005-м. Тогда зарплата не выплачивалась по два месяца, жить было не на что. В настоящее время с зарплатой все нормально, долгов нет. Думаю, во имя стандартов на забастовку не пойдут.

- Почему?

- Потому что этот вопрос можно решить, не прибегая к крайним мерам. Здесь проблема, на мой взгляд, в непутевых разработчиках. Это уже все поняли - и Президент, и Премьер.

На крайние меры может привести бездействие власти. В таком состоянии у нас были работники дошкольных учреждений, они были готовы на все. На пикет мы приглашали 300 человек, а пришло гораздо больше и все – воспитатели детских садов. Власть почувствовала настроение и приняла меры. Сразу после нашего пикета была установлена доплата работникам дошкольных учреждений в размере 1 000 рублей. Проблему коренным образом это не решило, но накал страстей был немного снижен.

- К мнению профсоюзов вообще прислушиваются?

- В последнее время – да. Мы даже не ожидали, что будет такая реакция на пикет. Это внимательное отношение власти просматривалось при  заключении трехстороннего соглашения профсоюзов с губернатором и союзом товаропроизводителей. Наш профсоюз выдвигал массу предложений, из них примерно 60 процентов вошло в соглашение. А значит, будут исполнены. Надо отдать должное, когда пришел Ипатов, появилось понимание, он ни разу нас не обманул. А ведь с Дмитрием Федоровичем был случай, когда нас просто обманули – пообещали повысить зарплату на 10 процентов с условием, что мы назавтра не выйдем на митинг. Мы отменили митинг, а он не подписал обещанное постановление. Это был удар серьезный. С Ипатовым такого не было. Дай бог, чтобы так и было дальше.

 

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (3)
10 февраля 2011, 17:11

"В действующем законе говорится, что плата за общежитие не должна превышать 5% от стипендии – в законопроекте этот пункт убрали" – говоришь? В СГАП этот пункт давно убрали. Спрашивается, куда ты смотришь, умник? Не зря боишься журналистов. Рыльце-то в пуху! 

ответить
10 февраля 2011, 20:37

Ой, не знаю. Кажется мне, что ничего эти профсоюзы толкового не сделают. Просерят всю социалку и слова не скажут. 

ответить
11 февраля 2011, 17:33

Почему ничего? Взносы собираем, даже если работники не члены профсоюза. Руководство наше лечим на курортах по профсоюзным путевкам. И даже можем, если кто-то взбрыкнет, уничтожить документы любого члена профкома, чтобы его без проблем смог уволить работодатель. Что касается студенческого профсоюза, то их лидеры могут и свадьбу себе и молодому проректору сыграть на профсоюзные студенческие деньги. 

ответить
на главную