Момент наезда
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
ПРАВО НА ЗАЩИТУ   31.01.2014 | 17:00
Момент наезда
Просмотров: 2449
Версия для печати
На фото: Иван Кичатый

Декабрь 2005 года. Приближались новогодние праздники, но зима не спешила наступать — на улице шел проливной дождь. Инспектор ДПС Владимир ехал на «семерке» своей матери по Ново-Астраханскому шоссе в сторону областной психиатрической больницы. Брызги залетали в приоткрытое тонированное стекло водительской двери. Когда впереди показался поворот на улицу Крымскую, перед автомобилем Владимира замаячил КамАЗ, быстро несущийся в попутном направлении. Как только «семерка» догнала грузовик, водитель легковушки почувствовал удар. Решив, что в авто угодил камень, вылетевший из-под колес большегруза, инспектор не спеша притормозил и вылез из машины. Он увидел, что левая часть автомобиля сильно раскурочена. А сзади, на расстоянии пары десятков метров, Владимир заметил то, что стало причиной таких повреждений...

Три года спустя

Как только Иван Кичатый затопил баньку, телефон в небольшом домике на краю поселка Лысые Горы стал настойчиво звонить. «Это вас из Москвы беспокоят. Передача «Пусть говорят» с Малаховым. Меня Екатерина зовут. Мы прочитали ваше письмо и хотели бы узнать некоторые подробности того, что произошло три года назад с... — девушка на том конце провода немного замялась. — Если вы не против, конечно».

Иван рассказал Екатерине о том, к кому он обращался за последние годы со своей проблемой, кто и как ему отвечал и куда его посылали. Внимательно выслушав, девушка из столичной передачи спросила, может ли Иван приехать послезавтра в Останкино для участия в шоу. С деньгами на проезд деревенскому жителю обещали помочь, когда тот прибудет, а пока предложили занять у знакомых. Он согласился. На прощание Екатерина зачем-то сказала: «Ждите звонка».

Звонков больше не было, и Иван Алексеевич на следующий же день отправился в Саратов, где приобрел билет на автобус до Москвы. Утром «послезавтра» он уже стоял напротив Павелецкого вокзала и интересовался у прохожих, как можно добраться до места, где снимают передачу «Пусть говорят» с Андреем Малаховым. Один добрый человек подсказал, как лучше доехать, и ближе к обеду гость из глубинки оказался в здании какой-то телекомпании.

«Зимой 2005 года мой домишко на окраине поселка практически весь сгорел. Проводка замкнула во время сильной грозы, вся одежка погорела. В чем был — в том и остался. Как говорится, в чем мать родила. Хорошо, что документы я хранил в старом нерабочем холодильнике, в морозилке, и они не испортились. А супруга моя тогда в Саратове на заводе работала, я к ней приезжал по выходным. И вот 18 декабря 2005 года она меня провожала из Саратова в Лысые Горы на автобус, с большими сумками. Туда мы положили то, что на работе собрать удалось — одежду и другие необходимые вещи. Пожар, понимаете, он забирает все...» — неторопливо рассказывал Иван Кичатый в холле телекомпании.

Женщина-администратор, которая до того терпеливо его слушала, неожиданно прервала мужчину: «Знаете, у нас тут не «Пусть говорят», здесь другая передача записывается. И для вас есть одна очень интересная тема. Мы вам предлагаем сыграть в игру. У одного сельского мужика была лошадь, а его сосед ударил эту лошадь, и она заболела. Вот вы каким из этих двух мужиков хотите быть?» «Подождите, я вообще-то по другому вопросу приехал! — возмутился Иван Алексеевич. — Мне к Малахову надо». «Зря ты отказываешься, — обратился к гостю местный охранник, когда расстроенный мужчина уже направлялся к выходу из здания. — Они за такие вот представления хорошие деньги платят. Подзаработал бы». «Не до этого мне», — отрезал деревенский житель и направился искать «Останкино».

Уже темнело, когда Иван Кичатый добрался до места назначения — он просто шел вперед, уточняя у прохожих маршрут.

