Директор Саратовского филиала ОАО "Энергосбыт Плюс": "На отдых в Европе деньги есть, а на квартплату нет"
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
-Михаил Деришев
#109 Репортерский отряд NEW: Саратов - Третий Рим
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
СВОБОДА СЛОВА   17.10.2014 | 10:45
Директор Саратовского филиала ОАО "Энергосбыт Плюс": "На отдых в Европе деньги есть, а на квартплату нет"
Просмотров: 747
Версия для печати
На фото: Александр Федоров

Осенью наш город представляет собой печальное зрелище — саратовцам приходится стоять в пробках из-за раскопанных дорог, перепрыгивать весело журчащие ручьи и канавы. Тем временем непрерывно растущие долги перед тепловиками не позволяют смотреть в будущее с оптимизмом — с "хвостом" в 2,4 млрд рублей нам вряд ли удастся перепрыгнуть в светлое завтра. 

Больше всего Саратовскому филиалу ОАО "Волжская территориальная генерирующая компания" должно не население города, а управляющие компании. Немалую часть этих средств вернуть практически невозможно — из-за местных особенностей ведения "бизнеса". Но  несмотря ни на что энергетики сдаваться не собираются. Недавно в  ВоТГК  прошла крупная реорганизация — из состава компании была выделена структура, которая отныне будет профессионально заниматься сбором задолженностей  — ОАО "Энергосбыт Плюс". Директор саратовского филиала этой организации Александр Федоров согласился пообщаться с нами и рассказать о планах на будущее.

Расскажите, пожалуйста,  о реорганизации. Для чего она была проведена?

— Если не вдаваться в подробности, то можно сказать так:  раньше теплогенерирующая компания была одна и отвечала за все. Теперь есть два направления — содержание и обслуживание сетей и собственно сбытовая деятельность. Основная задача курируемого мною подразделения — как получить деньги с нашего потребителя. Получается, теперь одна часть компании занимается только техническими вопросами, у них не болит голова за сбор средств. А мы специально "заточены" под финансовую сторону деятельности, занимаемся только сбором средств.

Есть ли какие-нибудь первые итоги вашей деятельности?

— Прошло не так много времени, чтобы делать какие-то выводы. Работа сейчас только настраивается. Нашими потребителями в Саратове являются  в основном  управляющие компании — не конечные потребители. Сейчас мы выходим на переговоры с УК, чтобы мы выступали как агенты по сбору денег.

У нас есть подготовленные специалисты, которые готовы ходить судиться. Когда мы этот процесс организуем, то надеемся, что собираемость по области будет намного выше.

Сейчас все жители Саратова видят бегущие по городу реки воды. Каждый раз хочется понять, кто виноват и куда обращаться.

— У теплогенерирующей компании чаще происходят не аварии, у нас — плановый ремонт, который не может закончиться. Часто жители звонят: они видят потоки горячей воды. Когда идет плановый ремонт теплотрассы и починка повреждений, наши специалисты откачивают из тепловой камеры воду. Но больших "рек" при этом не получается. Это процесс непродолжительный. Одним словом, если вода бежит мощно и несколько дней — это не к нам.

Во время гидравлических испытаний мы выявляем проблемные участки тепловых сетей. Во время опрессовок вода под высоким давлением подается в трубы. Мы находим протечку, потом устраняем проблему.

Безусловно, аварии бывают везде, как на любом предприятии. Но чтобы они носили системный характер — такого нет.

Сталкивается ли филиал с политическими моментами при взыскании долгов? Я имею в виду "неприкасаемые" УК, против которых правоохранительные органы бессильны.

— Мы сталкиваемся с тем, что каждый город работает по-разному. В Балакове ситуация одна, в Энгельсе другая. В Саратове особая ситуация, даже по районам. Многие компании создают свои расчетно-кассовые центры, мы в этой ситуации не можем ничего сделать.

Какие компании создают самые большие трудности в общении?

