Фотограф Сергей Терентьев: «Саратов – город лени и болота»
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Наталия Гливенко
Альтернативные экскременты
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
КУЛЬТУРА   24.05.2011 | 09:08
Фотограф Сергей Терентьев: «Саратов – город лени и болота»
Просмотров: 363
Версия для печати

без названияПобедитель фотоконкурса «Через Саратов» фотограф Сергей Терентьев, более известный как  Grahera-Pobozar, по просьбе ИА «Версия-Саратов» порассуждал  о роли идеологии в эстетическом воспитании человека, солидарности саратовских фотографов и  о том, как саратовские фотошколы делают деньги на желающих стать профессионалами. 

- Сережа, ты стал победителем во взрослой категории в фотоконкурсе «Через Саратов». Участники должны были провести линию на карте Саратова и пройти с фотоаппаратом по этому пути. Расскажи  про свои снимки.

- У меня была линия – я прошел от кинотеатра «Саратов» до выезда из города. И пока шел, у меня не было мыслей, что снимать. Я даже не мог себе представить, что в Саратове и снимать-то можно толкового, чтобы было интересно - хотя бы мне самому. И случайно посмотрел вверх – а там много проводов висит, протягивают радио, Интернет, телевидение. Английское слово «угол» по-английски – «angle». Очень созвучное со словом «angel». Я думаю – отличная тема, можно поспекулировать с произношением, и стал снимать углы проводов. Пока шел, снимал, темы сами пошли. Так и получилась эта серия.

- Конкурентов много было?

- Я не знаю, честно. Можно было, конечно, у организаторов спросить, но я не заморачивался.

- Твои знакомые, может быть?

- Да они так и так все знакомые. Все фотографы в Саратове знают друг друга. Практически.

- Насколько тесно в Саратове общаются между собой фотографы? Солидарность чувствуется?

- Максимальная. Мы во всем друг другу помогаем. Саратов – слишком маленький город для того, чтобы друг друга не знать. Есть, конечно, отдельные фотографы, которые сами себя отщепили. А так, на помощь можно рассчитывать всегда. Это везде так, во всем мире.

- А из других городов знаешь коллег?

- У меня в Москве много знакомых фотографов, которые также встречаются, помогают друг другу.  И я также могу им позвонить, попросить – выручи. И без проблем!

Получается, если вы такие дружные, конкуренции в этой сфере нет? У всех свои клиенты?

- Скажем, да. Потому что люди сами выбирают, к кому идти сниматься. Не так, чтобы я подбежал к знакомому фотографу: «Тоша, дай-ка я у тебя отниму вот эту бабу!». Нет такого. Ну, уж если есть такая необходимость, можно попросить модель.

- Солидарность есть, конкуренции нет... Проблем тоже никаких нет?

- Нет общности. Есть у нас Союз фотохудожников общероссийский, там председатель Андрей Баскаков. И два или три года назад он приезжал в Саратов. И мы, саратовские художники, пришли с ним пообщаться. Собрались все старики – скажем, мэтры, у которых есть имя и которые могут что-то сказать. Председатель саратовского регионального отделения - Геннадий Савкин. Ну, фотограф заслуженный, снимал очень много, есть во многих альбомах. И что он сделал: под себя все подобрал, в итоге он один там и состоит сейчас.

- А какой смысл союза, если там состоит один человек?

- Ну, ему нормально. Понимаешь, у него имя есть, корочка тоже. Он регулярно проводит выставки всякие. Для себя работу делает, а когда кто обратится – «да зачем мне нужны эти ребята…». Он ни за кем не бегает. Говорит – принеси мне тысячу рублей вступительного взноса. А с чего я буду ему приносить? Он мне ничего не сделал. И из-за этого все ушло. Эти вопросы мы подняли на встрече с Баскаковым. На что он нам сказал то же самое – принесите деньги и будете членами Союза фотохудожников. Люди делают деньги.

- Не было мысли создать альтернативный союз?

- Был вопрос об этом, тоже поднимался. Но нет у нас человека, который бы всех собрал и организовал. Саратов – город лени и болота.

- Смотри, какая ситуация получается. Вы жалуетесь на то, что Савкин не предпринимает никаких шагов, чтобы была какая-то общность.  То есть проблема в одном человеке, да?  При этом создавать альтернативу лень. Почему тогда нет общности? Возьми, к примеру, ты - и создай.

- Это надо, чтобы меня назначили на эту должность, чтобы мне платили деньги. Должен быть трудовой договор, все как нужно.

без названия- Это уже другой вопрос. Если вас не устраивает то, что нет общности – почему проблема не решается самими же фотографами?

