Взять живьем
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Наталия Гливенко
Не хуже Африки
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   09.11.2013 | 17:33
Александр Радин
Просмотров: 2638
Версия для печати
Взять живьем

История основана на реальных событиях. Все диалоги записаны на диктофон.

Гражданка Е. не питала никаких иллюзий по поводу эффективности работы государственной машины. У нее хватало ума и образования, чтобы четко понимать, в какой стране она приговорена жить.

Гражданка Е. могла часами размышлять о недостатках пенсионной реформы, ужасном здравоохранении, отсутствии инфраструктуры и том месте, "куда мы катимся". И все-таки она была от всего этого страшно далека. Гражданка Е. отличалась отменным здоровьем, в ее элитной квартире никогда не отключали горячую воду, а отсутствие инфраструктуры она замечала только в момент, когда колесо ее японского седана попадало в очередную яму. Но пришел тот день, когда гражданка Е. встретилась с тяжестью российского бытия лицом к лицу.

Был чудесный вечер. Е. вышла на променад из элитного подъезда в элитный двор, ведя на поводке элитную собачку. Тяжесть бытия приближалась стремительно и материализовалась в виде непримечательной, но крайне агрессивной дворовой кошки. Элитная собачка даже не успела испугаться, когда чуть не подверглась экзекуции через повешение на собственном ошейнике. Застигнутая врасплох Е. оперативно ретировалась, ухватив подмышку свою дорогостоящую питомицу. Спустя полчаса позорный инцидент стерся из памяти. Гражданка Е. не восприняла дворовую фурию как опасного противника. А зря.

Через несколько дней все повторилось в том же дворе на том же самом месте. За это время кошка успела поднатореть в уличных стычках - на ее правом боку отчетливо виднелась свежая рана.

Возможно, это была извечная борьба улицы против сытой жизни, возможно, кошка мстила за весь кошачий род, бросаясь в атаку на первую встречную собаку (пусть та и дрожала от страха на руках у Е.), но факт остается фактом - черная фурия ринулась в бой со всей пролетарской ненавистью. В ходе ожесточенной драки собаку удалось сберечь. Но на этот раз Е. не смогла выйти из дворовой заварушки без потерь. На ноге под разодранными элитными колготками появилась первая кровь. Гражданка Е. отступила в квартиру зализывать раны.

Чем могла грозить маленькая царапина, полученная от обезумевшей кошки? Разумеется, бешенством. И гражданка Е. это отчетливо осознавала. Будучи разумным человеком, она тут же приняла все необходимые меры. То есть открыла Яндекс и задала вопрос о том, что ее ждет в ближайшей перспективе. Яндекс не радовал хорошими новостями. В лучшем случае - десяток очень болезненных уколов, в худшем - водобоязнь, головная боль, температура, мышечная боль, депрессия, повышенная раздражительность и могильная плита.

Уже на следующий день Е. была у врача. Она только начала рассказывать о своих опасениях, как в кабинет вошла женщина с мученическим выражением лица и страшным переломом руки. Как тактичный человек, Е. предложила пропустить страдалицу без очереди, но доктор спокойным и вкрадчивым голосом сообщил: "Голубушка, она-то подождет, у нее всего лишь перелом, а у вас - летальный исход". Именно в этот момент гражданка Е. окончательно осознала, что все происходящее вокруг - реальность, и происходит все это с ней и ни с кем другим. Тяжесть российского бытия навалилась на Е. во второй раз.

Е. прописали болезненные уколы. И каждый следующий укол был больнее, чем предыдущий. Еще Е. ознакомили с расписанием ее жизни на ближайшие полгода:

- С сегодняшнего дня вам нужно посещать поликлинику по месту жительства на 3-й, 7-й, 14-й дни. С этой кошкой вы должны стать лучшими друзьями. Наблюдайте за ней. Если она погибнет в течение 10 дней, то вакцинация продлится до 90-го дня. Вам нельзя переохлаждаться, пребывать на солнце, переутомляться, посещать баню, употреблять алкоголь, цитрусовые...

На русском просторечном все вышеперечисленное укладывается в еще один диагноз - дикий геморрой.

Самое печальное, что врач прописал гражданке Е. с кошкой дружить, а та дружить наотрез отказывалась, напротив, продолжала акты агрессии и диверсионные вылазки против Е. Укрытием для кошки стали припаркованные машины и темные переулки элитного двора. Она не давала расслабиться Е. ни на минуту, и та пребывала в постоянном напряжении, даже несколько раз тихонечко всплакнула на работе.

Ранней осенью Е. приходилось носить тяжелые высокие сапоги, надевать перчатки, брюки и всячески экипироваться, чтобы не получить очередную рану. Черная фурия травила гражданке Е. жизнь хуже всех полицейских, чиновников и председателей ТСЖ вместе взятых. Один коллега даже предложил Е. приехать в ее элитный двор и расправиться с кошкой методом физического устранения. Гражданка Е. не только опасалась общественного дворового резонанса, но была человеком добрым и сочувствующим, поэтому после долгих и мучительных раздумий отказалась прибегать к насилию.

Е. решила действовать легальным путем - привлечь к своей проблеме государственную машину. Гражданка решительно взялась за телефон.

Первой была потревожена ветлечебница:

- Здравствуйте, на меня напала дворовая кошка...

- Отловом бродячих кошек мы не занимаемся. Обратитесь в службу по благоустройству.

Звонок в службу по благоустройству:

- Мы не принимаем вызовы от частных лиц. Вам нужно связаться с управляющей компанией, которая обслуживает ваш дом.

Звонок в управляющую компанию. Поскольку та управляла элитным домом и даже имела в своем названии слово "Элит", гражданку Е. не послали подальше сразу, а проявили сочувствие и понимание:

- А вы почему к нам звоните? У нас впервые такая ситуация. Мы-то тут при чем?

- В службе по благоустройству сказали, что заявки принимают только от вас.

- Мы с вами свяжемся.

И действительно связались:

- Звонили мы в службу по благоустройству. Там ответили, что от управляющей компании они тоже заявок не принимают, так что разбирайтесь с ними сами.

Далее Е. решила побеспокоить руководителя службы благоустройства:

- Вам нужно обратиться к своему участковому, - посоветовал тот. - Мы занимаемся только бродячими собаками.

Если бы Е. была менее настойчива, то в дело вмешалась бы еще и полиция в лице участкового, но здравомыслие победило, поэтому Е. пригрозила начальству оглаской. Начальство тут же стало принимать решительные меры.

На следующий день на сотовый телефон гражданки Е. позвонил сотрудник службы по благоустройству:

- Я прибыл на объект. Где кошка?

- Она у третьего подъезда рядом со входом в подвал. Только ее необходимо взять живьем и отвезти в ветлечебницу, иначе мне 90 дней будут делать уколы.

- Вижу объект. Но в ней нет 15 килограмм.

- Конечно, в ней нет 15 килограмм, это же кошка, а не амурский тигр! А при чем тут это?!

- У нас доза снотворного рассчитана на 15 килограмм веса. У объекта сердце... оно может не выдержать.

- И что делать?

- Я вот смотрю на нее... Черная, шерсть блестящая, на боку лишай. Вполне себе здоровая кошка.

- А вы диагнозы можете на глазок ставить?

- Перезвоните позже, мне надо связаться с базой для консультаций.

Гражданка Е., естественно, перезвонила.

- Я возвращаюсь на базу, - сообщил сотрудник службы. - Диспетчер мне сказала, что один я с кошкой не справлюсь. Завтра вернемся вместе с напарником.

Государственная машина работала. Она скрипела, кряхтела, выпускала клубы пара, колесики крутились, а кошка оставалась на прежнем месте - в элитном дворе. И продолжала свою террористическую деятельность. Между тем, после всех телефонных переговоров, угроз, просьб и требований у гражданки Е. начали проявляться симптомы бешенства. По крайней мере, некоторые из них: головная боль, депрессия, повышенная раздражительность. С каждым разом уколы становились все больнее, но раздражительность никуда не девалась, а только усиливалась. Здесь медицина была бессильна. К делу нейтрализации кошки были подключены целые подразделения и государственные институты, но чиновники только разводили руками. "Это вне нашей компетенции", - говорили они.

Наконец, в голове гражданки Е. созрел план. Она дошла до той стадии, когда готова была пожертвовать собой ради революции. Е. отказалась от уколов, написав врачам расписку: «В моей смерти прошу никого не винить...», и стала ждать. Она перестала бегать вечерами по элитному двору в поисках своего злейшего врага, чтобы убедиться, жива ли кошка, а потом позорно прятаться в подъезде. Раздражение достигло своего апогея. Гражданка Е. твердо решила, что с температурой, в бреду, изнемогая от бешенства и уходя из этого мира, она сделает последний марш-бросок. Сначала до ветлечебницы, потом до службы по благоустройству и обязательно до ее начальника, заглянет в офис управляющей компании, может быть, доберется до участкового и напоследок все-таки попытается доползти до администрации Энгельса (драма происходила именно в этом городе). Чтобы покусать там всех к чертовой матери. Пусть узнают, что такое русское бешенство - бессмысленное и беспощадное.

Мораль: страшнее кошки зверя нет, но еще страшнее попытаться подключить к отлову кошки государственную машину. Жители Энгельса и Саратовской области, знайте, что бешеные кошки, если они, конечно, не весят более 15 килограммов, - это исключительно ваша проблема и никто не в состоянии с ней справиться, кроме вас самих. Будьте бдительны. В противном случае вас ждут увлекательные, трезвые полгода без солнца, бани и мандаринок.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
11 ноября 2013, 11:20
Автор браво! Очень интересная статья!
ответить
на главную