Возле телецентра он увидел журналистов и начал их расспрашивать о том, как можно пройти на передачу к Малахову. «Мужчина, если вы не знаете фамилию, имя и отчество журналиста, который вас просил приехать, это значит, что вас никто не вызывал, — констатировала сотрудница «Останкино», которую удалось поймать у входа. — Вам пропуск не заказали, а без него туда пройти никак нельзя». «Че хошь со мной делай, хоть за руку бери и веди меня туда, но я хочу Малахова увидеть», — продолжил настаивать на своем Иван Алексеевич. «Паспорт-то хоть с собой есть? — смилостивилась через некоторое время журналистка, взяла у мужчины документ и что-то написала на бланке с пометкой «Пусть говорят». — Идите попробуйте, если они вас пропустят — ваше счастье».

Через милицейский кордон на входе в телецентр волшебная бумага действительно помогла пройти. А вот перед дверями зала, за которыми отчетливо слышался голос Андрея Малахова, временный пропуск утратил свою силу. Здешний охранник предложил Ивану Кичатому подождать окончания передачи в сторонке, недалеко от залов, в которых записывались Лолита и «Поле чудес». Здесь толпились какие-то люди.

Мужчина отошел и в этот момент услышал, как две старушки стали оживленно обсуждать появление в коридорах телецентра Иосифа Кобзона. Известный певец  проходил мимо в компании то ли телохранителя, то ли знакомого.

«Так он же депутат Государственной думы, вот я к нему заодно и обращусь!» — вслух обрадовался Иван Алексеевич. «Да ты что? Разве так можно?» — попытались отговорить его женщины. «А где написано, что нельзя?» — отозвался наш герой и двинулся вслед за Иосифом Давыдовичем. Правда, довольно скоро он вернулся обратно, печально проговорив: «Говорит, не занимается он такими делами». «Ну ты смельчак, взял и прямо к Кобзону подошел!» — восхитились старушки. «Да чего там стесняться-то? Он такой же человек, как и я...» — начал было отвечать Иван Алексеевич, но тут двери зала, за которыми скрывался Андрей Малахов, распахнулись...

Наши дни

«В общем, оказалось, что Екатерина не успела там что-то согласовать, всех гостей пригласить, поэтому передачу решили отложить. Мы, получается, друг друга не поняли. Они меня накормили там, в «Останкино», потом дали денег на проезд туда-обратно и отправили домой. С тех пор больше из Москвы не звонили. Я потом узнал, что эта журналистка из «Пусть говорят» просто уволилась», — рассказывает нам Иван Кичатый, сидя на потрепанном диване в своем небольшом домике на окраине поселка Лысые Горы.

Думаю, история этого человека заслуживает особого внимания. Ведь он не зря пытался пробиться на федеральный телеканал, отказался от подработки в передаче про «избитую сельскую лошадь» и настойчиво добивался аудиенции певца-депутата.

Вечером 18 декабря 2005 года жена Ивана Алексеевича Елена провожала его в Лысые Горы из Саратова. Под дождем супруги погрузили сумки с вещами в автобус, остановившийся напротив заправочной станции, расположенной на Ново-Астраханском шоссе. Недалеко от пересечения с улицей Крымская.

О том, что Елена в тот же день погибла под колесами «семерки», которой управлял инспектор ДПС, Иван Алексеевич узнал лишь утром 19 декабря. Тут же он примчался обратно в Саратов, в надежде на то, что услышанное — ошибка. Но нет, сообщение о смертельном ДТП оказалось страшной правдой. С тех пор и по сей день (а прошло уже более 8 лет) мужчина добивается возбуждения по этому факту уголовного дела.

Иван Кичатый считает, что следователь прокуратуры Заводского района Саратова Р.А. Матыкин, который проводил проверку в 2005–2006 годах, учел не все факты. Судя по отказным постановлениям, которые неоднократно выносил этот следователь, выводы его в основном строились на данных, предоставленных коллегами водителя «семерки», и на показаниях самого инспектора ДПС, сбившего женщину. Иных свидетелей происшествия, увы, не нашлось. По официальной версии, сбитая женщина сама нарушила правила, переходя дорогу в неположенном месте в одежде «темного цвета, без светоотражательных элементов». Кроме того, в крови Елены обнаружили «этиловый спирт в концентрации 2,4%, что у живых лиц соответствует средней степени алкогольного опьянения».

