Монотонная Россия
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
РЕПОРТАЖ   30.05.2014 | 18:30
Монотонная Россия
Просмотров: 342
Версия для печати

Масштабы нашей страны таковы, что большинству ее граждан сложно иметь постоянное представление о том, какова она на самом деле. Особенно если работа и жизнь не предполагают регулярных перемещений по территории Родины. Впрочем, даже в этом случае человек часто попадает в ловушку предвзятости подтверждения и эффекта проекции и начинает делать глобальные выводы о жизни в России на основании увиденного и личных суждений. В результате появляются всевозможные мифы. О некоторых из них представителям СМИ (включая автора нашего издания) на семинаре Клуба региональной журналистики в Москве на прошлой неделе рассказала директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор МГУ Наталья Зубаревич.

По версии Наталья Зубаревич, основных мифов о пространственно-экономическом развитии страны пять. Первый: «Население России растет». Второй: «В России огромное неравенство регионов, и оно увеличивается». Третий: «Государство стимулирует развитие проблемных субъектов Российской Федерации». Четвертый: «Центр забирает у страны большую часть налогов». Пятый: «Есть Москва и остальная Россия, так будет всегда». Рассмотреть все мифы и контраргументы эксперта в одной публикации невозможно, поэтому остановимся на паре первых.

Кому вставать с колен?

Население России, увы, не преумножается. За период между переписями населения — 2002–2010 годы — увеличивалось число жителей Москвы и области, Петербурга и Ленинградской области, нескольких крупнейших городов и ряда республик Северного Кавказа. В остальных же регионах численность населения сокращалась.

— Но вы скажете, это было тогда, а потом появились мудрые решения партии и правительства. Мы говорим про материнский капитал и стимулирование рождаемости. Цифры показывают, что все это не остановило естественную убыль. А сработало лучше всего в двух типах территорий: там, где еще не завершился переход к современному типу воспроизводства, то есть в республиках Северного Кавказа, и там, где население пока моложе по возрастной структуре, — это Сибирь и часть Дальнего Востока. Сибиряки ответили «в едином порыве» серьезным повышением рождаемости. Но эта акция не долгосрочная. Те, кто планировал детей, их родили, и дальше будет пауза. Я уверена, что к следующим президентским выборам никаких песен про великий вклад партии и правительства в рост человеческого капитала уже не будет, потому что в 2017–2018 годах заработает неумолимая половозрастная пирамида. К 2020 году в трудоспособном возрасте будет малочисленное поколение. И есть еще одна политически сложная штука: это будет поколение, которое «вставало с колен». Энергетически, я думаю, оно будет довольно «дохлым», — считает эксперт.

Продемонстрированные ею специальные карты, составленные на основании официальных данных по миграции середины и конца 2000-х годов, показывают, что точки притяжения мигрантов — это крупнейшие городские агломерации (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск) и Юг России (Краснодарский край, Белгородская область).

— У нас появилось уже очень много внутренних периферий с оттоком людей. Население продолжает уезжать с «северов» и уже даже из «газовых» регионов. И это тренд, он надолго. Последние данные, за 2012–2013 годы, показывают то же самое. Людей привлекают Москва и ближние области, Санкт-Петербург и область, Краснодарский край, куда при любой власти будут ехать, потому что там тепло и есть море. Из остальных регионов привлекают мигрантов только Тюменская, Новосибирская и Томская области. И это еще наша «кривая» миграционная статистика, которая не учитывает вахтовую миграцию, трудовую в разных формах и тому подобные вещи. Это только ПМЖ, что называется. Поэтому в тех местах, которые продолжают притягивать людей, за счет этого и происходит естественный прирост населения, оно омолаживается. Окружающие же эти точки территории России стареют и теряют население, — пояснила Зубаревич.

Застывшая реальность

Идея «огромного неравенства регионов», за вычетом нескольких действительно выбивающихся субъектов (вроде Москвы и нефтегазовых областей), при ближайшем внимательном рассмотрении тоже оказывается неправдоподобной.

— У нас есть 3-4 региона, у которых действительно высокие показатели доходов на душу населения. Но в целом Россия — очень экономически монотонная страна. Часть регионов, где худшие показатели, с годами не меняется. Но пространство никогда не развивается равномерно. Инвестиции и люди стягиваются туда, где есть конкурентные преимущества. В России, к сожалению, сверхконцентрация системы управления и авторитарный режим — это четкие факторы, которые стягивают все и вся в столицу. 11-12 процентов населения России живет в очень богатых регионах России, где у властей есть ресурсы. Две трети граждан — там, где ресурсов явно недостаточно. Нельзя сказать, что их нет совсем. Но мы по-прежнему не понимаем, как развивать эти территории, так как у них нет явных конкурентных преимуществ. В то же время их нельзя назвать «мертвыми». И вот здесь огромную роль играют институты — правила игры в бизнесе и в политике. Эти территории будут гирей висеть на стране до тех пор, пока мы не сможем улучшить инвестиционный климат и институциональную среду, — подчеркивает Наталья Зубаревич.

