Марсианские хроники
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Виктория Гиндес
Многоуважаемый штамп
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   10.06.2014 | 18:05
Лев Гурский
Просмотров: 226
Версия для печати
Марсианские хроники

(Совсем не по Рэю Брэдбери)

Громовые раскаты. Свист. Тяжелый удар о поверхность планеты. Приглушенные крики: "Ой! Ой! Осторожнее! Держитесь! Нога!" Десятиметровый столб пыли. Когда пыль рассеивается, видна космическая ракета. На корпусе, изрешеченном мелкой метеорной крошкой, изображены рядом два герба — федеральный орел с двумя головами и региональная буква Y, сложенная из трех рыб.

Со скрипом приоткрывается люк в нижней части звездолета, но оттуда пока никто не выходит. Слышны громкие препирательства: "Борис Леонидович, вы у нас главный спец по аборигенам, вам первому и выходить!" — "Мне? Почему мне? Пусть депутат Госдумы Ольга Николаевна идет! Здесь повсюду должен быть ее любимый красный цвет! Ольга Николаевна! Эй, вы где? Эй!" — "Ольга Николаевна все еще в анабиозе!" — "Тогда пускай Александр Соломонович первым выходит, у него опыт!" — "У всех опыт!" — "А у него еще и космический!" — "У всех космический!" — "Он же у нас заслуженный!" — "Тут все заслуженные!" — "Да кончайте вы болтать, выходите оба сразу! Леонидыч! Соломоныч! На выход!" — "Может, хотя бы посчитаемся, кто первый? "На златом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич..." — "Вперед, без разговоров!" — "Ладно, ладно, раскомандовались тут некоторые..."

Люк распахивается, на пороге возникают две фигуры в скафандрах. Первая с воодушевлением произносит: "Маленький шаг человека..." Кто-то сзади дает фигуре пинка — недоговоренная фраза повисает в воздухе, а фигура оказывается на поверхности Красной планеты. Второй пинок — и рядом, в двух шагах, приземляется, вернее примарсианивается, фигура номер 2. Голоса сверху: "Эй, вы там, внизу! Дышать без скафандра можно?" Борис Леонидович, министр национального согласия и насчет выпить-закусить (это и есть первая фигура), раздраженно отвечает, глядя вверх: "Еще не пробовали!" Сверху командуют: "Ну так попробуйте, наконец!"

Главный общественник области Александр Соломонович (фигура номер 2) говорит задумчиво: "Кажется, у меня гермошлем только что треснул. Во-от такая трещина!" Деловитые голоса сверху: "И как? Задыхаетесь? Не задыхаетесь? Живы?" После недолгой паузы Александр Соломонович отвечает сварливо: "Не дождетесь!" Он снимает свой увечный гермошлем, шумно принюхивается и говорит: "Воняет. Но дышать можно!" Тогда и Борис Леонидович тоже свинчивает шлем, тоже нюхает и докладывает наверх: "Не так уж сильно и воняет! Вот у нас, в нацдеревне..." — и, не договорив, отскакивает в сторону. Потому что из люка начинают сыпаться вниз какие-то металлические загогулины, бетонные блоки, проволока и кирпичи.

Слышны голоса сверху: "Михалыч, стоп! Стоп, Михалыч! Нам тут не нужен еще один мост! Нам нужен всего только трап!" В глубине звездолета невидимый зампред областного правительства Василий Михайлович бурчит: "Так на фига же, спрашивается, я все это сюда тащил?" Из люка наконец выбрасывается длинный трап, по которому на планету Марс под звуки гимна области торжественно спускается вся делегация — в деловых костюмах и с респираторами наготове (вдруг все-таки воняет?). Во главе делегации — Валерий Васильевич, вооруженный текстом своей приветственной речи.

— Дорогие аборигены! — говорит Валерий Васильевич. Он не отрывается от своей бумаги, чтобы не нарушить протокол. — Мы пришли к вам не только с миром, но также и с предложениями насчет бизнес-партнерства. Мы искренне надеемся, что наш первый дружественный визит к вам будет способствовать расширению внешнеэкономических связей и торговых отношений между нашей областью и планетой Марс. Наша область может предложить...

