Повышенное давление
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Наталия Гливенко
Не хуже Африки
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
ПРАВО НА ЗАЩИТУ   19.09.2014 | 09:20
Повышенное давление
Просмотров: 548
Версия для печати

Казалось бы, все закончилось, и оправдательный приговор, к всеобщему удовлетворению, прекратил тот кошмар, в котором приходилось пребывать Марине Шуляк на протяжении последних двух с половиной лет. Но такой исход не устраивает ту группу лиц, которая стояла за возбуждением этого уголовного дела и преследовала свои корыстные интересы. Формальным ее представителем продолжает выступать Игорь Богданов — человек, который называет себя потерпевшим и которому, как полагают наблюдатели, теперь "поручено" обжаловать этот приговор. В областном суде сейчас находятся апелляционная жалоба Богданова и апелляционное представление прокурора. Судя по отсутствию содержательной части в этих документах, можно предположить, что они всего лишь процессуальный повод для организаторов этого дела, чтобы, включив привычный административный ресурс и запустив по коридорам областных инстанций очередную ложь под видом "оперативной информации", попытаться повторно добиться невозможного.

Когда 11 августа 2014 года в Октябрьском районном суде Саратова был оглашен оправдательный приговор в отношении Марины Шуляк, очень многие вздохнули с облегчением. В первую очередь, конечно, сама обвиняемая и ее защитники, а также все те, кто следили за ходом процесса и переживали за судьбу невиновной женщины. Эти люди вновь убедились в том, что правосудие в Саратовской области — это не пустой звук.

Думаю, не ошибусь, предположив, что также с облегчением вздохнули и те, кто все время незаконного преследования Шуляк находился, как говорится, по другую сторону баррикад. Те сотрудники правоохранительных органов, которым приходилось собирать доказательную базу по факту преступления, которого не было. Те работники прокуратуры, которые были вынуждены утверждать обвинительное заключение, а потом в прямом смысле слова краснеть в ходе судебных разбирательств, поддерживая обвинение. Почему эти люди совершали такие нелогичные поступки — сейчас не столь важно. Главное, что жизнь невиновного человека спасена, а это, я уверен, может не радовать только коррумпированных оборотней, преследующих свои корыстные цели.

Следственная недостаточность

Напомним, женщину обвиняли в том, что неустановленные лица неизвестно где и как в далеком 2005 году лишили Игоря Богданова шести акций ЗАО "Аркада-С". При чем здесь Марина Шуляк? На этот вопрос в ходе судебного заседания так и не был получен ответ. Вполне логичный результат — оправдательный приговор.

Судья Алексей Белов подробнейшим образом изучил доводы защиты и обвинения и убедился в том, что собранные обеими сторонами доказательства указывают на один факт — отсутствие какого-либо состава преступления в действиях Шуляк, да и самого события преступления как такового. Интересно, что это уже четвертая по счету профессиональная критическая оценка, данная материалам дела. Еще 3 октября 2013 года первый заместитель прокурора Октябрьского района Игорь Сергеев разнес в пух и прах "великий труд" сотрудников Главного следственного управления ГУ МВД России по Саратовской области, не решившись согласовывать обвинительное заключение в отношении Марины Шуляк, полученное из полиции. Тогда Сергеев отмечал, что вместо фактов следователи положили в основу документа собственные предположения.

Позже с этими выводами согласился Октябрьский районный суд, вернув материалы в прокуратуру и указав, что обвинительное заключение не содержит доказательств не только причастности Шуляк к какому-либо преступлению, но и возможного корыстного мотива в ее действиях. Третий человек, давший оценку работе правоохранительных органов по этому делу — заместитель прокурора Октябрьского района Сергей Паршин, который в ходе предварительного слушания в суде 6 февраля 2014 года заявил: "Указанные в постановлении первого заместителя прокурора Октябрьского района Саратова от 3 октября 2013 года о возвращении дела следователю для дополнительного расследования недостатки следователем не устранены".

Продолжает терпеть

Вполне органично череду таких профессиональных оценок завершает указанный выше оправдательный приговор от 11 августа 2014 года. Но кому-то все это не понравилось, и вместо счастливого завершения история с преследованием Марины Шуляк получила продолжение. В Саратовский областной суд были поданы апелляционная жалоба Игоря Богданова и представление государственного обвинителя.

Так, Богданов в своей жалобе фактически обвиняет судью в каких-то нарушениях уголовно-процессуального закона и заявляет, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Однако все эти претензии не подкреплены какими-либо доказательствами и даже не конкретизированы. Видимо, по мнению Богданова, нарушением является сам факт того, что приговор был вынесен не в его пользу...

