Проклятый старый дом
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   06.09.2014 | 10:00
Проклятый старый дом
Просмотров: 309
Версия для печати

Чиновники всех уровней в нашей области без устали твердят о том, что наш бюджет на две трети социально ориентирован, а вся их деятельность направлена на помощь "маленькому" человеку. На деле же получается, что самые незащищенные слои населения в сложных ситуациях оказываются предоставленными сами себе. За примером не нужно далеко ходить.

Мы уже писали о доме № 30 на улице Соляной. 27 июня этого года двухэтажное здание, простоявшее 109 лет, обрушилось. Если быть точным, развалилась лишь половина дома, как раз там, где проживали квартиранты. На их счастье, обрушение произошло утром, когда жильцы ушли на работу. Взглядам прохожих открылся самый настоящий "кукольный домик" — ванна, кухня, водонагревательный котел.

Естественно, сразу понаехало множество чиновников всех мастей, спасатели, газовики, которые немедленно отключили газ, поскольку была повреждена труба. Все они были весьма удивлены произошедшей "неожиданностью".

Между тем данный дом был признан аварийным по решению исполнительного комитета Волжского районного совета народных депутатов еще в далеком 1989 году. Затем в апреле 2010 года была созвана межведомственная комиссия, которая снова посчитала дом аварийным. Это было очевидным даже для ребенка — здание рассекали глубокие трещины, оно все перекосилось.

По сути, жильцов в распадающемся доме осталось не так уж много. Лидия Ермолаевна Стаценко, труженик тыла, после обрушения жалуется на плохой сон — она слышит ночами скрежет и треск, ей кажется, что остатки жилища рухнут непременно в темное время суток.

— Лежу на кровати и чувствую, что она едет по полу. Очень страшно, — жалуется пенсионерка. Оно и немудрено — от ее квартиры до руин всего несколько метров.

Во второй уцелевшей квартире живет целая семья. Оксана Ревенко вместе с восьмилетним сыном Ромой, мамой Ниной Михайловной и старшим братом Андреем помещаются в 22-метровой квартире. Не так давно они провели к себе канализацию и поставили главное благо цивилизации — унитаз. Расположен он чудным образом — в прихожей. Там же, где стоит обувь, раковина и газовая плита. Но это все же лучше, чем ходить во двор по крутой деревянной лестнице, которая уходит вниз под углом градусов в 60, не меньше.

— Вот это у вас подъем! — восхищаюсь я. — Никто не падал с нее?

— Как же не падали? Все хотя бы по одному разу! — улыбается Оксана.

После визита чиновников и журналистов о доме на Соляной все забыли. Сначала набежали какие-то юные мародеры, которые на "Газели" несколько раз вывозили оставшиеся на развалинах ценные вещи, тащили кровельное железо. Потом это место облюбовали наркоманы. Видимо, они и предположить не могут, что в таком "доме Ашеров" еще живут люди.

— Выходим как-то раз с сыном из квартиры, из окна увидели, как они колются у самого подъезда, — жалуется Оксана, — страшно! А если бы лицом к лицу столкнулись?

Справа от подъезда валяются пустые упаковки от шприцев и флаконы из-под каких-то капель. Обвалившаяся часть дома за прошедшее время стала выглядеть еще хуже, чем раньше — кирпичи едва не падают на голову. В общем, местечко еще то.

— С тех пор как газ выключили, мы готовим на электричестве. Купили плитку, мультиварку, — рассказывает Оксана.

Сын Рома учится в школе № 9, которая располагается здесь же, на Соляной, буквально в двух шагах. Учится, как с гордостью рассказывает его мама, на пятерки.

В квартире, где туалет в прихожей, почти нет "живого" места — все заставлено различными кроватями. В свое время мама Оксаны Нина Михайловна хлопотала насчет жилья. Ныне покойный муж Александр Иванович участвовал в ликвидации Чернобыльской катастрофы, но с расширением жилплощади так и не срослось. Так и живут все в одной крохотной комнатушке.

На днях Нине Михайловне пришло письмо из горадминистрации. В нем говорится, что на основании ходатайства администрации Волжского района проект ведомственной целевой программы по переселению граждан Саратова из аварийного жилого фонда был скорректирован и в его второй этап включен дом № 30 по улице Соляной. Весть была радостной, но в конце письма значилось, что мероприятия по расселению планируется осуществить до 31 декабря 2015 года.

— Значит, нам предстоят две зимовки здесь, — вздыхает Оксана. — Теперь газа нет, придется топиться электрообогревателями.

В квартире еще недавно действовала газовая печка — жилище можно было протопить за два часа, после чего огонь надо было выключать, иначе может случиться пожар, как это уже однажды произошло.

Оксана с сыном собираются на прогулку — все обитатели стараются поменьше находиться дома. Пока тепло, гуляют дни напролет.

— Будем надеяться, что нас переселят пораньше, — с тревогой говорит наша героиня, — потому что когда снег будет таять, дом может окончательно рухнуть.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
8 сентября 2014, 19:11
_Господи! ДАЙ ЭТИМ ЛЮДЯМ ЗДОРОВЬЯ!
ответить
на главную