Тут Валерий Васильевич отрывается от текста и удивленно произносит: "Э?" И вслед за Валерием Васильевичем хором повторяют его удивленное "Э?" три областных министра: экономики, иностранных инвестиций и молодежного туризма. Потому что все вдруг обнаруживают, что внимательно слушают Валерия Васильевича только свои. А марсианские аборигены слушают его не очень внимательно. Вернее сказать, совсем не слушают. И если быть до конца точным, то никаких марсианских аборигенов поблизости от космического корабля не видно вообще.

— Похоже, проблемы, — подает голос спикер облдумы Владимир Васильевич. — Мне кажется, тут слегка отсутствует кворум.

— Ну, вроде как бы да, — вынужден согласиться со спикером заслуженный общественник, — аудитория могла быть и побольше.

Под ногами землян тихо шуршит, пересыпаясь, мертвый марсианский песок. Ветер несет тонкую розовую пыль. В марсианских каналах нет ни капли воды. Где-то на горизонте маячат несколько одиноких силуэтов — то ли это древние развалины, то ли просто скалы. Когда-то Красная планета была обитаемой, однако эти времена давно уже в прошлом: никаких признаков жизни на Марсе не видно.

— Борис Леонидович, это вы готовили наш визит? — укоризненно спрашивает Валерий Васильевич у своего нацминистра.

— Все было по плану, — пожимает плечами (насколько позволят скафандр) нацминистр. — Точь-в-точь как перед нашей поездкой в Казахстан. Мы тоже известили их о времени нашего прибытия и составе официальной делегации. Учитывая время полета, мы их предупредили ну очень задолго. Я лично ходил на Главпочтамт, отправлял телеграмму — у меня и квитанция есть, могу всем показать. Кто же знал, что марсиане все тут вымрут, пока мы к ним летим? Прямо скажем, хозяева проявили нетактичность.

— Безобразие, — кивает Александр Соломонович. — И что нам теперь делать? Водрузим флаг губернии и полетим обратно?

— Нельзя вот так взять и вернуться обратно, — вздыхает Василий Михайлович. – Из бюджета выделены большие средства на ракетное топливо, на зарплату команде, на еду, на бластеры, на баллоны с кислородом, опять же суточные и надбавки за вредность и за работу в условиях невесомости. И стройматериалы для моста, между прочим, тоже не бесплатные. Просто так все эти деньги уже не спишешь — налоговая потом к нашим юристам будет цепляться.

— Да, это они умеют, и легко, — печально признает Валерий Васильевич. — Но если здешние жители по какой-то причине вымерли все поголовно, с кем нам прикажете договариваться о совместной работе в сферах торговли, промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта, науки, здравоохранения? С кем подписывать документы — с призраками? С ветром и песком? И что мы скажем, когда вернемся, жителям нашей губернии?

— Скажем правду, — отвечает министр экономики. — Пускай министр культуры сыграет сейчас на балалайке, министр спорта сделает пару приседаний, а министр транспорта сделает пару кругов на самокате. Да и Михалыч пускай смастерит из этих стройматериалов какую-нибудь беседку. После этого у нас будет законное право объявить, что наша поездка изменила формат и переросла уже в полномасштабное многопрофильное мероприятие — Дни нашей области на планете Марс. Мы станем первым российским регионом, который организовал такое крупное мероприятие на Марсе. Все это открывает для нас, как и для страны, огромные перспективы в экономике, а следовательно, в политической, культурной жизни, научном и техническом сотрудниче...

Не дослушав речь министра экономики, последний марсианин, который прячется среди барханов, умирает от взрыва мозга.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
16 июня 2014, 15:30
Остроумно,оригинально показаны пустословие и безжизненность всех чиновничьих планов и речей. Они нам обещеют прогресс и процветание, тратят огромные деньги на свои прожекты, а тем временем Саратовская область скатилась в аутсайдеры страны по всем показателям. Фантастика и утопизм вместо реального развития.Но в отличие от литературы начальственные фантазмы скучны и недостоверны.
ответить
на главную