У прохожих на виду
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Вилами по воде
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   24.04.2014 | 11:03
Лев Гурский
Просмотров: 1035
Версия для печати
У прохожих на виду

 Сыпь, гармоника! Скука... скука...

 Сергей Есенин

 Пой, гармошка, заглушая...

 Иосиф Бродский

Возрождение — по-французски Renaissance, по-итальянски Rinascimento. Читается, соответственно, как «ренессанс» и «ринашименто». В нашей губернии, где, ломая календарь, зиму резко сменяет лето, вот так же условно-досрочно завершилось мрачное Средневековье — и тотчас, практически без паузы, грянула светлая эпоха Возрождения.

Гуляем, братцы! И раз уж такое дело, времени зря не теряем и сразу замахиваемся на глобальное: возрождаем гармошку.

Это ведь про нее, родимую, в народе сложена загадка: не айпод, а поет, не мобила, а звенит, не стадо коров, а с колокольчиками. Это ведь ее секрет, пришедший к нам нынешним из глубин веков, по цепочке передавался из поколения в поколение: от отца к деду, от деверя к шурину, от тестя к свекру, от племянника к зятю.

Если рассуждать о нашей местной гармошке приземленно, без размаха и без воображения, то на вид она — обычный музыкальный инструмент, нехитрая вроде бы модификация традиционной русской гармони: тут кнопочки-пупочки, там клавиши, посередине меховая муфточка. Да и на слух она примерно такая же, только очень громкая и все время тренькает. Но если взяться за проблему по-умному, копнуть глубже, взглянуть шире, разобрать в деталях, рассмотреть в разрезе, сфокусировать внимание и расставить приоритеты, то она не просто инструмент, а символ нашей особости, сложившийся культурный бренд.

Бренды на дороге не валяются. Бренд — предмет гордости и объект зависти: у нас есть, а у вас фиг. Мы раздуваем меха и надуваем щеки: ух! Нам-то есть что возрождать и нести в будущее.

Прямо сейчас и начнем. Организовали зал, утрясли программу, собрали президиум, раскрутили на приветственную телеграмму самого крокодайла Гену (знаменитый гармонист давно переехал в Америку и записывает альбомы с Карлосом Сантаной). Во главе стола сел замминистра местной культуры Владимир Алексаныч. Он смотрится лучше многих: орлиный взор идентичный натуральному, пиджак с искрой, модная прическа и выражение державной значительности, не отпускающее замминистра ни на секунду, даже когда он сморкается или гоняет бродячих собак. Короче, мущчина, настоящий полковник. Всякий, кто глянет на лицо замминистра, будет уверен: покуда гармошку в нашей губернии не возродят, Владимир Алексаныч будет начеку. Сам не будет спать спокойно и другим не даст.

Величаво кивая, замминистра слушает доклад главного спеца по гармошечному возрождению — обрусевшего синьора Серджио-Витторио Липатти, местного производителя мягкой, твердой и прочей мебели.

Мебели? Стоп! Почему мебели? У нас же романтический бренд, а тут какая-то пошлая проза. Спокойно, граждане, без истерик: все идет строго по плану. То есть в каком-нибудь краю поскромнее всякие разные архитекторы канапе и демиурги будуаров не имели бы никаких грандиозных перспектив и были бы вынуждены скучно совершенствовать свое ремесло. А у нас каждый уважающий себя мастер тумбочек хранит в походном ранце маршальский жезл. Раз уж столичному мебельщику еще недавно доверяли реформу всей армии, отчего наш местный мебельщик не может хотя бы замахнуться на чудо-гармошку?

Европейское Возрождение, если кто помнит, начиналось с циркового аттракциона: еще полудикий, заросший, но уже взыскующий света витрувианский человек был привязан к крутящемуся деревянному блюдцу, а вокруг него с оглушающим оптимизмом носилась реанимированная античность и кинжальными бросками заполняла лакуны. Дзыннь — попадание! — есть Боккаччо-Ариосто, дзынь — попадание! — созрели Джотто-Тинторетто, дзынь — в точку! — расцвели Медичи-Боттичелли. Таким способом эпоха Возрождения формировала идеал всесторонне развитой, то есть гармонической личности. А что нужно этой личности для полного и окончательного торжества гармонии? Ответ напрашивается сам собой: конечно, гармошка! (И чтобы играть на ней у прохожих на виду.) Ходят слухи, будто бы изначально инструмент был изобретен самим Леонардо да Винчи, путешествовавшим по Волге в поисках Философского камня. Код гармошки мэтр завещал нашим землякам.

