Предприниматель Григорий Авджян: "Не стоит заниматься бизнесом в Саратовской области, никому не советуем это делать"
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Дмитрий Воронков
Под крылом самолета пока не поет
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
СВОБОДА СЛОВА   03.08.2014 | 17:00
Предприниматель Григорий Авджян: "Не стоит заниматься бизнесом в Саратовской области, никому не советуем это делать"
Просмотров: 1740
Версия для печати
На фото: Григорий Авджян слева

В прошлом году в России, по подсчетам федерального правительства, около полумиллиона предпринимателей прекратили свою деятельность. Чаще всего представители малого бизнеса жалуются на высокие налоговые ставки, банальную нехватку денег или давление различных инстанций. Отстаивать интересы предпринимательского сообщества в стране власть поручила так называемым бизнес-омбудсменам. На саратовской земле эту работу доверили главе торгово-промышленной палаты области Максиму Фатееву. Но вот стало ли легче местным предпринимателям после этого — большой вопрос. Каково иметь свое дело в Саратовской области и можно ли при этом работать честно, попыталась выяснить "Газета Наша Версия". И получила два, скажем так, не совсем похожих мнения.

Максим Фатеев, президент торгово-промышленной палаты Саратовской области, уполномоченный по правам предпринимателей в Саратовской области.

Предприниматель Григорий Авджян:

Максим Альбертович, не могли бы вы назвать данные о количестве предпринимателей в Саратовской области, зарегистрировавшихся и, наоборот, закрывших свое дело в 2013–2014 годах?

— В прошлом году в Саратовской области закрылось более 16 тысяч индивидуальных предпринимателей и крестьянско-фермерских хозяйств, а открыли свое дело почти 6,5 тысяч. В этом году закрылось еще свыше 3 тысяч предприятий. Основной причиной для закрытия бизнеса стало так называемое решение о прекращении деятельности. 

Как вы оцениваете налоговые ставки для малого и среднего бизнеса в регионе, особенно по сравнению с другими странами СНГ?

— Если говорить именно о налогообложении индивидуальных предпринимателей, то какого-то различия между нашей областью и другими регионами страны нет. У бизнеса постоянно возникают вопросы к законодателям по поводу налоговых ставок и плат во внебюджетные фонды, например, в ПФР. До сих пор не урегулированы вопросы унификации налогообложения и акцизных платежей в странах Таможенного союза. Между тем у нас 550 километров общей границы с Казахстаном. Нужно внимательно смотреть на это, особенно с учетом международных соглашений, на общем экономическом пространстве должны быть единые правила игры.

Из-за высоких налоговых ставок бизнес уходит в тень. Предложение о введении двухлетних "налоговых каникул" пока не принято. Приведет ли это к повальному закрытию ИП в регионе?

— Самым тяжелым для ИП был 2013 год. Уменьшение социального налога на 4% по сравнению с прошлым годом - это хорошо, но это стоило немалых усилий со стороны предпринимателей. Из-за этого непродуманного решения в России за год закрылось около миллиона ИП, в ПФО — 200 тысяч. Эти печальные цифры еще раз показали, к чему могут привести подобные решения. В итоге это недополученные налоги, разрушенные бизнесы. Если мы говорим о самозанятости, о так называемой российской мечте, о человеке дела, об увеличении предпринимательской активности, то такими действиями можно все это зарубить на корню.

Представителям малого бизнеса крайне сложно получить кредит в банке из-за высоких ставок и строгих критериев по залоговому обеспечению таких кредитов, а также требования наличия поручителей. При этом кредиты для бизнесменов не страхуются. Как ТПП области и вы, как уполномоченный по правам предпринимателей, решаете проблему страхования кредитов?

