Без ПМС никак

Без ПМС никак
Путевая машинная станция № 200
Впрочем, в первопрестольной считают, что все будет хорошо. Ведь "для стабилизации социально-психологического климата проводились рабочие собрания, на которых обсуждались наиболее острые и наболевшие вопросы о дальнейшем трудоустройстве каждого высвобождаемого работника"

Помните чеховский рассказ "Злоумышленник"? На железной дороге поймали мужичонку, который откручивал гайки. Уже у следователя выяснилось, что это он не со зла, а от недопонимания — готовился к рыбалке, нужно было грузило. Тот факт, что от подобных действий может опрокинуться целый поезд, не укладывался в его голове: "Ежели б я рельсу унес или, положим, бревно поперек ейного пути положил, ну, тогды, пожалуй, своротило бы поезд, а то... тьфу! Гайка!"

Нельзя сказать, чтобы жизнь в поселке Заволжский била ключом. Три с половиной тысячи человек населения, полтора десятка улиц, до Пугачева 20 километров, а до Саратова — 180. Понятно, что с работой в поселке не фонтан. Есть лишь два варианта трудоустройства: в каменный карьер и на железную дорогу. Причем на каменоломнях платят столько, что в Саратове за такие деньги и Джамшут метлой не махнет — 7-10 тысяч рублей. Железнодорожникам платят гораздо лучше — в среднем от 18 до 23 тысяч, а мастер участка или крановщик и вовсе может заработать 40 тысяч рублей.

В отличие от сотен умирающих поселков Саратовской области Заволжский пока живет. Здесь есть молодежь, а у взрослых людей быт спокойный, устоявшийся. Почти у всех огороды, кое-какой скот. И вот недавно грянул гром среди ясного неба. Пришел приказ ликвидировать ПМС. На корню как явление. Жертвами этого жестокого приказа стали 170 семей.

Путевая машинная станция № 200 всегда была в передовиках. Местные спецы ремонтировали железнодорожные пути от Астрахани до Казахстана и частенько перевыполняли план. В прошлом году, к примеру, им нужно было отремонтировать 55,7 километра путей, а в итоге они сделали 69,3 километра, или 124,2 % от плана. Но такие стахановские темпы работы не спасли ПМС-200 от страшного явления под названием "ликвидация".

Многим работникам предложили места на станциях Багаевка и Сенная. Но без предоставления жилья. В итоге люди будут вынуждены либо ездить за 100 или 200 километров на работу, либо снимать квартиру. Многие не согласны ехать из-за понижения зарплаты — на новых местах нет вакансий для рабочих высокой квалификации.

Отчаявшись, коллектив ПМС-200 написал письмо президенту РФ. Там есть такие строки: "Мы всегда выполняли поставленные перед нами задачи, даже при такой мизерной численности людей. Поселок у нас небольшой — людям просто негде будет работать, они могут остаться без средств к существованию! Просим не допустить закрытия нашего ПМС-200. Окажите содействие!"

Многие работают на станции целыми династиями — тут трудятся оба супруга и подросшие дети. Поэтому закрытие станет для таких семей настоящей трагедией. На днях составителям письма руководству страны пришел ответ из Центральной дирекции по ремонту путей ОАО РЖД. Послание из Москвы не обнадеживало: "Проанализировав финансово-хозяйственную деятельность всех путевых машинных станций Приволжской дирекции по ремонту пути, руководством дирекции по согласованию с начальником Приволжской железной дороги было принято решение об объединении ПМС-200 станции Иргиз и ПМС-154 станции Сенная за счет упразднения ПМС-200". А все потому, что произошло "снижение объемов перевозок и доходов компании".

Впрочем, в первопрестольной считают, что все будет хорошо. Ведь "для стабилизации социально-психологического климата проводились рабочие собрания, на которых обсуждались наиболее острые и наболевшие вопросы о дальнейшем трудоустройстве каждого высвобождаемого работника". Жаль, что работники станции, которым грозит полное разрушение привычного уютного быта, такой заботы не оценили и по-прежнему желают, чтобы их не трогали.

Смотришь на такую "оптимизацию" и почему-то вспоминаешь рассказ Чехова, в котором мужики таскали с железной дороги гайки для рыбной ловли. Вот только сегодня в роли "непонимающих" выступают высокие сановники, под видом экономии выкручивающие "винтики" из огромной отлаженной системы.