Кстати, Владимир (будем так называть инспектора ДПС, сбившего женщину) сразу же после случившегося также прошел освидетельствование на наличие алкогольного опьянения. Оно показало, что мужчина был трезв. Однако, по словам Ивана Алексеевича, водитель «семерки» якобы был обследован в Саратовской областной психиатрической больнице, куда и направлялся тем вечером за своей гражданской женой, работавшей в этом учреждении.

Нет и скорее всего уже не будет ответа на вопрос о том, сильно ли были затонированы боковые стекла на автомобиле, которым управлял Владимир, — как отметил Иван Кичатый, в процессе проведения проверки это авто куда-то испарилось. Большой вопрос и по поводу скорости движения «семерки» в тот злополучный день. Владимир заверил следователя, что «выжимал» не более 40-50 километров в час. Однако в своих же показаниях инспектор ДПС утверждал, что впереди него «с большой скоростью» двигался КамАЗ, с которым он практически поравнялся перед столкновением (опять же непонятно, как Елена могла проскочить между большегрузом и легковушкой, притом что удар пришелся именно на левый передний бок машины).

Впрочем, необъяснимой остается и следующая цитата из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 19 января 2007 года, подписанного следователем Матыкиным: «Согласно справке об исследовании № 249, скорость движения автомобиля ВАЗ 2107 в момент наезда на пешехода могла находиться в пределах 45-60 км/ч. Максимально допустимая скорость автомобиля ВАЗ 2107 по условиям видимости дороги 100 метров составила 104 км/ч, что больше максимально разрешенной в населенном пункте. Таким образом, в условиях места ДТП водитель должен был двигаться со скоростью не более 60 км/ч». Что все это означает? Это просто набор слов или чьи-то рекомендации, случайно записанные следователем в официальный документ?

Кстати, надзорный орган, выявляя многочисленные нестыковки в отказных материалах Матыкина, неоднократно отменял их. Позже проверкой занялся другой следователь — Я.Ю. Земсков, который в качестве своего помощника на общественных началах использовал... самого Ивана Кичатого! Он, ссылаясь на сильную занятость, 18 декабря 2007 года выдал мужчине официальный запрос на имя начальника отдела организации дорожного движения ОГАИ УВД по г. Саратову и попросил доставить этот документ адресату, а полученный ответ привезти обратно. Правда, в этот день (спустя ровно два года с тех пор, как Иван Алексеевич потерял свою супругу) начальник ГАИ на месте так и не появился... Собственно, на этом взаимодействие следователя с жителем Лысых Гор и закончилось.

Последнее известие, которое было получено Иваном Алексеевичем по этому делу из Саратова, — ответ на его обращение в прокуратуру Саратовской области от 18 мая 2013 года. Надзорный орган региона сообщает, что проверками было установлено: водитель «семерки» был лишен возможности избежать столкновения. А «оснований для принятия мер реагирования и отмены принятого решения не усматривается».

Между тем мужчина не теряет надежды на то, что решение будет пересмотрено. Он уверен, что сильные технические повреждения, зафиксированные на автомобиле Владимира, не могли быть получены при столкновении с человеком на скорости в 60 километров в час: «Они там думают, что я деревенский Ванька-дурачок? Да, я в деревне живу. Да, и звать меня Иваном, но я далеко не дурак и понимаю, что коллеги по работе вполне могли помочь своему товарищу при составлении схемы ДТП. Я просто хочу, чтобы была проведена объективная проверка, а сказать, что пешеход виноват, потому что переходил дорогу в неположенном месте, да еще и без светоотражающих элементов на одежде, — это, конечно, проще всего».