— У нас при палате есть гильдия страховщиков, ее возглавляет известный предприниматель Павел Михеев. Мы помогаем малым предприятиям застраховать кредит по минимальной ставке. Понимаете, сейчас в России романтический ореол предпринимателя, с одной стороны к сожалению, а с другой, может, и к счастью, слетел, но всё равно люди, идущие в бизнес, должны понимать, что рискуют всем, в том числе имуществом, отношениями с семьей, друзьями. Я знаю людей, которые говорят, что никогда не занимали и не будут этого делать, потому что банковская система в стране и регионе не подходит именно для их бизнеса. Некоторые, наоборот, постоянно кредитуются. Предоставить кредит на нормальных условиях чаще всего готовы банки с государственным участием. Хотя на рынке банковских услуг стали появляться и банки только с частным капиталом, с неплохими условиями для кредитования малого и среднего бизнеса.

Как вы оцениваете затраты на аренду помещений в регионе? Дорого ли у нас по сравнению с зарубежными странами? Бытует мнение, что подчас открыть бизнес куда дешевле за границей, чем в Саратовской области.

— Арендная нагрузка большая. Немало крупных деловых центров стоят полупустые, но цена на офисы не падает - непонятная для меня губительная политика. При этом арендодатели не готовы идти на уступки, а хотят получить максимальную прибыль сразу за счет одного-двух арендаторов. Это какой-то ментальный провинциальный снежный ком, который в итоге может накрыть собственника имущества. И такая проблема существует почти во всех регионах России. Сейчас приняли закон о налоге на имущество, исчисляемом по кадастровой стоимости. Например, в случае с торговыми центрами это, к сожалению, скажется на нас с вами, на потребителях, так как цены на товары в магазинах, расположенных там, вполне возможно, возрастут, так как возрастут и издержки производителей.

По мнению некоторых бизнесменов, работать по закону в Саратовской области крайне невыгодно — либо не отобъешь затраты на аренду и товар, либо и вовсе уйдешь в минус. При этом ответственность предпринимателей постоянно растет, контроль со стороны надзорных органов постоянно усиливается, в том числе за счет увеличения проверок. Почему, на ваш взгляд, у власти нет четкого понимания того, что если бизнесу дать работать прозрачно и не давить на него, уровень коррупции и количество бизнесменов, ушедших в тень, резко сократятся?

— Чаще всего саратовские предприниматели жалуются на действия муниципальной власти. Некоторые районные чиновники иногда не понимают, что рубят сук, на котором сидят. Это вторая причина, а первая и основная, на мой взгляд, – межбюджетные отношения. Федерация сейчас многое спускает на уровень регионов, региональные и местные власти остаются в безвыходном положении, потому что должны обслуживать те или иные государственные социальные программы. Порой чиновники не видят другого выхода, кроме увеличения требований к реальному сектору экономики и предпринимательскому сообществу, то есть к тем, кто создает валовый региональный продукт. Предприниматели всегда в той или иной степени будут находиться в ожидании негативных действий со стороны властей, это может измениться только в случае проведения долгой последовательной положительной политики в отношении бизнеса. Если государство и заявляет на федеральном, нашем региональном уровнях о программах по отношению к бизнесу, то на самом низу нередко возникает тенденция к их дурацкому исполнению, по-другому это нельзя назвать.

Существуют ли в нашем регионе программы по поддержке малого и среднего бизнеса и планируется ли их внедрение?

Такие программы ведет министерство экономического развития и инвестиционной политики Саратовской области, мы же принимаем участие в их разработке. Например, программа поддержки предпринимательства до 2015 года. Регион выделяет деньги, хотя они постоянно секвестируются (урезаются — прим. ред.).

Почему, несмотря на все заявления властей, в том числе обещания президента страны Владимира Путина снизить давление на бизнес со стороны правоохранительных органов, остается крайне высоким уровень уголовного преследования по экономическим статьям?

В нашей области с правоохранительными органами у меня, как уполномоченного, подписано соглашение с региональным МВД, с Арениным хороший контакт в этом плане, он быстро дает команды своим сотрудникам при разбирательствах по тому или иному направлению. Я знаю, что есть те или иные дела (проблемы предпринимателей с полицией — прим. ред.), но эти люди ко мне не обращались.

