Чудо Юдиной
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Вилами по воде
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
РЕПОРТАЖ   21.03.2012 | 15:30
Чудо Юдиной
Просмотров: 181
Версия для печати

без названияСо дня выборов Президента прошло уже 2,5 недели. Учителя, врачи и работники детсадов смахнули пот со лба и вновь принялись учить, лечить и воспитывать. А вот в ТИКах до сих пор  продолжаются кровопролитные бои. Так, вчера в администрации Октябрьского района прошло очередное громкое заседание Октябрьской территориальной избирательной комиссии.

Громким оно было по нескольким причинам. В первую очередь потому что на нем рассматривалась жалоба саратовского правозащитника Александра Журбина, давно снискавшего себе славу общественника, которому даже на самых людных заседаниях не требуется микрофон.

Четвертого марта Александр Павлович присутствовал в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса на избирательном участке №288. Все прошло в целом без эксцессов, однако после того, как завершился процесс подсчета голосов, а конечные данные были оглашены и внесены в увеличенную форму протокола, председатель УИК №288 Елена Юдина внезапно  пропала. Просто исчезла, оставив членов комиссии и наблюдателей с неподписанными копиями протокола в руках – то есть, по сути, с обычными бумажками, не имеющими никакой юридической силы.  "Председатель УИК №288, ее заместитель и секретарь не выдали мне заверенную копию протокола подсчета голосов, хотя заявление об этом было вручено мной комиссии еще в 20.54 4 марта",  - в своем письменном заявлении Журбин скрупулезен до минуты.  Как стало известно позже, после своего бегства с территории избирательного участка Юдина  отправилась в ТИК Октябрьского района, где внесла в сводную ведомость данные, не совпадающие с теми, которые значатся в неподписанной копии протокола Журбина.

В общем-то уже тогда УИК №288 стал "громким". Нашумевшая история про то, как экс-депутат гордумы коммунист Александр Гришанцов съел протокол, уже успела обойти страницы местной прессы.  По сообщению, распространенному администрацией Саратова, член ТИК Октябрьского района с правом решающего голоса коммунист Александр Гришанцов "вырвал из рук председателя участковой избирательной комиссии протокол об итогах голосования по участку. Все это произошло в присутствии председателя районной ТИК и большого количества свидетелей. Настойчивые просьбы о возврате документа были встречены агрессивно, членам ТИК и УИК он адресовал угрозы". Следственное управление уже подтвердило, что "ничего не было", но тогда Гришанцова удалось на некоторое время нейтрализовать, и сводная ведомость была заполнена без его контроля. В итоге число голосов, отданных за всем известного кандидата, зафиксированное в оставшейся на участке увеличенной форме протокола, почти на 400 голосов отличалось от внесенного в систему ГАС "Выборы". И -  небольшой штришок -  копию протокола, с уже обновленными цифрами, Журбину предложили забрать только вечером 6 марта.

Александр Павлович на заседание ТИК по рассмотрению его жалобы явился лично, заполнив собой и без того тесную комнатушку, и явно действовал на нервы членам комиссии. "Слушаем", - обратился к нему председатель Виктор Суряпин, возведя глаза к потолку. "Что именно?" – невинно поинтересовался Журбин. "А что скажете…" - отозвался Суряпин. "Что скажу? А вы готовились к сегодняшнему заседанию?" Председатель вновь пристально стал изучать потолок, будто безмолвно вопрошая: "Господи, за что?".

Однако в конце концов Александр Павлович смилостивился и сам задал два вопроса членам ТИКа. "Это что за манеры такие? Как можно в ТИК бежать что-то отдавать, не выдав копии протоколов? Это первый вопрос. И второй вопрос – у меня опыта нет по сайтам лазить… Не подскажете, а что в ГАС "Выборы" ушло?" – все тем же невинным голосом поинтересовался правозащитник. "А почему я должен вам подсказывать, - Суряпин неприязненно покосился на Журбина. - Согласно протоколу".  "Какому еще протоколу?" – начал было вскипать правозащитник. "Ну, если вы не поняли, я не виноват", - председатель с показным хладнокровием поправил пиджак.

Примерно в таком же стиле беседа продолжалась в течение часа. Журбин, как всегда, был неподражаем. Он демонстрировал бумаги, то и дело нарушал регламент, а также назвал заместителя председателя Ирину Родимцеву "солнцем", чем смертельно оскорбил ее. До этого ему влепили еще одно предупреждение после слов, что действия членов избирательной комиссии "опозорили будущего президента Путина". "Упаси бог от таких юристов", - вздохнул Александр Павлович на реплику Родимцевой по этому поводу. "Я попрошу не переходить к личным оскорблениям", – голос заместителя председателя стал стальным. "Я обратился не к вам, а к богу, - парировал Журбин. - Если вы бог – это ваши проблемы", - махнул он рукой.