Одно время казалось, что секрет утерян, но однажды местный мебельщик, поощряемый областным минкультом, разгадал этот код и теперь готов выпускать инструменты в любых количествах. Если, конечно, будет министерский заказ. Как у всякого уважающего себя человека эпохи Ринашименто, вид у синьора Липатти удовлетворенный и чуть лукавый. Выпускать гармошки ему приятнее, патриотичнее и выгоднее, чем делать злополучную мебель. Одна маленькая гармошка стоит как четыре кровати. Или как одна кровать, одно кресло и шкаф-купе вместе взятые. Или как двенадцать стульев. Материала уходит меньше, а денег приходит больше. Одна такая гармошка, как одна двадцатая органа. Как одна двухсотая коллекционной скрипки Страдивари. Понятно, что каждого музыканта с казенной гармошкой, взятой у государства в аренду, должен будет сопровождать вооруженный охранник: чтобы не напали, не отняли святыню и не перепродали в Иран или в Китай.

Поскольку кровати и шкафы сегодня сколачивают все кому не лень, на мебельном рынке у синьора Липатти — тьмы и тьмы конкурентов. А вот на гармошечном он царит в гордом одиночестве (призрак Леонардо не в счет). Однако и потребитель у товара штучный — государство. Нет, конечно, отдельно взятый крокодайл-миллионер Гена тоже может прикупить себе для коллекции редкий инструмент, но обычному человеку с улицы такая роскошь не по карману. И вот синьор Липатти выжидательно поглядывает на Владимира Алексаныча: откроет ли министерство свою кубышечку?

А куда ему деваться? В Год культуры местному минкультуры нельзя скупиться на бренды. Да, со штатными погорельцами — филармонией и старым тюзом — по-прежнему нет никакой ясности. Да, зарплаты рядовых библиотекарей так оскорбительно малы, что даже привыкшие ко всему бабушки не торопятся занимать вакансии. Да, в сельских клубах забивают окна фанерками, сидят в тулупах и уныло считают копеечки. Да, на всех одаренных губернских детей (или даже на половину одаренных губернских детей) никаких средств решительно не хватает. Да, музеи как-то еще держатся на плаву, главным образом на чистом энтузиазме дореформенной выделки... Но все эти мелкие проблемы меркнут на фоне гармошки, которую сегодня велено считать нашим культурным всё.

Бренд — не просто пять букв по горизонтали, а уже официально разведанное месторождение денег: не природное, а рукотворное. Чиновники, загнавшие себя в угол гордыми реляциями, сами теперь не могут не вложиться в придуманный ими символ. Остается убеждать себя, что они поступают правильно. Умная мотивировка трат и правильная их аранжировка — вот что должно успокоить совесть чиновника и укрепить его уверенность в своей правоте…

Замглавы областного минкульта Владимир Алексаныч все еще сидит в президиуме, слушает докладчика и старательно думает — вы не поверите! — о культуре. О том, что материальная культура может влиять на духовную. Прямо пропорционально. Чем больше калорий, тем крепче голос. Чем шире морда, тем громче песня. Отчего почтальон Печкин из мультфильма раньше был злобной сволочью? Оттого, что велосипеда у него не было. Дали ему два колеса — и злюка превратился в добряка. А если, например, дать ему еще редкий музыкальный инструмент, вырастет ли Печкин духовно? А если сразу два инструмента? А если десять — станет ли Печкин практически Матерью Терезой? И если да, думает Владимир Алексаныч, захваченный внезапным приступом ренессансного оптимизма, то весь диванно-кроватный бизнес синьора Липатти надо полностью переводить на производство гармошек.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
28 апреля 2014, 14:34
Очень остроумно написано про нелепую затею саратовских властей возродить в обществе интерес к традиционной гармони.Надо понимать, что время этого инструмента прошло и не вернётся, что на фоне современных музыкальных ресурсов гармошка бледно выглядит и почти не привлекает молодёжь. Желание создать культурный тренд из устревшей гармони показывает глубокую отсталость наших правителей, неразвитость их духовных запросов. Они готовы вклыдывать большие деньги в безнадёжное дело вместо того, чтобы воспитывать население посредством современных трендов. От такой власти трудно ждать настоящего прогресса и в экономике и в культуре.
ответить
30 апреля 2014, 15:02
Не понятно про что уважаемый Лев хотел написать. Разве это плохо - возрадить саратовскую гармошку? Стоит как 4 кровати, ну найдите дешевле. Не нравится тренд так причем тут неразвитость духовных запросов. А сколько желчи в портрете зам.министра, и взгляд, и костюм, и вывод про настоящего полковника. Хотите Лев как вас по батюшки наверное Моисеич или может Давыдыч поднять проблему, так зачем же оскорблять человека. Настоящие журналисты сейчас в Луганске и Донецке готовят свои репортажи, а у Вас наверное кишка тонка для такого дела. Протрите свои очки и запомните - тявкают шавки а не Львы. И ничего остороумного тут нет Аркаша.
ответить
на главную