Жить хочется

Жить хочется
Частников мы долгое время не касались, полагая, что если в этой сфере есть проблемы, то разбираться в них должны правоохранительные органы

Ошибки бывают разные. Глупые и несерьезные, вроде описки в сочинении. Ну назвал Онегина Владимиром, не страшно. Бывают ошибки грубые, но поправимые. Чтобы таких промахов было как можно меньше, существуют всевозможные вышестоящие инстанции, они найдут ошибку и накажут виновных. Вычислят, например, что правоохранительные органы совершенно напрасно отказали в возбуждении уголовного дела, и возбудят его сами. Ошибиться может каждый - политик, чиновник, инженер, учитель, строитель... Но есть те, чья ошибка может стоить человеку здоровья и жизни. И эту ошибку не исправит ни одна высшая инстанция. Я говорю о врачах и о том, как непростительно легкомысленно относятся они порой к своей работе.

Ошибочка вышла

Обратиться за помощью в муниципальную поликлинику или отдать кругленькую сумму за лечение в частной клинике? Такие вопросы задают себе многие саратовцы, которым не посчастливилось заболеть. Ситуация и правда сложилась чуть ли не безвыходная. Медицина муниципальная - это обшарпанные стены, вечно недовольные сотрудники и огромные очереди, состоящие в основном из пенсионеров. В частном учреждении здравоохранения всегда чисто, а персонал приветлив. Но чистые полы, улыбающиеся девушки в регистратуре и внимательно слушающий врач - это еще не гарантия того, что лечение будет качественным, а пациента не отправят одно за другим проходить бесполезные, но дорогостоящие обследования.

В редакцию «Газеты Наша Версия» часто обращаются читатели, пострадавшие от рук врачей как платных, так и бесплатных медицинских учреждений. И если о проблемах государственной медицины корреспонденты нашего издания писали уже не раз, то вот частников мы долгое время не касались, полагая, что если в этой сфере есть проблемы, то разбираться в них должны правоохранительные органы и областное министерство здравоохранения, которое выдает соответствующие лицензии. Однако сообщений от наших читателей накопилось вполне достаточно, чтобы взяться за эту тему. Герои последующих ниже историй просили не называть их имен, однако подробностями произошедшего с нами поделились охотно.

Наш читатель, назовем его Алексеем, простудился. Прокашляв неделю, он обратился в частную клинику под названием «Медицинский Di Центр», где доктор сразу отправила его делать томографию, процедуру довольно дорогостоящую. Затем, внимательно изучив результат, врач сообщила, что это воспаление легких, причем в довольно тяжелой форме, и назначила еще несколько процедур. Алексей решил проверить диагноз в другой не менее известной в Саратове частной клинике - «Сова». Здесь врач даже не удосужился взять чистый листок, чтобы написать назначения. Доктор составила заключение прямо на обратной стороне распечатки из «Di Центра» и назначила пациенту прямо-таки лошадиную дозу антибиотиков. Диагноз медика из «Совы», кстати, был еще более удручающим, нежели заключение врача «Di Центра», - абсцесс легкого.

К счастью, среди знакомых Алексея нашелся хороший врач-пульмонолог со стажем работы в 40 с лишним лет. Осмотрев Алексея и изучив «записки» из двух частных клиник, этот доктор изменил поставленный ранее диагноз, дорогостоящую томографию пульмонолог назвал совершенно лишней, а прописанную дозу антибиотиков - чрезмерной. В итоге не было ни тяжелой болезни, ни долгого и дорогого лечения.

В следующих историях мы намерено не станем озвучивать название клиник, в которые обратились наши читатели. Дело в том, что порой врачи, словно наемные убийцы, не оставляют следов. Медицинская карта из толстой книжицы превращается в тоненькую тетрадь, а на тех «писульках», которые получает пациент, нет ни подписи, ни печати.

Наш читатель Сергей долгое время не обращал внимания на небольшую шишку, напоминающую жировик. Но случилось так, что шишка вдруг распухла, покраснела и начала нестерпимо болеть. Как только это случилось, Сергей обратился в известную частную клинику. Здесь хирург, пощупав шишку, поставил диагноз «фибролипома». Ну а покраснение, вздутие и боль врач назвал «каким-то дерматитом». Удаление фибролипомы доктор оценил в 5 тысяч рублей и велел пациенту записаться на операцию. Но в выходные боль стала просто невыносимой, и Сергею пришлось срочно отправиться в обычную больницу. Абсцесс прооперировали в этот же день. Оказалось, что к фибролипоме злополучная шишка не имеет никакого отношения.

Собкору ИА «Интерфакс» Татьяне Никитиной довелось столкнуться с далеко не самым корректным поведением со стороны частных врачей. «У меня, что называется, «прихватило сердце», - рассказала Татьяна. - Я, не мешкая, обратилась в широко разрекламированную клинику». Здесь Татьяну сначала отправили делать ЭКГ, затем к кардиологу, а после к еще одному специалисту. «Из его уст я наконец-то узнала о своем сердце много любопытного, - вспоминает Татьяна. - О чем, как пишут в детективах, врачи обычно говорят родственникам больного. В коридоре. Шепотом. И со специфическим выражением лица. Впрочем, успокоил меня диагност, в клинике мне обязательно помогут. Как раз в соседнем кабинете есть замечательный доктор, он - гений!» Но попасть на прием к гению журналистке помешали лишь закончившиеся в кошельке деньги. А на следующий день Татьяна отправилась в другую клинику. «Да у вас, милочка, банальный кардионевроз, профессиональное заболевание, - успокоил Татьяну кардиолог с большим стажем и, без преувеличения, известным на всю страну именем. - Попейте-ка успокоительные. Пустырник хорошо помогает от стрессов».

Еще одному читателю нашего издания в «Медицинском Di Центре» настоятельно советовали сделать операцию стоимостью в 80 тысяч рублей. После операции, кстати, требовалась реабилитация, за которую предлагалось заплатить еще 30 тысяч. Читатель отказался. В итоге болячка, которой так пугали врачи «Di Центра», была вылечена банальнейшими средствами, без оперативного вмешательства. Эксперимента ради корреспондент нашего издания побывал в «Di Центре», клинике, которая в сообщениях наших читателей упоминается чаще всего. Буду объективна и отмечу, что журналиста «Газеты Наша Версия» не направляли на дорогостоящие процедуры и операции. Дело обошлось общим анализом крови и мочи. Хотя, возможно, если бы корреспондент не ограничился одним визитом в клинику, результат был бы совсем другим.

Жить хочется

Другая Авеста

Некоторое время назад в редакцию «Газеты Наша Версия» обратилась Светлана Тимошок, дочь Александра Михайловича Тимошка, председателя ОАО «Пассажирское речное управление» и бывшего депутата Саратовской областной думы. Александр Михайлович скончался 8 сентября этого года. Светлана считает, что смерть ее отца на совести врачей. «Отец всегда был человеком сильным и здоровым, - говорит Светлана. - В конце августа он вернулся из командировки и начал жаловаться на боли в спине. Сначала справлялись своими силами, лечились согревающими мазями, но когда через несколько дней боль не прошла, отец обратился в «Авесту-М» к неврологу. Она посмотрела и велела продолжать то лечение, которое мы начали самостоятельно». Однако самолечение не помогло, боли становились все сильнее. Пришлось вызывать бригаду «Авесты-М» домой. Александр Михайлович попросил укол обезболивающего. Врачи согласились и сделали ему анестезирующую блокаду. «К этому времени у отца была головная боль, слабость, ему было очень плохо, если бы ему предложили мышьяк, он согласился бы, - вспоминает Светлана. - Но ему, несмотря ни на что, сделали блокаду. А делать блокаду, когда не установлен диагноз, по мнению многих врачей просто недопустимо, так как эта процедура стирает симптомы заболевания. Потом бригада уехала, но чуть позже доктор перезвонила и сказала, что сомневается, что боли у отца связаны именно с позвоночником. Она предложила исключить почечные колики». После этого Александра Михайловича госпитализировали в 8-ю горбольницу. Здесь, как рассказала Светлана, у него сразу взяли все необходимые анализы, сделали УЗИ. Простейший анализ крови показал, что начался сепсис. Утром Александр Михайлович впал в кому. За его жизнь боролись пять дней. «У него взяли на анализ спинномозговую жидкость, увидели, что уже начался гнойный абсцесс, - объясняет Светлана. - Это была молниеносная форма стафилококкового менингита. Врачи собирались на консилиум. Они были в ужасе от того, что ничего не могли сделать. Мозг был практически уничтожен. Мнение у всех врачей было одно: банальный анализ крови, взятый хотя бы за несколько дней до того, мог спасти жизнь. Когда мы обратились в 8-ю горбольницу, уже ничего нельзя было сделать».

Жить хочется

Светлана признается, что не ждет от «Авесты-М» какой-то компенсации, ей просто хочется разобраться в том, что произошло с ее отцом. «Мне нужно лишь, чтобы врачи отвечали за свои поступки, - говорит она. - Распознать менингит тяжело. Но он уже был на момент обращения в «Авесту». Элементарный анализ крови мог многое сказать. И я не понимаю, как врачи, которые делали ему блокаду без подтвержденного диагноза, могли так безответственно поступить? Я хочу просто задать Шубину (главный врач клиники - авт.) вопрос, провел ли он как руководитель проверку компетентности и правильности действий своих сотрудников, дал ли он им оценку? Если да, то пусть сообщит нам об этом».

Главный врач «Авесты-М» Андрей Шубин рассказывает, что лично его с Александром Тимошком связывали неформальные отношения, а потому внимание к нему как к пациенту было повышенное. «Наши доктора первыми забили тревогу, хотя Александр Михайлович наблюдался у нас совершенно не по этой теме, - считает врач. - Наши врачи выезжали к нему домой, настаивали на госпитализации, но он отказался. Александр Михайлович был для нас близким человеком. Все, что произошло, и для нас было драмой. У меня есть заместитель, который является другом семьи Тимошок. Он лично отслеживал ситуацию и много раз разговаривал со Светланой. Мне странно слышать, что она считает нас виноватыми. Ведь наши доктора были и в 8-й горбольнице, общались там с врачами. Надо понимать, как это выглядит с медицинской точки зрения. Я не вижу вины наших специалистов».

Уже после беседы с корреспондентом Андрей Геннадьевич пригласил  Светлану Тимошок и ее маму обсудить, что же произошло.  Правда, как рассказала Светлана, эта беседа не принесла ей морального удовлетворения: «Шубин  нас выслушал, а потом очень четко объяснил, что врачи его клиники «сделали все правильно,  ошибок в их действиях не было, но к сожалению врачи - не боги»,  и их совесть чиста. Наверное,  так и есть, и каждый делает для себя выводы сам».

Не лечат

Не стоит думать, что эта статья - своего рода реклама «бесплатной» медицины. В редакции накопилось достаточно сообщений от читателей и по этой теме. Так, в одной из городских больниц Ивана долго лечили от кишечных колик, вместо того чтобы вырезать аппендицит. Результат - осложнения, которые едва не закончились трагически. Екатерине прописали сильные гормоны, прием которых был совершенно необязателен при ее диагнозе. После такого «лечения» девушке пришлось лечиться еще раз. Российская медицина во всех ее проявлениях - это своеобразная рулетка: может, повезет, попадешь к опытному и честному врачу. А может, не повезет, и врач, забыв о самом главном моральном принципе медиков, только и сможет что навредить.

Впрочем, помимо простых моральных принципов, существуют правоохранительные и надзорные органы, есть министерство здравоохранения, которое выдает лицензии, есть Росздравнадзор, который должен следить за качеством предоставляемых услуг. Однако, если обратиться к статистике минздрава и Росздравнадзора, станет ясно: ни о каких громких проверках или серьезных наказаниях речи пока не идет. На сайте регионального отделения Росздравнадзора сложно найти отчет, который можно открыть и прочитать. Самые интересные документы недоступны. А областное министерство попросту не наделено всеми необходимыми полномочиями. В минздраве рассказали, что в 2012 году в ведомство поступило 12 жалоб. По каждой жалобе была проведена проверка, в результате сотрудники минздрава составили 9 протоколов об административном правонарушении и выдали 10 предписаний об устранении выявленных нарушений. В этом году было всего 4 жалобы и 3 протокола об административном правонарушении. Жалуются, кстати, в основном на качество оказанной помощи и ее высокую стоимость.

Но если человек приходит за помощью в платную клинику, очевидно, что он готов платить. Однако зачастую именно прибыль ставится во главу угла, а самое важное - человеческая жизнь - отходит на второй план и, что страшнее всего, обесценивается. Автору публикации приходилось быть свидетелем того, как врачи отказывали в помощи человеку, которому стало плохо рядом с клиникой, мотивируя это тем, что учреждение частное и оказывает только платные услуги. Но ведь частная медицина - это не отдельно существующая система со своими законами и каким-то особым кодексом этики. В конце концов, разве не нужно в любой ситуации оставаться прежде всего человеком, а не превращаться в хладнокровного расчетливого дельца?