Сергей Аренин – о кровушке, деле против Малышева и арбалетах

<b>Сергей Аренин</b> – о кровушке, деле против Малышева и  арбалетах

Сегодня, 10 ноября, начальник ГУ МВД РФ по Саратовской области Сергей Аренин собрал представителей региональных СМИ. Встреча была приурочена к празднованию Дня милиции и выглядела не совсем как пресс-конференция. Скорее – как доверительный разговор. На правах виновника торжества Сергей Петрович поднял стакан с минералкой и пожелал и в дальнейшем выстраивать столь же прекрасный диалог с журналистами. Впрочем, были и некоторые оговорки

без названияСегодня, 10 ноября, начальник ГУ МВД РФ по Саратовской области Сергей Аренин собрал представителей региональных СМИ. Встреча была приурочена к празднованию Дня милиции и выглядела не совсем как пресс-конференция. Скорее – как доверительный разговор. На правах виновника торжества Сергей Петрович поднял стакан с минералкой и пожелал и в дальнейшем выстраивать столь же прекрасный диалог с журналистами. Впрочем, были и некоторые оговорки.

О декриминализации:

"…В скором времени мы продолжим работу по раскрытию и поимке банд и ОПГ, которые действовали на территории области в 1990-е годы. Уже есть наработки, так что вы скоро увидите и напишете об этом. Нам не хватает немного материалов, доказательной базы. Мы работаем в Саратове – ликвидируем банду за бандой. Они, может быть, не такие громкие, как, например, в Балаково, но мы шаг за шагом движемся к цели. Постепенно подбираемся. Один товарищ в бегах. Он в Москве, повизгивает оттуда. В ближайшие дни еще одну группу возьмем. Очень интересная группа – наглые, отвязные, беспринципные. Они непуганые просто…"

О "деле Малышева" и "деле Рогожина":

 - Конечно, будет продолжаться. И в отношении Малышева, и против Малышева, и за Малышева. Все будем расследовать. Узнал, не узнал – это его дело. Ну, не узнал и не узнал. Что он хотел, не знаю. Он говорит: "На меня заказ". Я говорю: "Кто заказал тебя?". Вот если у меня есть неприязненные отношения с кем-то, я  скажу – да, меня могут заказать. А он не может назвать. Мы изучили его биографию. Действительно – Малышев наколбасил много…

- Больше, чем Курихин? - спросил один из корреспондентов.

- А вы знаете, мы очень объективно изучили личность Курихина. И за ним-то "мокрушек" нет.

- А за Малышевым есть?

- А про Малышева я ничего не скажу! – ответил генерал.- Я вообще узнал, что он, оказывается, великий политик. Потом – что он журналист. Я не знаю, насколько Малышев журналист… И ничего в его деле не подтасовывали. Экспертизу делали не мы. Запаковали свитер, отправили в Москву на независимую экспертизу, которая показала, что на свитере кровь Малышева. А он говорит – не узнаю. Так же было и в деле Рогожина – он тоже никого не узнавал. Во-первых, мы проверили – они за ним шли. Мы знали это. Второй момент – кровушка-то их! И по делу Рогожина мы сейчас движемся. Захаров сейчас в Москве сидит, отдыхает. Он не заказчик, он генподрядчик…"

О журналистах:

"…Да, вы не всегда пишете правду, ну, некоторые журналисты, я имею ввиду. Я знаю про каждого - кто вас финансирует и какие силы вы поддерживаете. Но даже если кто-то из вас и напишет неправду, я могу просто дать другим информацию – и они уже сделают все по нормальному… Журналисты иногда пишут то, что в голову придет. Россия – страна очень специфическая. И некоторые проглотят, а некоторые нет. Журналист должен осознавать, против кого он пишет. И если  он понимает, что есть угроза какая-то, должен быть контакт с нами. Мы создали очень сильное движение охраны. И мы будем охранять. Даже если у меня есть какая-то антипатия к журналисту – я все равно его буду охранять… "

Об уровне преступности в Саратовской области, Мордовии и Чечне:

"…В Саратове бандиты – это вам не мордовские бандиты. И не чеченские боевики. Хоть убей его. А здесь говорить начинают очень быстро. Все рассказывают! И быстро…"

О порядке на дорогах и соблюдении ПДД:

"…Я комендантский патруль организовал, который останавливает всех. Там работает инспекция по личному составу совместно с прокуратурой, следственным комитетом и УФСБ. Они останавливают и тут цирк начинается: "Кого ты остановил…  Да ты знаешь, что…" Это все реалии. Увольняем потом... "

О "спецномерах":

"… До меня эти автономера выдавали – В…ТТ, В…ОО. Я сейчас запретил эти серии. Недавно мне говорят сотрудники – "Можно обменять на обычный? С простыми не останавливают…"

О разрешенном травматическом оружии:

"…Мы сейчас все ставим на компьютерный учет. Вообще я всегда был противником этого. Я знал, что так будет. В магазине продают обрез с большими патронами. Из него человека просто убить можно. Сходите посмотрите – такое оружие в свободной продаже. А первоначально продавалось вообще без лицензии, только потом кое-как в рамки законодательства ввели. Вот сейчас продают арбалеты. Я вам скажу, он пробивает три доски насквозь на расстоянии 50 метров. Это оружие! Если я задержу человека с ножом – я смогу его привлечь, с арбалетом – нет. Это как с дезоморфином: все орут – это наркотик, из него "крокодил" делают, колются. Пачками задерживаем этих людей…"

О проверке районных отделов полиции:

"…Я сделал комендатуру. Она выезжает внезапно ночью в район, опечатывает отделы и начинает проверять. Первым делом заносят учебный муляж мины, если занесли – все, начальник получает по полной…"

Об уличной преступности:

"…Раньше уличная преступность у нас по рейтингу была самая низкая в стране. А сейчас у нас реальная картина. Мы ее зарегистрировали. Также мы комплектуем полк ППС – такого раньше не было.  Кроме того, чтобы бороться с уличными преступлениями, надо знать, где они совершаются. Почему вечером плохо – потому что наблюдатели сидят и им не видно ничего – света нет на Проспекте Кирова! Город темный. С Грищенко мы несколько раз говорили, он нам помощь оказывает, но все равно темно. Будет светло – будет видно. Сейчас мы закупили передвижные пункты. В самый "темный лес" будем ставить автобус, там будут полицейские, камеры…"

 Об участковых уполномоченных:

"…Конечно, есть проблемы с институтом участковых уполномоченных. Во-первых – некомплект. Мы ждем прибавки к зарплате, чтобы начать выбирать. Но несмотря на то, что их не хватает, мы 30 % уволили. Они не занимались участками своими, не занимались делом. Занимались черт знает чем! Одного выявили – идиота – он вообще на участок не ходил. Бегал по рынкам, по ларькам. Проверили и уволили. И так многих отправили…"