Госдума подготовила законопроект, согласно которому с полицейских собираются снять ответственность в случае повреждения имущества сторонних граждан при выполнении своих служебных обязательств. Если он будет принят, кто компенсирует убытки бизнесу? Не приведет ли это к усилению силового давления на предпринимателей со стороны правоохранительных органов?

— На мой взгляд, это может привести к усилению давления на предпринимателей. Мы не можем гарантировать, что после принятия этого закона все до одного сотрудники полиции станут кристально, стоически честными и не воспользуются этим дополнительным правом, чтобы преступить закон.

В России постоянно ужесточаются законы, ответственность бизнеса перед государством растет. Начинающим предпринимателям очень сложно следить за постоянно меняющейся ситуацией, из-за этого многие боятся открывать свое дело. Что делать небольшим бизнесменам, особенно использующим УСН — упрощенную систему налогообложения, чтобы не "плавать" в бесчисленных поправках к законам? Может быть, стоит нанимать юристов, которые будут вести мониторинг законодательства, отслеживать изменения законов?

Хороший юрист стоит дорого. В большинстве случаев торгово-промышленная палата сама может оказать юридическую помощь. В случае если предприниматель обратится ко мне как к бизнес-омбудсмену, услуги юристов для него будут бесплатными. Также, если необходимо, мы можем порекомендовать ту или иную юридическую компанию. Поэтому, прежде чем сказать: "Все, не могу больше на дядю работать, открою свое дело", нужно пять раз подумать, подсчитать.

 

Предприниматели Ольга Панфилова и Григорий Авджян (владельцы городка аттракционов в Заводском и Ленинском районах Саратова)

На ваш взгляд, какие основные проблемы стоят перед малым бизнесом в Саратовской области?

Одной из основных проблем для многих саратовских предпринимателей становится вопрос аренды земельных участков: при окончании сроков ее не продлевают. В нашем случае администрация Заводского района просто отказывается это делать. Мы открывали свой бизнес очень давно, поэтому трудно говорить за вновь открывающихся. Проблемы, наверное, у всех одинаковые: это отсутствие стартового капитала, аренда земли, высокие арендные ставки.

Как вы оцениваете налоговые ставки, существующие сейчас в России?

В последнее время что-то непонятное происходит с налоговым законодательством. Раньше у нас было налогообложение по упрощенной системе — с доходов мы просто отдавали 6 %. А теперь бремя налоговой нагрузки все время растет.

Существует мнение, что при такой высокой фискальной нагрузке многие предприниматели будут уходить в тень, потому что так им будет выгоднее работать. Вы согласны с этим?

Ну, наверное, для многих это будет оптимальным вариантом при такой налоговой нагрузке и многочисленных проверках.

Для того чтобы начать свое дело, требуется стартовый капитал, которого зачастую у малых предпринимателей нет. Сложно ли получить кредит представителям малого бизнеса в банках Саратовской области?

Тяжело, потому что банки не доверяют людям, у которых нет какой-то определенной репутации, и если и дают, то под высокие ставки или под залог имущества, а у начинающих предпринимателей зачастую этого нет. Плюс еще, как в нашем конкретном случае, мы очень долго не могли найти банк, потому что у нас не было аренды земли на какой-то определенный срок, то есть гарантий, что мы сможем вернуть этот кредит.

Несмотря на все заверения федеральных и местных властей, условия для ведения бизнеса в регионе, по мнению предпринимателей, не улучшаются. Как вы считаете, почему у власти нет четкого понимания того, что если бизнесу создать необходимые условия, чтобы его можно было вести по-честному, открыто, то это будет выгодно как предпринимателям, так и самому государству?