Примечательно, что этот так называемый потерпевший на протяжении практически всего времени рассмотрения дела в суде игнорировал заседания, тем самым демонстрируя степень собственной заинтересованности в исходе дела, а также неоднократно заявлял о том, что не знает, кто и когда якобы лишил его акций. Кроме того, им не был заявлен гражданский иск, а значит, финансовая сторона якобы произошедшего в 2005 году лишения акций Богданова не особенно интересовала.

В связи с этим возникает вполне логичный вопрос: почему и для кого так долго терпел Богданов, прежде чем обратиться в правоохранительные органы. И ради кого (по чьей просьбе) собирается терпеть и дальше, подавая сомнительного рода жалобу в областной суд? Ведь этими действиями неудавшийся потерпевший и те люди в погонах и без, которые, очевидно, стоят за ним, лишь в очередной раз выносят на всеобщее обозрение состряпанную следователями ГУ МВД региона "сказку". И если в случае с районным судом этим ребятам еще повезло самим не оказаться подозреваемыми в заведомо ложном доносе и фабрикации доказательств, то как знать, чем закончится новое прилюдное копание в грязном полицейском белье...

На что жалуетесь?

Еще больше вопросов вызывает апелляционное представление, поданное в областной суд государственным обвинением. Здесь, надо сказать, и вовсе клинический случай. Прокурорские работники просят отменить оправдательный приговор, потому что якобы не имели возможности допросить в суде некоторых свидетелей обвинения, а именно Л., Я., Б. и А.(спрятаны под первыми буквами своих фамилий в связи с запретом на разглашение персональных данных). То есть не допросили собственных свидетелей, чьи показания были оглашены в ходе процесса заместителем прокурора Октябрьского района Сергеем Паршиным по его же инициативе.

Кстати, одним из подписантов этого апелляционного представления как раз является Паршин. Тот самый Сергей Паршин, который неоднократно из заседания в заседание заявлял ходатайство об оглашении показаний свидетелей обвинения, что было зафиксировано не только в протоколе судебного заседания, но и на видеокамеры и диктофоны посещавших процесс журналистов. Однако сами представители стороны защиты — адвокаты Марины Шуляк Елена Сергун и Александр Селезнев длительное время настаивали на приводе в суд этих свидетелей, поэтому оглашение показаний, за которое так ратовал Паршин, раз от раза откладывалось. И лишь когда стало понятно, что неявка этих людей в суд может затянуть рассмотрение дела, стороны по делу согласились с очередным ходатайством Паршина об оглашении их показаний.

И вот теперь, после всего этого, Паршин заявляет, что суд не предоставил ему возможности опросить этих свидетелей! Более того, Паршин отмечает, что суд неоднократно возлагал лично на него обязанность обеспечить явку этих людей на процесс, хотя на самом деле этого не было. Это подтверждается не только протоколом судебного заседания, но и самими авторами апелляционного представления, которые рассказывают о фактах назначения принудительных приводов силами судебных приставов. Правда, по мнению надзорного органа, такие приводы носили "формальный характер".

Кроме того, не очень понятно, для чего вообще стороне обвинения могли понадобиться свидетели, чьи показания были оглашены в суде. Представители надзорного органа хотели услышать от этих людей что-то новое по поводу рассматриваемого дела? Они считают, что следователи, готовившие обвинительное заключение, задали им недостаточно вопросов? Но тогда зачем было вообще утверждать и поддерживать такое неполное обвинительное заключение?

Или, может быть, прокурорские работники увидели в показаниях свидетелей какие-то противоречия? Но если это действительно так, то полицейские обязаны были бы на стадии предварительного следствия провести очные ставки с участием этих людей и устранить имеющиеся противоречия. У них был шанс сделать это, когда прокуратура возвращала обвинительное заключение в ГСУ ГУ МВД региона для устранения выявленных недостатков.

Справедливости ради стоит отметить, что речь об этих свидетелях идет не только в представлении прокуратуры, но и в жалобе Богданова. Пикантности ситуации придает тот факт, что эти люди, укрывшиеся под заглавными буквами фамилий, так или иначе имеют отношение к самому Богданову (по знакомству и по бизнесу).

Получается, что во время предварительного следствия и рассмотрения дела в суде никого показания этих нескольких свидетелей не волновали. Так на что же в таком случае жалуются прокурорские работники и неудавшийся потерпевший? Для чего они это делают? И что такого нового они хотят услышать от свидетелей Л., Б., Я. и А., уже неоднократно дававших в ходе предварительного расследования показания, что это должно стать основанием для отмены оправдательного и вынесения обвинительного приговора в отношении Марины Шуляк?

Защита свидетелей

Самое первое предположение, которое приходит на ум: кто-то хочет оказать давление на свидетелей, чтобы они изменили ранее данные показания. Ведь двое из них на стадии предварительного следствия заявляли на допросе и очных ставках с Богдановым о том, что его никто ничего не лишал, а даже напротив — якобы потерпевший не вернул им деньги за проданные ему акции. Третий свидетель, имея с Богдановым совместный бизнес, был более прозаичным, отмечая, что ничего не помнит или не знает. А четвертая и вовсе прекратила все трудовые отношения с холдингом за несколько лет до описываемых потерпевшим событий.