Заседание так и свелось бы к словесной перепалке, но, оказывается, у ТИКа имелось мнение и другой стороны конфликта – председателя комиссии №288 Елены Юдиной. Сама Юдина на заседание территориальной комиссии явиться не смогла, как пояснила секретарь избирательной комиссии Татьяна Гордиенко, в связи с "завалом" на работе. Впрочем, ее заявление не осталось неозвученным - Гордиенко с выражением зачитала его другим членам ТИКа. Из данного пояснения следовало, что 5 марта, примерно в 3 часа 30 минут, после подписания протоколов об итогах голосования на избирательном участке членами комиссии с правом решающего голоса, Юдина объявила об отъезде в территориальную комиссию для сдачи избирательной документации и введения данных с итогового протокола в систему ГАС "Выборы". "В связи с тем, что двое членов комиссии отказались от подписи, я попросила присутствующих дождаться моего возвращения из ТИКа, так как не была уверена, что протокол будет действителен без этих двух подписей членов комиссии с правом решающего голоса". На этом месте Журбин расхохотался, но голос Гордиенко не дрогнул. Далее, со слов Юдиной, после возвращения из ТИК в 7 часов утра копии протокола были незамедлительно выданы всем присутствующим на избирательном участке членам комиссии  и наблюдателям, составлен реестр заверенных копий протокола. Всего было выдано три заверенные копии протокола. Журбин в это время на избирательном участке отсутствовал. Далее последовал рассказ о том, как в течении двух дней члены комиссии, как Шарик за зайцем, бегали за Александром Павловичем, чтобы отдать ему протокол.

Члены ТИКа победно посмотрели на Журбина. Почему-то ни одного из них не обеспокоил вопрос, почему Юдина не могла просто по телефону уточнить в вышестоящей избирательной комиссии, будет ли данный протокол действителен без двух подписей или нет. О чем тут можно говорить, если камеры, работавшие в ТИКе, зафиксировали, как председатели вносили в сводную ведомость данные с обычных листков бумаги. И уж точно не смутил членов ТИК тот факт, что людям, весь день работавшим на участке, пришлось в течении четырех часов дожидаться председателя, чтобы получить заветную бумагу. Это, знаете, как если бы вы пришли в магазин купить хлеба, отдали бы продавцу деньги и та уже по пути к полке с буханками решила бы, что важнее привоз товара. И отправилась бы к грузчикам, оставив вас уныло дожидаться ее возле прилавка. 

Между тем, опасения Юдиной были вполне оправданы. В последней редакции федерального закона о выборах президента ясно говорится, что "протокол участковой избирательной комиссии об итогах голосования должен быть подписан всеми присутствующими членами участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса". Соответственно, если бы оппозиционеры во всеуслышание отказались подписывать протокол об итогах голосования, как уверяет Юдина, такая бумага была недействительной. "Если во время заполнения протокола об итогах голосования некоторые члены участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса отсутствуют (а вы поверите, что члены комиссии от оппозиционных партий во время подписания протокола уйдут пить чай? – прим. авт.),  в протоколе делается об этом запись с указанием причины их отсутствия". Этого также сделано не было. Читаем закон дальше. "По требованию члена участковой избирательной комиссии,  лиц, указанных в пункте 5 статьи 23 настоящего Федерального закона, участковая избирательная комиссия немедленно после подписания протокола об итогах голосования (в том числе составленного повторно)  обязана выдать указанным лицам заверенные копии протокола об итогах голосования".

Двусмысленностей быть не может. То есть налицо нарушение федерального закона, как ни притягивай за уши обратное. Что же решили члены ТИК? О, я потяну время, чтобы создать интригу. Какие кары они решили обрушить на голову председателя избирательной комиссии Елены Юдиной, грубо нарушившей федеральное законодательство? Они постановили лишить ее премии!

Обычно в таких случаях пишут: "Занавес!". Но это еще не конец истории. В настоящее время заявление по факту нарушений, допущенных на избирательном участке №288, находится в правоохранительных органах. Остается только надеяться, что последние будут разбираться в данной ситуации по уму и по совести. А не по партийной принадлежности.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (6)
21 марта 2012, 16:11

Уже никого не стесняются...

ответить
21 марта 2012, 18:29

А Журбин стесняется?!  Не знаком с его правозащитной деятельностью, но видел как он разговаривал с женщиной. Вам повезло, что Вы не общались с этим хамом.

ответить
21 марта 2012, 18:49
писал:
21 марта 2012, 18:29

А Журбин стесняется?!  Не знаком с его правозащитной деятельностью, но видел как он разговаривал с женщиной. Вам повезло, что Вы не общались с этим хамом.

Журбин по крайней мере правое дело защищает. С волками жить - по волчьи выть. 

ответить
21 марта 2012, 18:59

А для них все вопросы, связанные с совершёнными ими правонарушениями - хамство. Скоро "хамством" станет сам факт существования тех, кто перечит жульничеству и произволу.

ответить
21 марта 2012, 22:10

Что будет, если запереть в одной комнате Ванцова и Журбина?

ответить
22 марта 2012, 09:50
писал:
21 марта 2012, 22:10

Что будет, если запереть в одной комнате Ванцова и Журбина?

Большой взрыв?

ответить
на главную