Неравенство в стране, по ее мнению, росло лишь до середины 2000-х.

— Как только в страну пошли гигантские нефтяные деньги, их стали перераспределять, и за счет этого неравенство стало смягчаться. Не быстро, потихоньку. Хорошо ли это? Это вопрос. Потому что если вы очень много перераспределяете туда, где деньги тратят неэффективно, вы тем самым можете замедлить развитие всей страны. Тут должен быть правильный баланс, его непросто найти. Кидать деньги лопатой во все стороны — это не самое хорошее стимулирование экономического развития, — убеждена эксперт.

При этом, по ее мнению, важно помнить, что в период экономического роста дифференциация разных частей страны растет.

— Потому что у сильных регионов безработица снижается быстрее, а у тех, где все всегда плохо, ничего по сути не меняется. Но как только начинается кризис, сильные субъекты Российской Федерации страдают значительнее, — отмечает Зубаревич.

А денежки врозь

Отдельная интересная тема — неравенство населения. Сравнение статистики последних лет с уровнем советской эпохи показывает, что у значительной группы граждан РФ до сих пор (!) не восстановились доходы даже до него.

— Падение к советскому уровню было общим. Потом самая богатая часть общества начала быстро восстанавливаться и доросла до советской планки еще перед кризисом 1998 года. Сейчас эти 20 процентов населения переплюнули показатели того времени, по официальным данным, в 2,3 раза. Но пятая часть граждан России с самыми низкими доходами в советский уровень еще не вернулись. Следующие за ними 20 процентов к этой планке еле подобрались, третья группа ее едва перевалила. То есть мы живем в стране, где 40 процентов населения откровенно бедны. Разница доходов десяти процентов населения с самыми низкими доходами и десяти процентов населения с самыми высокими в разные годы достигала 40 (!) раз, сейчас один показатель отличается от другого в 20 с лишним раз. Интересы и потребности верхних групп сильно отличаются от других. Этот мучительный разрыв внутри страны мы сейчас постоянно ощущаем, — уверена эксперт.

Особое внимание она обращает также на то, что исследования показывают линейную зависимость: чем богаче регион, тем выше в нем неравенство по доходам.

— Оно перестало расти, только когда мы «въехали» в кризис 2009 года. Сейчас неравенство затормозилось и более или менее стабильно. Но весь период экономического роста 2000-х внутри субъектов Российской Федерации оно усиливалось. То есть никакое перераспределение нефтяной ренты не помогло сгладить неравенство внутри регионов, потому что большую ее часть там получали не бедные слои населения. Сейчас неравенство внутри регионов максимальное. И это означает, что согласия нет даже там, а социальные страты дифференцируются все сильнее, — подчеркивает Наталья Зубаревич.

Саратов в тяжелом положении

— Наталья Васильевна, два вопроса про Саратовскую область. Первый — о слухах, которые в регионе на днях распустили коммунисты, о том, что якобы наш регион могут разделить на части между соседними субъектами Федерации. Это реалистично?

— Это способ активизации электората, не более того.

— Другой вопрос, который всех интересует, — это огромные долги Саратовской области. Могут ли ее объявить банкротом в сложившейся ситуации?

— Дефолта не будет. Банкротом объявлять вашу область никто не станет. Эти вопросы будут решаться во взаимодействии с Минфином и с Белым домом.

— И мы будем набирать долгов дальше?

— Нет, я думаю, что сейчас изменят методику расчета средней заработной платы. Наращивания расходов по НДФЛ уже такого не будет, этот рывок совершен. Дальше часть ваших банковских кредитов перекинут на бюджетные кредиты и пролонгируют.

— Но у нас губернатор два года говорит об этом и пока нет ощущения, что это получилось…

— А два года никто не слушал регионы. Сейчас наконец-то уши прочистили и стали понимать, что ситуация очень плохая. Не у всех, конечно, но у вас сурово. Саратов в тяжелом положении.

— Но банкротства не будет?

— Регион в России не может быть банкротом. Точка.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
1 июня 2014, 08:01
Главное, "рейтинги .... растут" ... . А остальное ...
ответить
3 июня 2014, 22:34
Как хорошо, что еще сохранились в России здравомыслящие люди, понимающие истинную суть ситуации в стране.
ответить
на главную