Что теперь они могут или должны вспомнить, когда с момента возбуждения уголовного дела прошло уже почти три года, а со дня якобы совершенного в отношении Богданова преступления — почти 10 лет? Нет, конечно, мы все наслышаны о жестоких способах получения показаний в застенках отделов полиции. Бывали даже случаи с летальным исходом, когда человек ни в какую не хотел идти на "сделку со следствием". Что там говорить, было такое и в Саратовской области. При определенном приложении силы и энергии (преимущественно электрической) свидетели даже могут превратиться в обвиняемых и признаться в том, что убили Кеннеди, а после отправились плясать на амвоне. Но если те, кто продолжает раскручивать это дело, рассчитывают именно на такие "душевные" беседы со свидетелями, то как это допускают Богданов и представители надзорного органа? Первый по идее должен заботиться о собственных бизнес-партнерах, а вторые блюсти закон. В нашем же случае впору включать этих людей в программу защиты свидетелей, дабы при возможной попытке создания у них ложных воспоминаний не случилось каких-то непредвиденных человеческих жертв.

Тянут-потянут

В пользу версии о том, что некто хочет "поработать" со свидетелями, говорит и тот факт, что Богданов в своей жалобе, а прокурорские работники — в апелляционном представлении не ходатайствуют о вызове этих людей в областной суд, а настаивают именно на отмене оправдательного приговора и возвращении дела на новое рассмотрение в районный суд. Хотя не исключено, что это также связано с попыткой стороны обвинения затянуть процесс в ожидании истечения срока давности по статье, которая предъявлялась Марине Шуляк. Этот срок как раз подходит к концу в 2015 году.

В этом случае рассмотрение просто будет прекращено, а прокуратуре не придется извиняться перед Мариной Шуляк за незаконное уголовное преследование. Так что, возможно, нам еще предстоит узреть некую интерпретацию сказки "Репка" в исполнении известных по судебному процессу персонажей, а также закадровых опогоненных героев. Только вот кто из них будет исполнять роль дедки, а кто жучки или мышки — покажет время.

В свою очередь адвокат Марины Шуляк Елена Сергун подала в судебную коллегию по уголовным делам облсуда возражения на жалобу Богданова и представление прокуратуры. Она отмечает, что считает приговор Октябрьского районного суда города Саратова от 11 августа 2014 года законным, справедливым, а также основанным на полном и детальном исследовании всех доказательств имеющихся в материалах уголовного дела и представленных сторонами.

На наш вопрос о том, какие прогнозы у нее в отношении итога предстоящего рассмотрения дела в областном суде, Елена Сергун ответила следующее:

"Я не люблю гадать на кофейной гуще и предсказывать то, что зависит только от степени профессиональной состоятельности и личных человеческих качеств тех, кто будет рассматривать это дело. А еще от позиции руководства суда. Утверждаю однозначно, что в деле отсутствуют доказательства и состава и события преступления, вмененного моей подзащитной, что оправдательный приговор законен и обоснован. Не питаю никаких иллюзий по поводу отношения к этому приговору со стороны Аренина и Неяскина. Не питаю никаких иллюзий по поводу тех шагов, которые они сейчас предпринимают. Могу только констатировать, что тот "процессуальный хлам" и профессиональный брак, который под видом уголовных дел сейчас заваливает суды региона, прямое следствие чувства безнаказанности, сформировавшегося, очевидно, на фоне попустительства со стороны надзирающих органов. Если бы у них не было возможности "договориться между своими людьми", не было надежды на то, что "суд можно продавить", то не было бы того, что мы сейчас имеем. В любом случае, основная цель этих господ — вернуть все в суд первой инстанции и заставить его расхлебывать непрофессионально сваренную ими кашу. И еще. Ведь говорила я еще до направления дела в суд, что не надо этого делать. Испачкаетесь. Не поверили. При новом рассмотрении дела, если его сумеют "пролоббировать", боюсь, инициаторы просто утонут в этой грязи: от прослушек и сфальсифицированных по ним документов до непрофессионально проведенных экспертиз с последующими оргвыводами. А так все доказательства исследованы. Протоколы допросов и очных ставок оглашены по ходатайству обвинения. Они внесены в обвинительное заключение, утвержденное прокурором. Что еще нужно исследовать? Заказное дело — это всегда бумеранг, особенно в руках "профессионалов". А я в "профессиональные руки" подчиненных Аренина верю. Пусть кидают".

Заседание коллегии назначено на 2 октября текущего года.

Мы продолжим следить за развитием событий.

другие материалы
рубрики
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную