История игрушек: финал
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА   26.10.2014 | 16:41
Лев Гурский
Просмотров: 614
Версия для печати
История игрушек: финал

При участии Д. ЛАССЕТЕРА и Ф. ВЕБЕРА

 

Игрушки в современном мире могут быть и такие,

которые несут негатив.

Нашим детям нужны такие,

которые не наносят вред

психологическому и моральному состоянию ребенка

Юлия Ерофеева

Уполномоченный по правам ребенка

в Саратовской области

— Ну все, молитесь, — говорит Шериф Вуди. — Если мой план не сработает, жить нам остался час, ровно до открытия магазина.

Вуди улыбается, но лишь потому, что создатели тряпичного ковбоя наградили его улыбающимся лицом. Иначе оно было бы сумрачным.

— Может, она не придет? — робко спрашивает собачка Спиралька. От нее исходит легкий звон: проволочная спинка трясется от страха.

— Ага, жди, — отвечает Мистер Картофельная Голова. Он тоже нервничает: снимает и надевает шляпу, отвинчивает и снова привинчивает свои сменные целлулоидные уши. — Еще как придет. Примчится! Страшная тетка. Защитница прав малышей на губернской зарплате — это напасть похуже, чем любая Баба Яга. Мне рассказывали, что в одной школе она не нашла в туалете бумаги и потребовала уволить директора. В другой школе опечатала актовый зал: дескать, там могут проводиться банкеты. Не то чтобы они там проводятся, но ведь МОГУТ!

— А в каком-то лицее, говорят, закрыла буфет, — испуганным фальцетом добавляет свинья-копилка Хэмм. — Нашла в меню салат из помидоров. Если уж помидоры у нее в черном списке, думаете, свинину она помилует? А я ведь тоже свинина, пусть и игрушечная!

— Подумаешь, буфет! Она и на уроках зверствует. — Бело-розовый медведь Лотсо судорожно приглаживает на макушке ворс, вставший дыбом. — На музыке, я слышал, такой переполох учинила! Даже Иоганна Себастьяна Баха не пощадила! Так прямо и сказала училке: от вашего Баха у бедных деток болит голова. Музыка, говорит, должна быть легкой: тили-тили, трали-вали, тыц-тыц, плям-плям! Клянусь, не я ей на ухо наступил! Это она такая по жизни...

— А еще мадам воюет с пластиковыми окнами, — вздыхает Базз Лайтер. Герой-космонавт не имеет права выказывать свой страх и старается, чтобы голос его звучал ровно. — Объявила, что из этих окон дети выпадают чаще, чем из простых. Откуда у нее такая статистика, хрен поймешь. Вот я, например, выпадал из окон три раза — и все три раза это были самые обыкновенные окна...

— Кошмар, — дрожащим шепотом откликается лошадка Буллзай. — Я тоже слышала о ней пару жутких историй. Вроде бы она изъяла из книжных магазинов "Дюймовочку" и "Русалочку" — сказала, что они пропагандируют сексуальную распущенность. И отправила на проверку "Тимура и его команду" и "Волшебника Изумрудного города" — нет ли там вовлечения несовершеннолетних в тоталитарные секты?

— Ну постойте, братцы, — пытается успокоить всех тиранозаврик Рекс. — Не паникуйте раньше времени. Может, пронесет, а? Пока у нее вроде главная мишень не мы, а другие игрушки, пупсы. Те, которые... Которые имеют такие признаки, что сразу ясно, он или она... Короче, как они там выражаются, анатомически правильные куклы. А мы-то все как раз неправильные! У настоящей свинки есть прорезь на спинке? Нет! А у Хэмма есть, для денежек. У обычных собак есть спираль вместо живота? Тоже нет! А у Спиральки, сами видите, все сделано из проволочек. Или вот у инопланетян наших — ну-ка пересчитайте — по три глаза на голове плюс антенна, а такого уж наверняка в жизни не бывает. А у Картофельной головы, наоборот, нет ничего, кроме головы. Даже Баззу с Вуди, думаю, не стоит волноваться. Базз, признайся честно, разве ты анатомически правильный?

— А вот это, ящерица, вообще не твое дело! — огрызается Базз. Космодесантник выглядит немного смущенным. — Может, мне просто со склада не все запчасти доставили? Спецификацию я не проверял. Может, в комплекте со скафандром, бластером и ракетами "Твистер" герою положены по статусу еще и эти самые... ну... признаки?

Игрушки на полке переглядываются. Чувствуя, что разговор утекает не в то русло, Шериф Вуди громко щелкает своим хлыстом.

— Друзья, не надейтесь, что пронесет, — говорит он. — Есть признаки или нету, ей без разницы. Боюсь, что для нее мы все одинаково вредные. Базз и я своим видом пропагандируем чуждый образ жизни, Хэмм и Картофан — символы продовольственного импорта, который они сами себе же перекрыли... Император Зург — воплощение империализма, Джесси — визитка феминизма, Рекс и Сержант, поскольку оба зеленые, будут отдуваться за "Гринпис". А вам, трехглазым, и тебе, Спиралька, придется отвечать за ГМО.

— Империализм... феминизм... Она что, правда такая умная? — с оттенком легкой зависти интересуется девушка-ковбой Джесси.

— Не то чтобы она сильно умная, она опытная, — грустно объясняет Вуди. — Мадам еще при большевиках успела поработать на фабрике игрушек, и с тех пор глаз у нее на врага наметан.

При словах "враг" и "большевики" бело-розовый медведь Лотсо инстинктивно вздрагивает, тревожно озирается и бормочет:

— Все, поговорили, пора валить! Своя шкурка ближе к телу. Двери, окна, трубы вентиляции, крысиные норы — из такого большого магазина наверняка есть хоть один выход. Вуди, ты там начал говорить про какой-то план — надеюсь, это план побега?

— Не совсем, — разводит тряпичными руками Шериф. Если бы у него была мимика, выражение лица стало бы сокрушенным. — Здание сравнительно новое, и крысиных ходов еще нет. На вентиляционных трубах стоят заглушки. А все три официальных входа перекрыты вплоть до начала рабочего дня. К счастью, осталась маленькая лазейка под главным воздуховодом. Но через нее никому не пролезть, кроме оловянных солдатиков. Скажите спасибо Сержанту: ночью он отправил наружу взвод со спецзаданием. Им удалось на каждой из трех дверей вывесить снаружи по табличке "Магазин закрыт. Обработка помещений от насекомых и грызунов". В России верят таким табличкам. Возможно, они задержат мадам хоть на сутки, а за это время мы уж точно сообразим, как отсюда сбежать... Главное для нас — выиграть эти сутки.

Медведь Лотсо с мрачным выражением морды чешет в затылке.

— Идея так себе, — бурчит он. — А вдруг она не умеет читать?

— Ну... Картофельная Голова пообещал для страховки план "Б", — с заминкой отвечает Вуди. — Деталей он раскрывать не хочет, но говорит, что на крайний случай это может и помочь. Что-то там как-то связанно с его родственником, двоюродным братом...

— С троюродным, — нехотя уточняет Картофельная Голова, — по линии моего парижского деда. Правда, этот Картофель Фри большой задавака, и совсем не факт, что он вообще захочет нас спасать...

Где-то над головой громко бьют часы. Один раз, два... девять.

Ничего пока не происходит. Минута, две... Игрушки с надеждой прислушиваются ко всем звукам, доносящимся снаружи. Из-за дверей слышится шум, неразборчивые возгласы, однако сами входные двери — все три — по-прежнему остаются плотно закрытыми.

— Кажется, мы победили, — неуверенно говорит Вуди.

— Победа! — радостно визжит хрюшка Хэмм.

В ту же секунду Фортуна отворачивается от наших героев. С треском распахивается центральная дверь, в магазин входит Она. Мадам Уполномоченная. Защитница на окладе. Вершительница судеб. От ее тяжеловесных командорских шагов сотрясаются стены.

— Кранты, — убито шепчет Базз Лайтер Шерифу Вуди. — Боюсь, что медведь был прав: она, похоже, на самом деле не умеет читать.

— Та-а-ак! — произносит мадам, озирая полки. — Посмо-о-отрим!

Игрушки, чувствуя, что настал их последний час, зажмуриваются, а семья инопланетян еще и прикрывает многочисленные глаза лапками.

И тут Фортуна, хмыкнув, снова поворачивается к нашим героям лицом: громко распахиваются две оставшиеся двери — правая и левая. Игрушки осторожно открывают глаза — и что они видят? Через правую дверь в торговый зал неуверенно вступает высокий растрепанный блондин в ботинках разного цвета и с погасшей сигаретой в руке. Через левую дверь в магазин вламывается целая толпа мужчин в одинаковых черных костюмах. Толпу возглавляет маленький мальчик с красивым, очень бледным и очень злым лицом.

— Хочу вот это! — говорит он с сильным французским акцентом, показывает пальцем на блондина и делает шаг ему навстречу. — Я покупаю вот этого месье. Упакуйте его для меня немедленно!

Мадам Уполномоченная, чуть-чуть не дойдя до полки, где притаились главные герои, разворачивается на 180 градусов и бросается к мальчику.

— Не-е-е-е-е-ет! — кричит она. — Я не позволю! Я запрещаю! Нельзя его покупать! Он курит! Он наверняка пьет! Он анатомически правильный! Он нанесет ребенку психологический и моральный вред!

Со своей полки игрушки радостно следят за бурными коллективными препирательствами мадам, мальчика, черных костюмов и блондина.

— План "Б", — довольно шепчет Картофельная Голова. — Сработал! Братан молодец, позвонил Пьеру Ришару, а тот привел своих. Пока они вместе отвлекают мадам, мы не только выберемся из магазина, но и запросто успеем добежать до канадской границы.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
26 октября 2014, 18:45
С огромным удовольствием прочитал данную публикацию. Мы всегда возмущаемся дуростью Ерофеевой, а она на это и расчитывает - лишний пиар ! А вот так тонко, с сарказмом и иронией, написать - респект автору. После такой "рекламы" порядочный человек задумался бы. Но это порядочный, а протеже "великого карлика" таковыми не бывают
ответить
27 октября 2014, 18:38
Забавный фельетон на серьезную тему. Чиновники творят произвол по своему усмотрению, увлекаются запретами, пытаются установить жесткую регламентаццию всех сторон жизни. .Но пусть они оставят в покое хотя бы детей, если уже взрослые готовы терпеть их бюрократический произвол.
ответить
на главную