- Тут знаешь, какая есть проблема? Не все люди хотят туда идти.

- Получается, что вы сами ничего не хотите. И Савкин здесь совсем ни при чем.

- Знаешь, в Саратове ничего никому не надо, люди сами ничего не хотят делать…

- Может быть, потому он ничего и не делает – видит, что отдачи нет?

- Нет, не в этом дело. Он просто для себя все делает, как ему удобно...

- В Саратове кого, по твоему мнению, можно назвать выдающимися фотографами?

- Алексанр Дроздин – прекрасный фотохудожник, очень серьезные работы. Сергей Кармеев. Да, в общем-то, и все – из фотохудожников.

- А репортажники?

- Набатов Юрий Васильевич, Курочкин Александр Александрович. Мирошниченко Александр Федорович – это вообще мэтр. В Энгельсе тоже есть «зубры». Просто держать в голове всю эту коллекцию фамилий – трудно, если с ними каждый день не общаешься.  

- А те, кто уехал в Москву, например? Знаешь таких?

- Есть такие, честно говоря, с ними не был знаком. Они уехали до того, как я в эту область попал.

- Ты как попал в эту сферу?

- без названияВ институте когда учился, друг мне говорит – «я снимаю на «Зенит». Я загорелся, тоже купил себе фотоаппарат и как дурачок ходил всех снимал. А потом меня судьба свела с Курочкиным Александром Александровичем, он стал моим учителем. И все – начал расти, потыркался - и сам себя вытянул до этого уровня. Сейчас состою в клубе «Эпос» в Энгельсе. Мы сейчас с подачи Михаила Глыжева -ведущего фотографа клуба – начали его поднимать.

- А в «Эпосе» как оказался?

-Через  фотоспринт, который проходил в Энгельсе.  Была поздняя осень, я туда приехал с бодуна, без денег, как бомж. У меня была только одна мыльница в руках, и все. Ну и они - как раз из солидарности - говорят, фиг с тобой, иди, мы тебя так запишем.  Дали задание, я поснимал - и из четырех номинаций себе две забрал. Просто так – мальчик пришел с улицы…

- Ты в каких номинациях победил?

- А я не помню… Я пока ходил, снимал, я пил…

- И с тех пор там и остался?

- Ага. Меня позвал Миша Глыжев. «Эпос» - очень древняя студия, ей около 35 лет уже. Она в таком упадке была! Я туда пришел, и сейчас уже там много ребят занимается. Я там провожу занятия, мастер-классы.

- Коммерческие заказы есть?

- Нет, что ты. Миша вообще работает сторожем.

- Это у вас такой клуб по интересам?

- Да. При том, что Миша Глыжев – учитель Сережи Кармеева. Последний также состоит в фотоклубе «Эпос», он оттуда, в общем, и вышел.

- В Саратове вообще сильная школа по мастерству фотографии?

- Вообще никакой нет школы. В мире есть всего два заведения, где можно получить высшее образование в этой сфере. В них надо учиться шесть лет. Стоимость обучения – около тридцати тысяч евро. И все – любого за пояс уткнешь.  У нас же в основном все самоучки. Все учились по книжкам, сами.

 - А как же фотошколы в Саратове, которые готовы обучить умению профессионально фотографировать с нуля?

- Это все ерунда. С тем же успехом можно в Интернете скачать и выучить. Люди на этом зарабатывают.

- Почему у нас единицы фотографов, которые зарабатывают этим деньги, а в основном - как ты – свободные художники?

- Скажем, люди не умеют себя продавать. Внутреннее состояние должно быть соответствующее. Если ты готов идти и торговать этим как шлюха – иди и торгуй. Никто не запрещает. Я, например, не умею. Все мои клиенты – это друзья, я их снимаю бесплатно. Все знают, что я снимаю круто, потому что я участвую и в выставках, везде.

- Выставки проводятся для кого? Для коллег или для населения?

- В нашем примере, в Саратове и Энгельсе – для коллег.

- И человек, случайно зашедший на выставку, он не поймет?

- Понимаешь, люди с улицы не ходят на выставки. Не бывает такого! Потому что нет нормальной рекламы этих выставок. Нет социальной работы. Конечно, можно пенять на генетику, но есть такое понятие, как социальное воспитание у людей. И начинаться все должно в семье.

- Наверное, все-таки начинаться все должно с идеологии?

- Вот. Идеология, соцработа. Кто ее будет разрабатывать?

- Правительство.

- Да зачем им это надо? Там у людей совсем другие цели. Просто если углубляться… Видишь, мы уже далеко от фотографии ушли – на общекультурные проблемы. Вот, недавно придумали – проверять детей на наркотики в школах. Ну зачем это делать? Зачем устранять последствия, если надо устранять проблему? Почему у нас нет пропаганды здорового образа жизни? Надо максимально работать с детьми так, чтобы они не обращались к этой теме, чтобы они изначально исключали наркотики, и не проверять их потом. Нет, мы будем проверять! Потому что у нас всегда будет прибыль. Проверки там, все дела – есть куда вложить деньги и спокойно их отмыть. И возвращаясь к выставкам – люди туда не ходят. Потому что они не знают про них.

- Зато сейчас все повально увлеклись фотографией. Человек покупает себе профессиональную зеркальную камеру, фотографирует макросъемкой цветочек, выкладывает потом свое творение в социальную сеть и считает, что он супер-пупер фотограф…

- Есть такое понятие, как лизоблюдство. Из-за этого все и происходит. Если у человека есть такие «друзья», которые начинают перед ним лебезить и  подтверждают ему, что он сделал что-то хорошо – независимо от результата, человек становится популярным в своем круге, как это часто у нас и бывает.

- Насколько в Саратове прибыльный бизнес - быть фотографом?

- Если ты умеешь людям врать по поводу качества – то очень прибыльный. Я смотрел по ценам у ребят, которые пытаются снимать, у меня волосы дыбом вставали. Да я вообще миллионером должен быть уже.

- Тогда скажи, что, по-твоему, вкладывается в понятие «хорошая фотография»?

- Об этом еще Сергей Кармеев на своем мастер-классе рассказывал, когда у него выставка была. Есть фотография, когда смотришь на нее – хочется там оказаться. А есть такие, смотришь – ну да, красиво, не более. Илья Борге, известный московский фотограф говорил: вот смотрим мы на монитор – одно. А распечатываем – совсем другое. И у нас - то же самое. Сидят все в этих соцсетях, смотрят непонятно на каких мониторах. И говорят потом – «Х…ню снял, у меня Ваня на телефон и то лучше снимает…». Сядут за свой 14-дюймовый монитор старый какой-нибудь… 

- Но сейчас же такие мало у кого остались.

- Эх, наивная! В Саратове как раз полно таких! Еще есть такое понятие, как эстетическое воспитание взгляда. Ты смотришь и не понимаешь. И не поймешь никогда в жизни. Эта проблема началась, когда пришли наши господа революционеры в 17 году. К власти прорвались работяги и зэки – люди без образования, многие даже читать не умели. У них не было такой подготовки, чтобы воспринимать искусство. И сейчас мы в общем-то далеко не продвинулись. Чтобы понимать такие вещи, должна быть воспитана внутренняя эстетика.

- К чему может привести такая популяризация? Она не может поглотить профессионалов, которых не так много?

- Всегда все так и было. Ничего не меняется. Есть профессионалы и есть любители.

- Как можно отличить профессионала и того, кто только так себя называет?

- Это видно. Опять-таки возвращаемся к эстетическому воспитанию. Если людям плевать, что им дают, они готовы за это платить любые деньги. Еще есть понятие «демпинг» - я сниму пусть хуже, но дешевле. Профессионалам никто не заказывает – дорого.

- Некоторые, наоборот, судят о качестве фотографий, выбирая фотографа, который берет дороже.

- Это больше психологическая тема. Люди ведутся – если дорого, значит, хорошо. Это другая крайность.

- Какая цена должна быть заложена в один фотосет? Из чего она складывается?

- В идеале должно учитываться следующее: обучение. Обучение мастерству фотографии – это очень дорогое удовольствие. Амортизация техники – ресурсы изнашиваются, техника убивается и никак уже не восстанавливается. Еще много моментов. Но у нас все не так. У нас – наобум. Раз – пять тысяч рублей. Они ориентируются на способность клиента платить. И с одного могут взять две, а с другого – пять.

- И как быть? Ведь только профессионал может отличить хорошую фотографию от, скажем так, среднего качества.

- Есть замечательное высказывание: «Бессмысленно внушать представление об аромате дыни человеку, который годами жевал сапожные шнурки». Он привык к этому, ему ничего больше не надо…

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
8 июня 2011, 16:29

логика железная - Саратов, город лени и болота, 

а я весь из себя такой молодец, но делать ничего не хочу, то договор нужен, то народ собрать. 

 

ответить
11 октября 2011, 04:11

Да урода он и алкаш. А за свои фотки дерет больше свадебщиков. Только дураков нет его манию величия обеспечивать. 

ответить
на главную