Местная власть, как нам кажется, считает себя здесь временной властью, поэтому старается решить какие-то свои проблемы, а не предпринимателей. Власти на местном уровне, наверное, не заинтересованы в том, чтобы вкладывать силы и средства, потому что они уверены, что скоро им уходить, и работают на себя. Со времен мэра Саратова Юрия Аксененко бизнес стал развиваться на два-три порядка хуже, а молодежь разъезжается кто куда. Саратов — загнивающий город, все хотят уехать отсюда, в том числе предприниматели. Перспектив никто не видит тут.

Максим Фатеев говорил о том, что из-за высоких налоговых ставок саратовские бизнесмены уезжают в страны СНГ, например в Казахстан. Действительно ли это так?

Да, правильно, это так. Если брать Россию в целом, то многие саратовские предприниматели уезжают в Москву, Самару. Даже в Пензе дела вести проще, чем здесь. Там меньше бюрократических проволочек, административных барьеров. Когда мы общаемся с людьми из других городов и они узнают, что творится в нашем случае, они говорят, что такого просто не может быть. Например, когда полиция приходила и просто без разрешения суда забирала наше имущество, такого не было нигде по стране, насколько мы знаем.

Расскажите подробнее об этом.

Полицейские забрали наше имущество и не вернули до сих пор, хотя нас даже к административной ответственности не привлекли. А ведь все наше оборудование нужно правильно демонтировать, где-то хранить, а они его просто погрузили, покидали и сейчас оно хранится где-то на открытой стоянке. А пояснили все это тем, что мы якобы незаконно захватили землю. Как мы поняли, полиция часто действует в интересах или по просьбе администрации. Телефонное право никто не отменял. До этого на нас давили через ветеринарных врачей, через пожарных, Ростехнадзор и так далее. Благо во всех этих структурах сидели адекватные люди, которые понимали, что к нам, в общем-то, претензий и нет.

А в чем, по-вашему, заключалось давление на вас?

Администрации Ленинского и Заводского районов стали писать жалобы в различные инстанции, чтобы воздействовать на нас с помощью различных проверок. Когда ничего не получилось, они стали обращаться в полицию, а те просто изъяли у нас аттракционы, а на следующий день поставили там других людей. Мы обращались куда только можно, и жители писали обращения, но имущество наше нам до сих пор не вернули. Дело тянется уже более полугода, полиция вообще сначала отказывалась его возбуждать. Полицейских, которые вывозили наше оборудование, стали срочно отправлять в командировки.

Вы обращались к Максиму Фатееву как к уполномоченному по правам предпринимателей в регионе?

Максим Фатеев в принципе единственный человек, который пытался нам помочь. В марте вопрос по нам выносился на обсуждение общественного совета при областной прокуратуре, потому что существует пробел в законодательстве по поводу того, на каком основании мы можем осуществлять свою деятельность, нет четкой регламентации, поэтому возможны коррупционные проявления. Но дальше разговоров это не пошло. Администрация Заводского района всячески препятствовала нашей деятельности. Нам говорили, что мы должны быть включены в план мероприятий, но его якобы еще нет, поэтому нам не дали необходимых документов, и мы вдруг стали работать незаконно и нам нужно освободить территорию в течение пяти дней. То есть десять лет мы работали, всем все было хорошо, на Доску почета нас вешали, а теперь вдруг вот так вышло. А в администрации Ленинского района нам сказали, что размещение аттракционов там нецелесообразно, так как там есть кружки художественной самодеятельности, которые обеспечивают потребности жителей.

Кстати, раз уж затронули тему полиции. Не так давно Госдума подготовила законопроект, согласно которому с полицейских собираются снять ответственность в случае повреждения имущества сторонних граждан при выполнении своих служебных обязательств. Если он будет принят, кто компенсирует убытки бизнесу? Не даст ли это полицейским дополнительные рычаги давления на бизнес?

Однозначно даст. В нашем случает так и выходит — у нас забрали все оборудование, оно испортилось, а кто будет нести за это ответственность? Полиция пытается сейчас вернуть нам его, но мы заявили, что без проведения экспертизы забирать его не будем. Оборудование хранится неправильно, в каком оно состоянии, неизвестно, сейчас нам вернут металлолом, а это потеря прибыли, да и как детей на него сажать? Кто даст гарантии безопасности этого? Нам говорят: подавайте гражданский иск на полицейских. Нас даже на допрос никто ни разу не вызвал, после того как забрали оборудование. Поэтому полиция должна отвечать за нанесенный ущерб, иначе будет полный беспредел.

Максим Фатеев говорил о том, что в регионе существуют программы по поддержке малого и среднего бизнеса. Вам что-нибудь известно о них?

Может, они и есть, но мы о них ничего не знаем. В свое время мы пытались получить грант, собрали документы, составили бизнес-план, но ничего не получили. Потом до меня дошли слухи, что нужно было дать кому-то откат в размере 50 тысяч рублей, тогда можно было получить 300 тысяч рублей. А за эти деньги нужно же отчитаться, за те же 50 тысяч, куда мы их дели. Получается замкнутый круг.

В России постоянно меняются "правила игры" для бизнеса, законы регулярно ужесточаются, растет и ответственность бизнеса перед государством. Начинающим предпринимателям очень сложно следить за постоянно меняющейся ситуацией. Что делать небольшим бизнесменам, особенно использующим УСН, чтобы не "плавать" в бесчисленных поправках к законам?

У малого бизнеса ограничены средства и время, у них нет возможности держать штатного юриста. Но сейчас мы понимаем, что без юридических консультаций никуда не деться, особенно в нашем государстве. К примеру, пришел на работу пьяный сотрудник, а уволить его мы не можем, пока он не пройдет освидетельствование и я не докажу это. Или он перестал ходить на работу, но пока он не принесет больничный, ничего нельзя сделать. Мы же его искать должны, чтобы просто его уволить, полиция же этим не занимается. А то, что предприниматели несут убытки, никого не волнует. Если человек хоть немного юридически подкован, он выжмет из тебя все соки. У нас законы направлены в большей степени на работников, но не предпринимателей. В среде предпринимателей нужны юристы. Может, стоит как-то вместе их содержать в штате, чтобы чувствовать себя более защищенными. Мы выходили с такой инициативой на заседании регионального отделения "Опоры России", но пока нас не услышали.

Если подвести итог нашего разговора, как вы оцениваете состояние малого бизнеса в области на данный момент? Что бы вы могли посоветовать начинающим бизнесменам?

Вот у нас складывается ощущение, что не стоит заниматься бизнесом в Саратовской области, никому не советуем это делать. Все ниши уже заняты крупными компаниями, которые выдавливают мелкие отовсюду. Трудно бороться с ними, даже имея деньги — отберут так, что и не заметишь. Если говорить о переезде в другие города, то это проще сделать молодежи, мы-то уже обосновались в Саратове, у нас дети в школу тут ходят. Хотя нам два раза предлагали уехать в Нижний Новгород, предлагали целый парк, но мы уже обросли тут. Хотя все равно думаем, куда уехать в будущем. Нам тут тяжело, мы боремся уже год за свой бизнес, а некоторые тратят на это гораздо больше времени.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (3)
3 августа 2014, 18:43
Годы. годы жалко на бесконечную. безрезультатную борьбу... Вот оно гнездо коррупции на лицо в любой сфере деятельности и полицейские тут как тут . Заводской район как всегда в передовиках под ручку с 2- м отделом - стоп кран для жителей Саратова.Какой честный бизнес может быть в Саратове...Здесь жить страшно. только доживать... И уполномоченные . ну не хирурги... так травники. даже не терапевты.
ответить
4 августа 2014, 07:11

<удалено модератором>

ответить
5 августа 2014, 13:46
писал:
4 августа 2014, 07:11

<удалено модератором>

"Нам русским за границей иностранцы ни к чему..."
ответить
на главную