— Самый большой должник у нас  "Стройкомплект", с ним у нас довольно сложные взаимоотношения. Проводили не один раунд переговоров — пока они ни к чему не привели. Мы предлагаем перейти в тот расчетно-кассовый центр, который у нас есть, чтобы мы понимали, правильно ли они начисляют. Но компания поменяла вывеску, а в наш РКЦ не приходит. Очень хотелось бы выстроить единую схему взаимодействия с потребителями — это было бы удобно и нам и власти. И это было бы понятней населению.

Правда ли, что при прямых расчетах с населением  платежи доходят практически до 100 процентов?

— Да, почти — до 98 процентов. Но для этого нам надо работать с населением. А с ним общаются УК. А у них не хватает на это времени — они работают по капремонту, по обслуживанию домов. Для повышения уровня платежей у них руки не доходят. Мы готовы взять на себя эту нагрузку.

Как формируются тарифы ВоТГК? Закладывается ли в них ремонт теплотрасс?

— Ремонт, безусловно, заложен, но стоит учесть, что есть определенные индексы, которые утверждаются правительством. Вот есть тариф за прошлый год, и он не может вырасти больше 5 процентов.

Бытует мнение, что у тепловиков есть средства независимо от долгов управляющих компаний. Работы ведутся, в этом году реконструкция сети наиболее масштабная за последние годы.

— Лишних денег нет. Если вам интересно, то в 2014 году саратовский филиал планирует убыток в размере порядка 500 млн рублей. В 2013 году убыток составил 463 млн рублей, а в 2012 —  875 млн  рублей. Работы ведутся в кредит. Есть программа, которая заставляет нас экономить, заниматься оптимизацией процесса работы, численности — всего. Сколько человек работает в нашей компании? Около 4 тысяч. Им нужно платить. Есть выработка тепловой энергии, есть затраты на газ. Затем транспортировка, ремонт. Все это стоит денег. Жители говорят, тариф высокий, но никто не задается вопросом, почему он такой. Потому что энергетики его повышают или  что надо самим задуматься об экономии. Начать можно с простых вещей — выключать горячую воду, пока чистишь зубы. Мы к этому все не приучены, мы не задаем вопросов управляющей компании, что у нас в подвалах творится. Зато все говорят, что тепло стоит дорого. А когда мы делаем энергоэффективные предложения управляющим компаниям, они не соглашаются.

А у жильцов разве есть возможность как-то экономить на тепле батарей? Скажем, есть ли возможность установить вентили на радиаторы и индивидуальный теплосчетчик?

— С точки зрения жильца сэкономить на отоплении нельзя. Увы, но отопление в наших домах, как правило, смонтировано так, что об индивидуальных приборах учета не может быть и речи. Но на сегодняшний день есть технологии, которые позволяют экономить. Есть оборудование для энергосбережения – индивидуальный тепловой пункт, который устанавливается в подвале дома. Если объяснить простыми словами, он гоняет теплоноситель до тех пор, пока температура воды не упадет ниже допустимого уровня. Это очень экономно, потому что новая вода долго не закачивается в систему. Экономия составляет от 20 до 50 процентов. Любая УК может обратиться к нам для участия в этой программе.

Дорого ли стоит установка такого оборудования?

— Она зависит от конкретного дома. Могу сказать, что участие в программе окупается достаточно быстро — в течение года или полутора лет. А потом начинается реальная экономия.  Но УК всегда должна контролировать утечки тепла — нужно заделать щели, окна, посмотреть, что творится в подвале и на чердаке.

В моем родном Оренбурге такая технология уже начинает внедряться — управляющие компании обращаются к нам, становятся участниками. Пока в Саратове участником этой программы никто не стал, к сожалению.

Какие психологические моменты вы отмечаете при работе с населением? Что больше всего возмущает народ?

— Людей больше всего возмущает не стоимость услуги — высокая или нет, они недовольны тем, что не понимают, за что им начислили. Часто бывает так:  один месяц управляющая компания передает показания приборов учета, а другой месяц — нет. В итоге приходится рассчитывать по нормативу, сумма в графе "Отопление" начинает скакать, изменяться. Все это возмущает людей, они начинают искать подвох. Но это претензия, по сути, не к нам. Влияет также и погода. Сейчас мы работаем над тем, чтобы УК передавали нам показания в электронном виде. Чтобы этот процесс шел быстрее и проще.