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (11)
31 января 2014, 18:37
нех овцам бегать через дорогу в неположенном месте, да тем более в темное мремя суток. нех никого винить теперь. она сама виновата
ответить
31 января 2014, 19:56
писал:
31 января 2014, 18:37
нех овцам бегать через дорогу в неположенном месте, да тем более в темное мремя суток. нех никого винить теперь. она сама виновата
нех овцам носится по дороге как угорелые в тонированых тачках. декабрь под дождем - да надо было ползти тише черепахи что бы в аварию не папасть. а он еще с грузавиком гонки устраивал
ответить
31 января 2014, 23:28
писал:
31 января 2014, 18:37
нех овцам бегать через дорогу в неположенном месте, да тем более в темное мремя суток. нех никого винить теперь. она сама виновата
писал:
31 января 2014, 19:56
нех овцам носится по дороге как угорелые в тонированых тачках. декабрь под дождем - да надо было ползти тише черепахи что бы в аварию не папасть. а он еще с грузавиком гонки устраивал
я согласен с тобой. но особое внимание уделяется на дорогах либо на перекрестах либо на светофорах либо на переходах. нах она вне перехода вышла на дорогу да еще в темное время суток? фары встречные слепят и впереди не видно если кто то переходит дорогу или стоит на дороге. однозначно виновата она что переходила дорогу в неположенном месте да тем более в темное время суток
ответить
1 февраля 2014, 10:56
а там было темно? видимость если 100 метров при дожде то это ночь?
ответить
1 февраля 2014, 14:21
а сколько водил даже на условный не подписали при таких обстаятельствах. наверно каждый второй случай со смертельным - по вине пешехода, да? или это только для своих?
ответить
1 февраля 2014, 15:32
Граждене пешеходы, а вы не охренели? Переход в неположенном месте это такое же нарушение как проезд на красный свет!! Автору этой статьи не помешало бы как журналисту рассмотривать подобные вещи не только с одной колокольни.
ответить
1 февраля 2014, 15:56
писал:
1 февраля 2014, 10:56
а там было темно? видимость если 100 метров при дожде то это ночь?
Вечером 18 декабря 2005 года жена Ивана Алексеевича Елена провожала его в Лысые Горы из Саратова. Под дождем супруги погрузили сумки с вещами в автобус, остановившийся напротив заправочной станции, расположенной на Ново-Астраханском шоссе. Недалеко от пересечения с улицей Крымская.

О том, что Елена в тот же день погибла под колесами «семерки», которой управлял инспектор ДПС, Иван Алексеевич узнал лишь утром 19 декабря. а вечером как правило зимой темнеет рано...
ответить
1 февраля 2014, 15:58
писал:
1 февраля 2014, 14:21
а сколько водил даже на условный не подписали при таких обстаятельствах. наверно каждый второй случай со смертельным - по вине пешехода, да? или это только для своих?
жертва, видимо ты всю свою жизнь на автобусе ездишь и тебе пох где дорогу переходить....
ответить
1 февраля 2014, 16:00
писал:
1 февраля 2014, 15:32
Граждене пешеходы, а вы не охренели? Переход в неположенном месте это такое же нарушение как проезд на красный свет!! Автору этой статьи не помешало бы как журналисту рассмотривать подобные вещи не только с одной колокольни.
с другой стороны этот аспект уже какбэ рассмотрели 5 лет органы. куда уж еще больше считаю. хотя вроде и автар не особо настаивает тут на ее полной невиновности. а вот невиновность водилы на тонированной авто - вопрос
ответить
2 февраля 2014, 20:01
писал:
1 февраля 2014, 15:32
Граждене пешеходы, а вы не охренели? Переход в неположенном месте это такое же нарушение как проезд на красный свет!! Автору этой статьи не помешало бы как журналисту рассмотривать подобные вещи не только с одной колокольни.
писал:
1 февраля 2014, 16:00
с другой стороны этот аспект уже какбэ рассмотрели 5 лет органы. куда уж еще больше считаю. хотя вроде и автар не особо настаивает тут на ее полной невиновности. а вот невиновность водилы на тонированной авто - вопрос
Водятлы, конечно, всегда чистенькие и беленькие. А то, что они и через официальные переходы несутся на полной скорости - так это просто по делам торопятся, надо понять и простить.
ответить
3 февраля 2014, 13:34
Был бы простой имряк этим водилой в данной ситуации, а не полицай, давно бы уже сидел за ДТП, да и гражданский иск бы выплачивал как миленький. А этот наглец ннаверное и чевонца на похороны не пожертвовал.
ответить
на главную