От городской власти постоянно слышатся претензии в ваш адрес. А что бы вы хотели поменять в их работе: на что чиновники могли бы повлиять, но бездействуют?

— У нас взаимодействие происходит, мы практически через день бываем в администрации, собираемся по дебиторской задолженности, обсуждаем проблемы. Там собираются управляющие компании. Поэтому контроль со стороны администрации, безусловно,  есть. Мы преследуем единую цель: обеспечить надежное и качественное теплоснабжение потребителей. Поэтому в этом смысле пожелание может быть только одно — чтобы наша работа была эффективной, а поставленная общая цель — достигнутой.

Есть ли у вас такие должники, у которых и взять нечего даже по суду?

— Такие должники есть, иногда у них имеется только маленький кабинет и старый компьютер. Если мы вынесем его, нам еще спасибо скажут — за то, что помогли выкинуть. Но не все же компании такие. Сейчас грядет лицензирование УК, их количество неизбежно уменьшится, и они будут более качественно работать. Есть проект, который сейчас в Госдуме обсуждается, чтобы разделить функции управляющих компаний. Чтобы они занимались обслуживанием домов, а "ресурсники" напрямую работали бы с населением. Для нас это был бы большой шаг вперед. Но пока это только проект.

На какие еще новации в законодательстве вы надеетесь?

— Мы ждем решений о штрафных санкциях. На мой взгляд, они должны быть:  как мера, побуждающая платить вовремя. Не заплатил в срок — отдай эти несчастные тридцать копеек. Это стимулирует людей.

Но компания-беспредельщик как не платила, так и не будет платить. А долги будут накапливаться...

— Согласен. Есть еще масса несовершенств в законодательстве. Но у нас уже есть пример, когда директора УК посадили. Но для того, чтобы эту процедуру пройти, если мне не изменяет память, потребовалось три года. Это было непросто, было не одно решение суда...

Планируются ли аналогичные судебные процессы в отношении других директоров управляющих компаний?

— Мы пишем запросы в прокуратуру, пытаемся над этим вопросом работать, инициируем — нам обещают, что проведут какое-то там расследование. Мы не можем самостоятельно подать в суд на частное лицо — только на организацию, с которой у нас договорные отношения.

Правильно ли мнение о том, что за тепло не платят в основном асоциальные элементы?

— Разные бывают случаи. Бывает так, что человеку просто неудобно платить — он не хочет стоять в очереди. Кто-то забывает о сроках. Тут нужно работать с людьми:  кому-то предложить платить через пластиковую карточку, посылать SMS-уведомления. Это только бабушке приятней пойти, постоять в очереди, пообщаться с соседями. А есть те, кто просто не платит. Мы сейчас ведем переговоры с московскими агентствами, которые дают информацию банкам. Если мы соглашение с ними заключим, то многие люди лишатся возможности получать кредиты. Мы все законодательство перелопатили, чтобы понять, какие у нас есть меры воздействия на идейных неплательщиков. Были случаи, когда люди хотели хорошо отдохнуть за границей, но их не выпустили. Тогда они волей-неволей бежали к нам, чтобы оплатить долги. На отдых в Европе у них деньги есть, а на квартплату нет. Это разовые случаи, но они есть.

Получается, что пока законодательство не изменится, у вас нет реальных рычагов воздействия на управляющие компании, которые хронически не платят?

— Сегодня есть законодательно прописанная возможность ухода жителей на прямые расчеты. Есть целая процедура — для этого управляющая компания должна иметь задолженность более трех месяцев. Потом мы извещаем жителей и администрацию, что мы переходим на прямые расчеты. Но чтобы не создавать социальных взрывов, мы этого не делаем. Ведь это может привести к выставлению двойных квитанций.

В общем, пока рано подводить какие-то итоги. Думаю, что нам нужно встретиться и пообщаться через полгода. Тогда и посмотрим, что изменится. 

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную